Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как живет деревня Тюлюк в Челябинской области? Почему в Ижевске на детской площадке строятся виллы чиновников? Жители Самары протестуют против уничтожения городских скверов. В Саранске поют песни Высоцкого. Ленинградская область: Наконец-то, в Прибытковской библиотеке появилась печка. Сочи: Инвалид Гиви Тамаришвили мечтает побывать на сочинском пляже. Псков: Что делать со стаями бродячих собак? Калужская область: Городок ищет себе начальство. Благовещенск: Россия с точки зрения мотоциклиста-путешественника.



Владимир Абарбанель : Как живет деревня Тюлюк в Челябинской области? Почему в Ижевске на детской площадке строятся виллы чиновников? Жители Самары протестуют против уничтожения городских скверов. В Саранске поют песни Высоцкого. Ленинградская область: Наконец-то, в Прибытковской библиотеке появилась печка. Сочи: Инвалид Гиви Тамаришвили мечтает побывать на сочинском пляже. Псков: Что делать со стаями бродячих собак? Калужская область: Городок ищет себе начальство. Благовещенск: Россия с точки зрения мотоциклиста-путешественника.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:




Село Тюлюк
В минувшие выходные мне довелось побывать в деревне Тюлюк, что в Катав-Ивановском районе Челябинской области. От города – 3 часа езды на автомобиле сначала по трассе М-5, которую из плохого покрытия, гористой местности, узости и извилистости нарекли «дорогой смерти», а затем долго – по сельским дорогам, ухабистым и не асфальтированным. Природа здесь потрясающая, кругом горы, тайга, горные речки. Именно поэтому сюда круглый год стремится большой поток туристов и открываются маленькие кэмпинги. Однако для местных жителей от красот природы и наплыва туристов толку мало.

Я попросил рассказать о том, как живется в такой живописной глухомани одну из сельчанок. Она не хотела называть своего настоящего имени. Ее псевдоним на время репортажа - Марина. Она приехала в Тюлюк 28 лет назад, выйдя замуж за местного. Свой рассказ Марина начала со школьных проблем.



Марина : В школе у нас учеников, конечно, немного. Учителей бы надо молодых, учителя физкультуры, допустим, нет, английского языка у нас нет – только немецкий язык. Музыку бы нам надо. У нас преподаватель уехала. Девять классов у нас, а так учителя у нас со стажем. За счет директрисы, конечно, школа держится. Она – молодец, открыла садик там. Много народу там работает, конечно, женщины, кочегары, технички тоже задействованы. Сейчас со школой родители беспокоятся – открыли наркологический… От наркотиков лечат, наверное, реабилитацию проходят. Поэтому родители боятся этого. Прямо рядом со школой…



Александр Валиев : Школьные проблемы нехватки учителей, кончено, важны, но все же не настолько, как проблема связи, например. В Тюлюке не ловят мобильные и нет телефонов. Есть лишь один таксофон, но это связь односторонняя и, увы, ненадежная, так как электричество здесь часто отключают. Накануне нашего приезда в Тюлюк света не было 2 недели. У многих пропали продукты, так как погреба не спасают.



Марина : Почта работает у нас, конечно, плохо. Связи нет. Если что-то случается, только когда приедут, что-то скажут. Связь есть, но света нет, и часто бывает, что не дозвонишься. Вот сейчас МТС делают. Населения-то вроде много, дачников, туристов…. Путин еще хотел, чтобы везде связь была постоянная. Медведев, может быть, сделает. И со светом, вы видели, какая у нас проблема. Очень часто света не бывает – по 10 дней, по две недели. Линию новую сделали, мы обрадовались, думали, что светом будем, но… Без воды очень долго жили – восемь месяцев.



Александр Валиев : Отдельная тема – медицинское обслуживание. В Тюлюке только фельдшерский пункт, но фельдшер, увы, попивает. Так что надежды на нее, в случае чего, мало…



Марина: Медицинского у нас… Ни «скорой помощи» нет… Врач недавно стала работать, но… Она очень хорошая вроде, но проблемная тоже. Бывает поддает. Сейчас вроде бы лечилась, но надолго ее не хватает. Прививки. Только ребенок рождается, нам приходится в Юрюзань на прививки везти, а это 60 километров – или машину нанимай, или на автобусе. Это тоже проблема номер 1. А так даже если что-то случится, «скорая» когда приедет? Приходится нанимать машину и ехать в Юрюзань.



Александр Валиев : Воды в Тюлюке много – одноименная горная речка, плюс недалеко река Юрюзань. Только вот в домах водоснабжение зачастую отсутствует. Бывает по полгода. Вот и приходится женщинам, как в старые времена, ходить с ведрами на речку или на ручей.



Марина : Сейчас пока сделали воду, не знаю – надолго ли. Система-то вся старая. Мотор сгорел, потом мотор взяли, потом еще там проблемы были с подключением. То один, то счетчик, то еще что-то. И вот мы восемь месяцев без воды были. Во-первых, зимой у нас где-то в декабре месяце все заморозилось, а потом с мотором случилось. А зимой не сделаешь. Так вот, считаю, до осени и остались. Берем ведра и на речку. Конечно, это очень тяжело.



Александр Валиев : Наплыв туристов спровоцировал в Тюлюке рост цен на жилье. Казалось бы, надо радоваться, но нет - молодым невозможно купить дом. Даже взять кредит – нереально. Если в прошлом году домик с землей можно было приобрести за 350 тысяч, то сегодня цены выросли почти вдвое, для сельчан это неподъемные суммы. Работают тут на лесозаготовках, женщины – в местных учреждениях. Зарплата в 15 тысяч считается очень высокой.



Марина : Если они поженились, то для них дом взять и купить – проблема. Во-первых, в городе ссуды дают. Здесь один тоже женился, у него трое детей. Он пытался ссуду взять и дом построить – землю, допустим, дадут, а дальше-то?! Это очень дорого. В городе почему-то выделяют, а в деревне – нет.



Александровка
Александр Валиев : Рядом с Тюлюком, на расстоянии 20 километров жутких дорог, есть деревня Александровка. Там мы тоже были. Когда-то, еще в 70-е там был лесхоз. Но сегодня всего несколько домиков. Нет ни магазина, ни электричества, ни маломальского медицинского пункта. Но туда едут горожане - жители Челябинска, уставшие от жизни в мегаполисе.



Марина : Очень красивая деревня, конечно. Люди приезжают из Челябинска. Там дома тоже очень дорогие, но цена, конечно, поменьше там. Приезжают, строятся. Нам, конечно, дико – без света, а они радуются этому. Устали, видно, от городской жизни. А нам дико. Как без света-то? Самое главное, мне кажется, - это свет. Где телевизор посмотришь, где холодильник. И так вроде без света вечером…. А им нормально. Они говорят – нам свет не нужен.



Александр Валиев : Так живет уральская глубинка. Без света, без водопровода, с плохими дорогами, вдалеке от медицинских и культурных учреждений, предоставленная самой себе и природе.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Еще недавно тихое ижевское захолустье, район так называемой Культбазы, удаленный от заводов и магистралей, теперь стал объектом повышенного внимания застройщиков. При строительстве коммерческого жилья здесь горели частные деревянные домики. И вот уже скоро год идут судебные разбирательства по иску жителей проезда Жуковского против застройки детской площадки коттеджами двух заместителей министров – МВД и образования Удмуртии.


Проезд Жуковского остался пока еще целиком кварталом частников – добротные дома, владельцы живут рядом из поколения в поколение. И когда пять лет назад узнали о планах чиновников отобрать у них 25 соток зелени, где официально и фактически была детская площадка, соседи дружно восстали. А вот в суде заодно с претендентами на участок – двумя замминистрами – единой командой против горожан выступают администрация города, Управление архитектуры, Горкомзем, органы регистрации.


Поначалу ответчики хотели доказать, что никакой детской площадки здесь нет и не было, это, мол, просто пустырь, пустошь. Вот что на это отвечает один из инициаторов обращения в суд, Николай Корляков, сам все свои детские и отроческие годы проведший именно на детской площадке рядом с домом своего деда, теперь унаследованным им.



Николай Корляков : Вот песочница, столик. Конечно, травой заросло, потому что здесь машины не ходят. Здесь дети бегают по этой траве. Эта горка постоянно чистилась и зимой заливалась. Ею пользовались круглый год! Здесь ребята в футбол играют, а здесь баскетбольное кольцо. Здесь на дереве дом был, внутри веток. Ребята залезали вверх. В прошлом году она использовалась не только жителями, но и окружающими детскими учреждениями. Последние годы, когда перестало государство помогать, все это делалось за счет жителей. Эта горка построена на средства самих жильцов. Все уборки, все выкашивания…



Надежда Гладыш : О возможном появлении новых соседей население проезда узнало пять лет назад, когда некие люди попытались собрать подписи о согласии на застройку площадки. Говорит Корляков-старший, Владимир Николаевич, также немало лет проживший в доме своего отца, вырастивший здесь своих детей.



Владимир Корляков : Лето 2003 года от главного архитектора Некрасова пришли люди на Кульбазу, проезд Жуковского, стали собирать подписи о том, что детская площадка, которая с 1948 года находилась, отдать под застройку двух коттеджей двум влиятельным и нужным лицам и называет фамилии.



Надежда Гладыш : С вас пришли собирать подписи «за»!



Владимир Корляков : Да, «за». Когда стали собирать подписи, бло порядка 60 подписей.



Надежда Гладыш : Это уже возражающих?



Владимир Корляков : Это все возражающие.



Надежда Гладыш : Сейчас место, где была площадка, огорожено забором, за которым виден кирпичный гараж. Геннадий Ратов, теперь уже бывший замминистра МВД Удмуртии, успел выйти в отставку, пока шли суды. Но от домика в городе он не отступается. Причем, по словам моих собеседников, нет никаких документов о том, что он на момент выделения ему земли был нуждающимся в жилье.


Когда я побывала на месте, то лично наблюдала, как мальчишки лет 6-7 гоняли мяч по проезжей дороге рядом с забором, которым отгорожена их, мальчишек, природная зона.


На стройку прошлой осенью был наложен арест – до выяснения дела по существу. Однако по заявлению жены Геннадия Ратова (она же его адвокат) председатель Индустриального районного суда Аккуратный отстранил судью Ершову, наложившую арест от дальнейшего рассмотрения дела. В процесс вошел новый судья. Продолжается прессинг на «противленцев». Говорит Николай Корляков:



Николай Корляков : По Генплану это многоэтажная застройка. Здесь запрещено (нам так и говорят) развитие строительства. Зачем их сюда пустили? Если это не многоэтажная застройка, зачем вы нам запрещаете самим все делать? А там отвечают – а потому что я-то сильный, и это главное. Если вы меня сюда пустите, мы эту многоэтажную застройку отменим, и будет здесь коттеджная застройка. А вот если вы меня не пустите, вас всех здесь посшибают, выделят вам на болоте где-нибудь в коммуналке… Люди-то боятся, особенно, бабушки, дедушки. Прессинг такой. Ходит, подписи собирает, чтобы ему разрешили.



Надежда Гладыш : Сам ходит?



Николай Корляков : Сам, в том числе, и его люди ходят.



Надежда Гладыш : В Ижевске уже почти не осталось скверов, островков зелени. Единственный бульвар – прекрасная кленовая аллея - тоже вот-вот станет жертвой строительства нового офиса акционерного банка, основными держателями акций в котором состоят сыновья президента и премьера Удмуртии. Так что, судьба детской площадки на Культбазе – только один из десятков примеров, подтверждающих общую тенденцию.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



15 июля бульдозеры стали ломать деревья и расчищать от травы и кустарников площадку под строительство автопарковки. Около домов номер 5 и 11 по улице Дачной в Самаре жители близлежащих домов попытались воспрепятствовать работе строительной техники.


