Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший зять президента Казахстана обвинил бывшего тестя в присвоении миллиардов долларов из государственного бюджета


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Александр Гостев : Бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев в серии интервью западным средствам массовой информации обвинил бывшего тестя в присвоении миллиардов долларов из государственного бюджета, а также в получении взяток от руководителей работающих на территории страны компаний. По словам Алиева, Назарбаев тайно владеет долями в предприятиях нефтегазовой, медной и урановой промышленности, имеет несколько оффшорных банковских счетов. Алиев предоставил банковские документы и копии чеков, выписанных на имя сотрудников Назарбаева в банках Индонезии и Лихтенштейна. Алиев, заочно осужденный в Казахстане на длительный срок тюремного заключения, скрывается в Западной Европе. В Казахстане его, бывшего заместителя председателя Комитета Национальной Безопасности, обвиняют в похищении людей, вымогательстве, попытке государственного переворота и измене родины. О серьезности обвинений в адрес президента Казахстана с информированным алма-атинским журналистом, обозревателем Радио Свобода/Радио Свободная Европа Мерхатом Шарипжаном беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Насколько серьезны обвинения, которые выдвинуты Алиевым против Назарбаева? Этому можно верить?



Мерхат Шарипжан: Документы, которые он представил, скорее всего, это оригиналы. Я думаю, что такой человек такого уровня как Рахат Алиев не будет представлять какие-то подделки, говорить что-то необоснованное. Я думаю, что все это соответствует действительности. Но поскольку мы говорим о западной юриспруденции, все это надо доказывать.



Андрей Шарый: Есть ли какая-то реакция казахстанских властей или самоно Назарбаева на это интервью?



Мерхат Шарипжан: Да, на это интервью пока реакции никакой нет.



Андрей Шарый: И не будет, видимо?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, что не будет, поскольку молчание - это тактика, которую выбрало правительство Казахстана, Назарбаев в первую очередь. Поскольку все прекрасно понимают, что все эти обвинения в принципе имеют основания, там были попытки у Рахата Алиева опубликовать, если можно так выразиться, некоторые телефонные разговоры, прослушки, разговоры между высокопоставленными чиновниками с Назарбаевым непосредственно, все равно это было реальной подделкой, что это объявлено ложью. Но незамедлительно после этого начались аресты, разборки. Совершенно недавно, в этом месяце, погиб при загадочных обстоятельствах один из ключевых фигур в этом деле. Это бывший генерал КГБ Мажренов, который был найден повесившимся в камере в следственном изоляторе. Борьба идет.



Андрей Шарый: Речь идет о борьбе между несколькими кланами за власть, или это внутрисемейные разборки вокруг Назарбаева?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, что это и то, и другое. В данной ситуации это, скорее всего, Рахат Алиев против Назарбаева. Но если брать глубже, Рахат Алиев был, скажем так, мягко выдворен из страны вначале, а потом было начато преследование против него уголовное. Все это началось, напомню вам, с трагических, можно сказать, событий прошлого года, когда исчезли два основных менеджера "Нурбанка" - это один из основных банков в Алма-Ате. До сих пор их местонахождение неизвестно. Шум был очень сильный, но было ясно, что это борьба не просто кланов, а борьба людей в системе, которая могла привести к очень тяжким последствиям. Система как бы вынудила Назарбаева принести в жертву собственного зятя. А зять уже начал свою борьбу против Назарбаева. Но опять же борьбой это назвать такой конкретной трудно, поскольку Рахат Алиев скидывает такую информацию по порциям, и каждый раз это все серьезнее и серьезнее, то можно сказать, что эта борьба еще не набрала тот уровень, который она может набрать. В Казахстане он осужден не на 20 лет, а на 40, потому что два суда было заочных против Рахата Алиева - там и измена родине, и суд армейский был. И военный трибунал был, и гражданский. И там, и там ему дали 20 лет.


Много лет он был одним из тех, кого можно было бы назвать защитником интересов семьи Назарбаева, поскольку сам был ближайшим родственником Назарбаева. Даже по казахским канонам это муж старшей дочери, это очень большое звание.



Андрей Шарый: Генеральское.



Мерхат Шарипжан: Да, он и был генералом уже в 30 лет. Он прекрасно понимает, как спецслужбы работают, к чему это может привести.



Андрей Шарый: Как-то эта ситуация влияет на внутриполитическую ситуацию в Казахстане?



Мерхат Шарипжан: Проблема Рахата Алиева в том, что его попытка показать себя жертвой, натыкается на память. А я говорю о том времени, когда он был фактически руководителем КНБ. А все прекрасно помнят с какими трагическими моментами в истории современного Казахстана ассоциировалось имя Рахата Алиева. Это, скорее всего, не будет воспринято серьезно ни оппозицией, которая так к Рахату Алиеву и не потянулась, хотя были попытки со стороны Рахата Алиева показать, что он сейчас в лагере.



Андрей Шарый: Что касается самого Назарбаева, на его популярности это как-то сказывается или нет?



Мерхат Шарипжан: Средства массовой информации в Казахстане контролирвуются финансовыми группами, которые близки Назарбаеву или членам его семьи, сегодняшним членам его семьи, не бывшим. Они как бы это раскрутили совсем в другую сторону. Наоборот, вот Назарбаев такой справедливый, он даже не пожалел зятя. Популярности это его прибавило, хотя, конечно, думающие люди ждут, хотя люди, знающие прошлое Рахата Алиева, ждут какие еще новости они узнают или подтверждения своих догадок или предположений относительно каких-то не совсем приятных действий со стороны Назарбаева в отношении не только его родственников, а вообще в отношении страны.



XS
SM
MD
LG