Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыкальный критик Андрей Бурлака о поп-конкурсе "Новая волна"


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Сергей Тарасов: Призовой фонд международного конкурса «Новая волна» увеличился в этом году до 140 тысяч долларов, в конкурсе участвуют 17 юношей и девушек в основном из европейских стран, россиян - трое. Конкурс будет транслироваться по каналу РТР в прайм-тайм. Среди почетных гостей - Джо Кокер. О поп-конкурсе "Новая волна" Елена Фанайлова беседовала с музыкальным критиком Андреем Бурлакой.



Елена Фанайлова: Конкурс "Новая волна" проходит с определенной помпой в большом концертном зале Юрмалы. Большие деньги привлечены на этот конкурс, который придумали в свое время Раймонд Паулс и Игорь Крутой. Вот стоит ли таких денег все это шоу?



Андрей Бурлака: Мне кажется, оно все стоит три рубля, если честно говорить. И если говорить о Паулсе, который, безусловно, был талантливый, яркий композитор, то Игорь Крутой - мне о его художественном вкусе говорить сложно. Мне кажется, что это большая такая машина по отмывке криминальных денег, и все эти разговоры о каких-то реальных вложениях... я не знаю во что... в рекламу - может быть, да, в рекламу они вкладывают огромные деньги, поскольку все это построено на такой бесконечной саморекламе: артисты эти мелькают бесконечно в лентах новостей, соответственно, их показывают во всевозможных ток-шоу, поскольку там нужны узнаваемые лица. Многих из певцов, которых я постоянно слышал в таком листе, я даже не знаю ни одной их ноты, ни одной их строчки, ни одной их песни, зато я знаю, что, там, певец Х подрался с певцом Y в ночном клубе Z , что тот же певец Y заблудился в туалете другого какого-то клуба и так далее, и тому подобное, какие-то совершенно бессмысленные, безумные якобы новости. Но для меня это, как для журналиста, все представляется колоссальной машиной для надувания воздушных шаров, которые нам выдаются за форму искусства. Это все к искусству не имеет ни малейшего отношения.



Елена Фанайлова: Мы можем сравнить конкурс "Новая волна" с каким-то аналогичным западным конкурсом? Существуют ли такого рода конкурсы в Европе?



Андрей Бурлака: Эпоха конкурсов себя немножко изжила. Западный музыкальный рынок пришел к тому, что уже некому и не за что соревноваться. Безусловно, существует до сих пор еще "Сан-Ремо", как специфический, сугубо итальянский конкурс, который существует много лет. И он такой символический, конечно, стал. Ну да, это лучшее, что есть в итальянской музыке, но там действительно имена, которые остались в истории мировой популярной музыки. Боюсь, что то же самое сказать о лауреатах Юрмалы... Весь мир прошел эпоху соревновательности, поэтому что соревноваться… как можно сравнивать бифштекс и мороженое-эскимо, это разные вещи, по-разному вкусные. Или также точно нельзя сравнивать опилки и цемент - и то, и другое нужно, но есть невозможно. У нас такой конкурс - соревнуются-то бессодержательные, безвкусные и абсолютно стерильные какие-то артисты. Все это напоминает советскую эстраду, но в намного ухудшенном варианте. Там все-таки были музыканты и все-таки были композиторы, которые сочиняли песни. А здесь такие ремесленники, которые клепают, как правило, надергав цитаты из западных оригиналов, поделки на один день, которые, извините меня, спеть вечером под гитару на скамейке молодые люди едва ли соберутся. Вот у меня периодически поют во дворе молодые люди, но они почему-то поют до сих пор Цоя, Гребенщикова, Шевчука, Мамонова, не поют они Диму Билана, не поют они группу " Smash !". Vox populi - vox dei, глас народа не поддается манипулированию.



Елена Фанайлова: Так считает Андрей Бурлака, петербуржский музыкальный критик


XS
SM
MD
LG