По словам жителей домов по улице Дачной, в строительстве автопарковки на месте зеленой зоны заинтересовано руководство расположенного поблизости торгового центра «Айсберг». Как выяснили местные жители, еще в декабре прошлого года фирма «Люкс» заключила договор с администрацией Ленинского района Самары о санитарном обслуживании и благоустройстве территории сроком до 1 ноября этого года. По словам людей, благоустройство заключалось в проведении двух субботников по уборке мусора. Как оказалось, под благоустройством понималось устройство временной парковки. Когда 15 июля жители заблокировали работу бульдозеров, сооружающих автопарковку, представитель Ленинского райотдела милиции угрожал задержать тех, кто преграждал собой путь строительной техники. Как узнали жители, из представленных им впоследствии документов, они остановили работы по строительству временной парковки, которые вела фирма «Люкс». Рассказывает житель дома номер 21 по улице Дачной, правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : При выделении территорий под размещение парковки, не было учтено на этапе принятия этого решения мнение жителей этих домов, которые лишаются, тем самым, детской площадки и значительной части зеленых насаждений. В данный момент стройка начата, но после встречи жителей с Олегом Азаровым, главой администрации Ленинского района, стройка приостановлена. Но это не факт, что она не возобновится. Она может вполне быть начата вновь, поскольку договор между администрацией Ленинского района и ООО «Люкс», которая ведет строительство этой парковки, о благоустройстве территории, причем это благоустройство и входит в качестве элемента создания парковки… Дело в том, что мэрия Самары (и об этом как бы сказал глава Ленинского района Олег Азаров) ориентирована, по крайней мере, его администрация, прежде всего, на работу с бизнесом. У него первичны интересы предпринимателей, интересы бизнеса. Интересы жителей как бы не играют такой значительной роли. Должны быть единые правила по застройке землепользования в городе Самаре.



Сергей Хазов : В отличие от чиновников администрации Ленинского района, депутаты Самарской городской думы очень обеспокоились строительством парковки вблизи жилых домов. Говорит депутат Татьяна Братчикова.



Татьяна Братчикова : Меня удивляет крайняя позиция городской администрации, поскольку мне вообще непонятно, в качестве кого она выступает. Она защищает интересы жителей города, или же она отстаивает интересы бизнеса?!



Сергей Хазов : «Мэр Самары Виктор Тархов, также как и главы районных администраций предпочитает не замечать жалоб простых самарцев о появлении парковок рядом с жилыми домами и о том, что торговые центры вырубают скверы, создавая все новые и новые паркинги для автомобилей», - продолжает председатель Самарской городской думы Виталий Ильин.



Виталий Ильин : У нас вообще строительство развивается в нашем городе самостоятельно, без участия и депутатов, и без участия жителей города. Оно развивается только с участием чиновников города. Я надеюсь, что в любом случае по столь важному вопросу, по крайней мере, не будет проигнорировано мнение депутатов городской думы.



Сергей Хазов : Жители Мичуринского микрорайона намерены подать в суд на администрацию Ленинского района Самары незаконно, по их словам, выдавшую разрешение на строительство автомобильной парковки рядом с жилыми домами по улице Дачной. Для многих зеленая зона рядом с домами – единственное место отдыха. Говорит самарчанка Надежда Костина.



Надежда Костина : Даже отдыхать негде стало. Выйдешь с детьми, самой хочется погулять, подышать свежим воздухом. А автопарковки чуть ли не на каждом углу. Даже выйти стало не куда, гулять даже негде. Власти, наверное, должны заботиться о здоровье наших детей, я уж не говорю о себе, я в возрасте. А о молодежи они же должны заботиться?! Кругом машины. Уже дышать нечем. Приезжаешь, и вот только около Волги отдыхаешь. А так дышать по улице нечем. Загазованность какая! Посмотрите, около каждого дома эти парковки. Это же не мыслимо! Должны они, конечно, как-то помочь этим водителям, чтобы благоустроить куда-то их, но не также – на каждом углу.



Сергей Хазов : «Защита города от автостоянок приобретает характер общероссийского движения», - говорит правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Проблема автопарковок в Самаре превратилась в глобальную проблему. Количество автомобилей очень сильно увеличилось по сравнению с тем количеством, которое планировалось размещать на парковках города, когда он только еще существовал в виде плана. При застройке города не учитывалась возможность такого большого количества автомобилей у жителей. Поэтому такая проблема существует. Естественно, людям хочется ставить машины. И вот когда нет возможности их ставить на стоянки, на какой-то парковке, они начинают их ставить на газоны, и образуются такие самозахваты. Вчера был газон, а сегодня там стоят машины. Это сплошь и рядом.



