Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Что плохого в том, что я люблю русское искусство?» – с вызовом в голосе спросила радиослушательница Наталья из Москвы. Дело было в прямом эфире программы «Все свободны».


Я и художник Сергей Цигаль, сидевший рядом со мной в студии, несколько замешкались… Мы оба чувствовали, что любить именно русское искусство – таки да, плохо, но есть вопросы, поставленные столь хитро, что почти любой ответ на них окажется либо беспомощным, либо огнеопасным.


Пока мы мешкали, Наталья, как и следовало ожидать, быстро соскочила с искусствоведения на национальность моего гостя – и была выведена из эфира к чертовой матери. Однако ж тезис, ею, в сущности, вполне высказанный, заслуживает медленного разбора.


Попробуем же на зубок любовь к русскому искусству – что это за любовь такая? И что в ней плохого? Нет, впрямь: что может быть плохого в том, что человек любит, скажем, Льва Толстого и Константина Коровина?


А вот что.


Человек, ставящий во главу угла национальную принадлежность художника, явочным порядком отрицает само искусство, которому совершенно до фонаря эти паспортные подробности. У искусства нет национальности, а там где она появляется, искусство-то как раз и заканчивается.


Вот Илья Глазунов – русский художник, ешьте на здоровье. А Лев Толстой – не русский писатель. Он – просто – писатель, равного которому, может быть, не было.


Как нет и не было равного Баху, который принадлежит мне ровно в той же степени, в какой принадлежит он любому культурному человеку, хоть в Германии, хоть в Патагонии.


Национальность же в случае с Бахом – такая же подробность, как его телосложение или группа крови. И объяснять феномен Толстого его русскостью – все равно что утверждать, что писательский гений прямо связан с вегетарианством.


Искусство растворено в мировом воздухе.


Коровин был импрессионистом, и я слабо представляю себе человека, которому нравится Коровин, а Ренуар и Сислей – не нравятся. И если найдется смельчак, готовый заявить такое – не верьте ему, он не любит Коровина и не знает Коровина! Коровин – просто подпорка для его дурной идеологемы.


Ибо в живописи линия водораздела проходит, разумеется, не между Коровиным и Сислеем, а между Коровиным и, например, Перовым, автором картины «Тройка». И оба они были бы чрезвычайно удивлены, узнав, что Наталья из Москвы любит их обоих за единый правильный пятый пункт.


Кстати: а Шагала вы любите, Наталья? Или это уже не русское искусство?


Риторический вопрос.


Не любит Наталья никакое искусство. Не стану обвинять ее в неискренности – скорее всего, она попросту не отдает себе отчета в том, что руководит ее художественными пристрастиями… Наталья любит свое ощущение русскости и лялькает его. Но это уже не имеет никакого отношения ни к живописи, ни к литературе, ни к музыке.


И не при чем тут ни Лев Толстой, ни Петр Чайковский, у которого мама, как на грех, была француженкой.


  • 16x9 Image

    Виктор Шендерович

    Сотрудничает с РС с 2003 года. Редактор и ведущий программы "Все свободны" (2003 - 2009).
    Родился в 1958 г. в Москве. Писатель, публицист, драматург. Был сценаристом телепрограммы "Куклы", автором и ведущим телепрограмм "Итого" и "Бесплатный сыр". Лауреат премий "Золотой Остап" в номинации "Писатель", "Золотое перо России", дважды - телевизионной премии "Тэфи".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG