Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инфляция в Зимбабве



Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев : На этой неделе в Зимбабве появилась новая купюра - в 100 миллиардов местных долларов. Инфляция в этой южноафриканской стране, только по официальным данным, превышает 2 миллиона процентов в год. По неофициальным оценкам, она составляет от 8 до 12 миллионов процентов! Цены в Зимбабве удваиваются каждые несколько дней. Подробнее об этом Сергей Сенинский в традиционной «Экономической панораме».



Сергей Сенинский : Еще неделю назад за 80 миллиардов местных долларов, это месячный заработок учителя в Зимбаве, можно было купить две буханки хлеба. Если, конечно, их найти в магазинах... Теперь уже одна буханка стоит 100 миллиардов. Ровно столько, сколько значится на новой купюре, только что выпущенной Центральным банком Зимбабве.


На «черном» валютном рынке за неё теперь не дадут и 1 американского доллара. Хотя еще две недели назад давали 1,5 доллара. В таких условиях средством платежей становится именно иностранная валюта. Из города Мутаре на востоке Зимбабве - сотрудник местного отделения Союза потребителей Самсон Мугаре:



Самсон Мугаре : Именно это и происходит в Зимбабве сегодня. Люди не могут пользоваться местной валютой потому, что речь уже идет о триллионах. На сегодня, максимум, что можно снять со своего же счета в банке за один день - 500 миллиардов местных долларов. Но этого не хватит даже на то, чтобы купить болеутоляющее лекарство. Так что люди здесь предпочитают иностранную валюту - южноафриканские ранды или американские доллары.



Сергей Сенинский : Пол-литра молока стоит в Зимбабве почти четверть триллиона местных долларов, а килограмм мяса - полтриллиона. Но это, во-первых, только на сегодня, а во-вторых, цены официальные - товары по ним мало кому доступны. И неудивительно, что на смену обычным товарно-денежным отношениям приходят товарно-товарные. По сути, параллельная экономика. Из США эксперт по странам южной Африки Тим Бёрк, профессор колледжа Swarthmore , штат Пенсильвания:



Тим Берк : Её объемы огромны... В легальной экономике почти никто не работает. Сегодня трудно представить себе жителя Зимбабве, который имел бы возможность купить что-либо в магазине. Это могут сделать, например, сотрудники иностранных посольств или те немногие жители страны, которые имеют доступ к иностранной валюте.


А главное - в большинстве магазинов просто ничего нет!.. Есть лишь в нескольких магазинах, но только для узкого круга избранных и напоказ. Этакие созданные правительством «потемкинские» деревни.


Основная экономика страны - это бартер и нелегальные поставки товаров и продуктов через границу. И еще небольшие подсобные хозяйства, чтобы иметь продукты питания и для своей семьи, и для обмена...



Сергей Сенинский : Но бартер приходит на смену обычной торговле, за деньги, не вдруг. Тем более - как массовое явление...



Тим Берк : Это сложилось задолго до нынешнего экономического кризиса. Катастрофическое падение национальной валюты началось в Зимбабве еще в 1998 году. И люди стали переходить на бартер. Для обмена привозили товары из Южной Африки и других соседних стран.


Например, по мосту через реку Замбези можно попасть в город Ливингстон в Замбии. И по этому мосту постоянно тянулся поток такси. Жители Зимбабве везли в Ливингстон выпеченный дома хлеб, чтобы обменять его на бытовые товары и электронику. Радиоприемники и магнитофоны стали, по сути, «параллельной» валютой и предметами обмена.


Теперь на том же мосту вы уже не увидите такси... Людям просто нечем за него платить. Они идут через мост пешком и, увы, уже не за электроникой. Людям нужны товары первой необходимости: мыло, соль, продукты питания, одежда. Речь идет о том, чтобы просто выжить...



Самсон Мугаре : Мы живем на востоке страны, вблизи границы с Мозамбиком. И у нас в области выращивают картошку и капусту, а вот риса у нас нет. Зато он есть в Мозамбике. Так что картошку меняют на рис - в зависимости от текущего обменного курса такого бартера. Сегодня, например, за 15 килограммов картошки можно получить 10 килограммов риса.



Сергей Сенинский : О гиперинфляции экономисты говорят, когда рост цен превышает 50 процентов в месяц, или 13 тысяч процентов год. Мелочь, по сравнению миллионами процентов в Зимбабве. Нынешняя инфляция в этой стране уже втрое опережает гиперинфляцию в Германии в начале 20-х годов прошлого века, когда печки в домах топили ассигнациями, ибо горели они дольше, чем те дрова, которые на эти деньги можно было купить.


Сегодня в Зимбабве, в открытых еще магазинах и ресторанах, цены пока не удваиваются дважды на дню. Зато уже по несколько раз в день обновляются. Самсон Мугаре:



Самсон Мугаре : Носить такие деньги в кармане просто невозможно. Так что люди ходят с сумками, в которых лежат «кирпичи» - так здесь называют упакованные в банке пачки денег. Если в сумке - 4-5 таких кирпичей, значит - у вас есть несколько триллионов, в купюрах от 5 до 25 миллиардов местных долларов.



Сергей Сенинский : Официально работающими в стране числятся не более 15-20 процентов всех, кто мог бы работать. А большинство предприятий загружены едва на треть своих мощностей.



Самсон Мугаре : Это правда, что 80 или даже 85 процентов населения официально нигде не работает. Люди выживают в основном за счет торговли тем, что они привозят из соседних стран. Другие получают доходы от продажи валюты. Еще одна бойкая область торговли - мобильные телефоны. Но большая часть населения все-таки нигде не работает. Так что положение очень тяжелая...



Сергей Сенинский : Немецкая компания, печатавшая до недавнего времени валюту для Зимбвавше, теперь расторгла контракт. Правительство Зимбабве пытается договориться с фирмами Малайзии или Индонезии. В стране не исключают, что на следующей купюре будет значиться уже один триллион. Четверть века назад зимбабвийский доллар стоил дороже американского...



XS
SM
MD
LG