Сергей Хазов : По информации самарского экологического общества сегодня в Самаре уничтожено более полусотни небольших скверов. На их месте предпринимателями построены торговые центры, автомобильные парковки и гаражи.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Владимир Высоцкий никогда не бывал в Мордовии, и в его песнях и стихах знатоки что-то не припомнят упоминания республики, хотя часть его творчества и посвящена теме лагерей, а в Мордовии располагались печально известные в советские времена Темлаг и Дубравлаг. Тем не менее, в столице республики, Саранске, немало людей, которые любят и ценят творчество Высоцкого, собирают записи с его песнями, фильмами, фрагментами театральных постановок, в которых он принимал участие.


Уже десять лет работает в Саранске клуб любителей творчества Высоцкого, абсолютно неформальная организация, клуб по интересам, собиравшийся прежде на даче одного из горожан. В день смерти поэта, и актера давали небольшие импровизированные концерты – для себя, да соседей по даче. Уже год, как получил этот клуб официальную прописку в одном из домов культуры города.


У истоков этого клуба стоял житель Саранска Геннадий Тюрин. Интересоваться творчеством Высоцкого он начала еще в семидесятых, причем интерес этот начинался своеобразно. После того, как по экранам страны прошел фильм "Колдунья" с Мариной Влади в главной роли, Тюрин буквально влюбился в эту актрису. Стал собирать вырезки со статьями о ней, ее фотографии. Узнал о ее российских корнях, узнал и о том, что она замужем за артистом Театра на Таганке Владимиром Высоцким. Так появился интерес и к его творчеству. Первые записи его песен услышал на катушечном магнитофоне "Маяк" у своего приятеля, местного журналиста Анатолия Колосова, который был знаком с семьей артиста и поэта.



Геннадий Тюрин: Он мне первый дал такой толчок. Я все первые новости узнавал от него, потому что он был вхож в семью Нины Максимовны Высоцкой, и лично был знаком с Мариной Влади. Я знаю точно, что она ему прислала в Саранск три письма.



Игорь Телин : Перу Анатолия Колосова принадлежит едва ли не первая в региональной прессе СССР большая статья о творчестве Высоцкого. "Чистого слога слуга" – так она называлась и была опубликована в газете "Советская Мордовия". Эта статья до сих пор в коллекции Геннадия Тюрина. А коллекция эта, за почти тридцать лет, стала просто огромной. Это и статьи, и записи, и книги. Часть ее передал Тюрин в музей Высоцкого в Театре на Таганке, однако, главные раритеты хранит до сих пор дома. В первую очередь это то, с чем связаны особые воспоминания самого Тюрина. Например, изданный за рубежом эмигрантским издательством первый сборник стихов Высоцкого. Иметь такой двухтомник в начале восьмидесятых было весьма небезопасно - для карьеры, например. До сих пор не говорит, Тюрин кто именного и каким образом привез ему эти книги.



Геннадий Тюрин: Мне сказали – вот тебе эти два томика. Ты нас не знаешь, мы тебя не знаем, как хочешь, так и выкручивайся. А здесь все песни Высоцкого, просто изданные русским зарубежьем на русском языке. Вот я боялся крепко и прятал их крепко.



Игорь Телин : Геннадий Тюрин был организатором первого в Саранске песенного фестиваля памяти Владимира Высоцкого. Прошел фестиваль в Доме культуры "Строитель", вызвал большой интерес у горожан, однако его организация и проведение – дело исключительно желания и энтузиазма - и Тюрина, и его коллег по увлечению.



Геннадий Тюрин: Без помощи Министерства культуры, без помощи кого-то, а просто на энтузиазме, на любительстве в Доме культуры «Строитель». Был аншлаг. Все пели, читали бесплатно.



Игорь Телин : А вот что говорит другой организатор фестиваля, Александр Порчунов. Именно на его даче и был образован необычный клуб любителей творчества Высоцкого.



Александр Порчунов: За это время, пока его уже не стало – с 1980 года, будем говорить, его имя не исчезает ни со страниц газет, ни с экранов телевизора. Его, будем говорить, любит народ.



Игорь Телин : Фестиваль стал значимым событием в культурной жизни Саранска. Кто не мог петь и играть на гитаре – просто читал стихи Высоцкого. На сцене Дома культуры выступали и люди пожилые, и молодые - рабочие, чиновники, пенсионеры, студенты и школьники.



Участница: Мой папа очень увлекается им. Постоянно поет его песни. Папа меня заинтересовал, можно так сказать. Очень многие песни стали мне нравиться, его сюжет, слова, как он все преподносит.



Игорь Телин : Фестиваль творчества Владимира Высоцкого его организаторы надеются сделать традиционным и даже межрегиональным – приглашать участников из других республик и областей, а также известных исполнителей, кто неравнодушен к творчеству Высоцкого.



Звучит песня Высоцкого в исполнении участника фестиваля



В эфире Прибытково, Татьяна Вольтская:



Жалкое существование сельских библиотек много лет было одной из непременных составляющих сельского обихода. Поселковая библиотека в Прибытково Ленинградской области не исключение – последние книжные, а тем более, журнальные поступления были зафиксированы в 80-х годах прошлого века. Вплоть до прошлого года зимой в помещении было так холодно, что библиотекари выходили греться на крыльцо, но в этом году кое-что начало меняться - появились новые книги, новые стулья, печка. Говорит библиотекарь Прибытковской библиотеки Людмила Александровна Яковлева.



Людмила Яковлева : Это все появилось ради того, что мы решили отметить юбилей нашей библиотеки – 60 лет было в прошлом году. Самое интересное, что очень активизировалось все население, и своими силами, более или менее, привели в порядок. Население подарило линолеум. У нас чистенько стало. Подарили шторы. Мы скребли несколько дней библиотеку для того, чтобы отпраздновать этот юбилей. Стулья нам приобрели 10 штук, дали деньги. Я приобрела телевизор, магнитолу, компьютер. По сравнению с прошлым годом – прогресс.


А первое было – это наш глава подарил мне печку. Давай, милая, начнем с печки. Он приехал зимой и, увидев меня в шубе, я не могла печку растопить, а когда холодно, то почему-то в библиотеке холоднее, чем на улице. Печка очень удачной получилось – быстро нагревается.



Татьяна Вольтская : Разговор о печке – весьма не праздный. Он ставит символическую точку в героической истории Прибытковской библиотеки. Поначалу она располагалась в другом здании - крыша текла, текли слезные письма в адрес тогдашней местной администрации, но у нее были свои мечты – продать дом, а книги отдать в библиотеку соседнего поселка. И вот в смутные 90-е годы прекратил существование ведомственный детский сад, освободился ветхий, но еще живой старинный дачный особняк. И тогда на помощь преданной делу, но молодой и робкой библиотекарше пришел решительный местный житель, который произнес: «Сейчас или никогда!» - и начал спешно перевозить книги в этот особняк, пока его не продали.


Два года библиотекарша сидела без зарплаты, соседи возили ей дрова на санках, но книги сохранились. Потом она ушла в декрет, и ее место заняла Людмила Александровна, пенсионерка, которой тоже пришлось нелегко. Надо сказать, что те, кто приходят сюда за книгами, понимают, что без энтузиазма нескольких человек никакой библиотеки в Прибытково давно не было бы. Говорит Альбина Дмитриевна Серебицкая, которая привела сюда двух своих внуков.



Альбина Серебицкая : Я вообще в восторге, что в такой глубинке такая уникальная библиотека. Все-таки культура начинается с таких глубинок. Посмотрите, какие увлеченные люди работают, как много они дают детям!



Татьяна Вольтская : Детские и взрослые книги находятся здесь на соседних стеллажах, но главное, что с этого года стеллажи начали пополняться, говорит библиотекарь Людмила Яковлева.



Людмила Яковлева : Я, действительно, радуюсь. У меня очень большие поступления детской литературы – почти два стеллажа, и вот у меня стоят в моем шкафу очень большие поступления литературы классики, поступления есть Улицкой, есть Петрушевской, Рубина. Вот последнее, за что они получили премии, у меня все это есть. Я приобрела книги, конечно, на спонсорские деньги. Здесь у нас один… Он строится здесь, и вот он дал 10 тысяч на приобретение книг. Я действительно приобрела именно те книги, которые я хотела, которые мне бы никогда сюда не прислали.



Татьяна Вольтская : В последние годы библиотека пополнялась, мягко говоря, нетрадиционными способами. Говорит Елена Данилюк.



Елена Данилюк : Очень много книг привозили. Дело в том, что в городе работала в школе. Школу нашу закрыли, и библиотеку нашу объединили с другой школой, и наша библиотека оказалась ненужной. Все, конечно, мы не смогли привезти, но несколько просто прицепов… Хорошо, что у меня муж такой, который сказал – да, конечно.



Татьяна Вольтская : А теперь стало случаться, что вдруг, как снег на голову, является неведомый даритель, рассказывает Альбина Серебрицкая.



Альбина Серебрицкая : Я ни фамилии, ничего не знаю. Я с детками была. Заходит мужчина среднего возраста, упитанный и заносит ящики, ящики, пакеты какие-то. Мы говорим – простите, что сказать работникам библиотеки, кто вы, что вы? Это мы дарим библиотеке! Представляете, такое обилие книг! Потом книге уже на выставке стоят его. Я просто увидела. Вот такие сознательные люди есть в этом уголочке.



Татьяна Вольтская : Конечно, книжные поступления не решают всех проблем библиотеки. Людмила Яковлева вынуждена прибегать к помощи других людей.



Людмила Яковлева : Я делюсь своей зарплатой, то есть зарплата одна – нет и 10 тысяч, а нас много, но зато есть библиотека, которая работает с большой отдачей.



Татьяна Вольтская : На самом деле в обязанности библиотекаря явно входит все то, что обычно за отдельную плату делает уборщица.



Людмила Яковлева : Это уборка, это топка, это две печки, это территория, снег. Должен быть человек, которому бы платили, конечно, нормальные деньги, а не 2 тысячи. Да, они предлагают ставку на 4 тысячи и еще говорят, что народу много, нужно на полставки. А полставки – это 2 тысячи – это раз сходить в магазин.



Татьяна Вольтская : И, тем не менее, возможно именно от этого зависит дальнейшая судьба прибытковской библиотеки. Но пока библиотека живет бурной жизнью – и не только летом: зимой, когда уезжают дачники, бабушки остаются без внуков, и тогда от них нет отбоя все в той же библиотеке, которая превращается попросту в сельский клуб.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Гиви Тамаришвили : Практически колясочник один в город никак не сможет попасть. Очень тяжело. Преграды со всех сторон.



Геннадий Шляхов : В городе Сочи – столице зимних Олимпийских и Паралимпийских игр 2014 года - всё, как и во многих других городах России - человеку с ограниченными возможностями здоровья из дома лучше не выходить. Передвигаться по городским улицам на инвалидной коляске без посторонней помощи невозможно.



Гиви Тамаришвили : У нас получается, что инвалид с ограниченными возможностями - это всё, люди второго сорта. Хотя мы также хотим общаться, так же выезжать в город, так же на море ходить.



Геннадий Шляхов : На море, продолжает свой рассказ Гиви Тамаришвили, сочинцам с ограниченными возможностями здоровья не попасть – съездов и спусков для колясок к береговой полосе нигде не предусмотрено.



Гиви Тамаришвили : Если бы не было таких препятствий для людей с ограниченными возможностями, все мы собирались бы почаще. Встречались как обычные люди, также и в кафе, на море, куда на пляж невозможно попасть. Очень обидно. Мы живем в таком прекрасном городе, но на пляж невозможно попасть. В парки без чужой помощи тоже невозможно попасть. Транспорта ноль. Туалетов для инвалидов ни одного в городе нет.



Геннадий Шляхов : Вот и выбираются сочинские «колясочники» за пределы своих квартир от случая к случаю. Как правило, все вместе. Рассказывает Александр Решетило, председатель общества инвалидов-колясочников «Возрождение».



Александр Решетило : Мы заказывает транспорт. Приглашаем военнослужащих из местных военных частей. На каждую машину, как минимум, два человека, чтобы они по ступенькам поднимали наших людей. Только таким образом, иначе никак не получится. В одиночку в город выбраться очень сложно.



Геннадий Шляхов : Сказать, что в Сочи для людей с ограниченными возможностями здоровья ничего не делается - было бы несправедливо. Новые строящиеся здания, как и магазины на первых этажах жилых домов оборудуются пандусами. Но это, как правило, инициатива не муниципальных властей, а частников. Говорит Александр Собко.



Александр Собко : Частники, не будем скрывать, это коммерческий интерес. Они хотят, чтобы к ним в магазин попал любой – и на коляске, и без коляски. Государств, если не может этими вопросами заниматься – значит должно привлекать заинтересованных людей. Мне кажется, самое простое по всем вопросам, связанным с пандусом - привлекать людей, которые непосредственно в этом нуждаются. И если где-то необходимо оборудовать пандус, то лучше нас никто не сможет этого сделать.



Геннадий Шляхов : Совсем недавно в Сочи в самом центре города были сданы в эксплуатацию два подземных пешеходных перехода. Их строительство предусмотрено в федеральной программе развития курорта и подготовке города к Зимней Олимпиаде 2014 года. Один из них обустроен пандусами и поручнями и даже оборудован электроподъёмником. Попасть в этот переход инвалидам-колясочникам можно, а выбраться без посторонней помощи – уже нельзя. Рассказывает Александр Собко.



Александр Собко : Замечательный переход, красивый, много денег потрачено. Со стороны оборудован дорогостоящий электрический подъёмник, а с другой стороны идёт наклонный тротуар, периодически перемежающийся ступенькой в 15- 20 сантиметров . А почему? Потому что переход федеральный. Они говорят – это наше. А только мы из перехода вышли – это уже городские. Город этим не занимался.



Геннадий Шляхов : С другим подземным переходом и вовсе казус получился. Первыми прямо на торжественной церемонии открытия возмутились мамы с маленькими детьми. С одной стороны перехода к нему не подойдёшь – кругом крутые ступеньки. С другой стороны, даже попав в него, с детской или на инвалидной коляске – не выберешься. Нигде нет ни одного пандуса. Рассказывает Ирина Ерохина.



Ирина Ерохина : Посмотрите сколько вокруг мам с колясками. Это я не говорю про людей с ограниченными способностями. Как возможно подняться на все эти лестницы. Лестницы широкие отличные. А пандусы?! Простите! Хотелось бы выразить пожелание, чтобы всё-таки вспомнили о мамах.



Геннадий Шляхов : Это пожелание было услышано. Подрядная организация, объяснив, что в предъявленном заказчиком проекте вовсе не были предусмотрены пандусы, решила исправиться за свой счёт. Пандусы из блестящей нержавеющей стали появились с обеих сторон перехода. Вот только не сильно обрадовало это обстоятельство ни родителей с детьми.



Жительница : Тяжело. В переходе по той стороне очень тяжело подняться.



Геннадий Шляхов : …ни инвалидов-колясочников.



Житель : Даже на электроколяске колёса будут буксовать.



Геннадий Шляхов : С одной стороны подземного перехода слишком крутым и скользким получился пандус. Да и поручни почему-то оказались на противоположной стене. На другой стороне – поручней и вовсе нет.



Гиви Тамаришвили : С этого пандуса потенциальный убийца только может спуститься. Если мне надоест жить – я приеду сюда и попробую спуститься.



Геннадий Шляхов : Гиви Тамаришвили так и не рискнул ни спуститься, ни подняться по уложенным в новом переходе пандусам. Попросил прохожих и с их помощью съехал по ступенькам.



Гиви Тамаришвили : У нас есть несколько колясок инвалидных. Можем предоставить администрации 2-3 коляски, пусть они сами садятся на эти коляски, попробуют подняться по этому переходу, попробуют попасть в какой-нибудь кинотеатр, магазин. Я думаю, они поймут наши проблемы. Потому что мы тоже люди.



Геннадий Шляхов : Сочи активно готовится к проведению Зимних Олимпийских и Паралимпийских игр 2014 года. Колоссальные денежные средства выделены на благоустройство города и строительство спортивных сооружений. А тем временем на лестнице, ведущих в администрацию Сочи, а также к сочинскому офису Государственной корпорации «Олимпстрой» пандусов как не было, так и нет.



В эфире Псков, Анна Липина:



Василий Петров : Они бедные, они брошенные так же, как и брошены люди некоторые, которые бомжи - показывают их, опустившиеся люди. Это та же самая история, вот.



Анна Липина : Псковский пенсионер Василий Петров бездомных бродячих собак, стаи которых стали уже привычной картиной для города, жалеет. И это несмотря на то, что четыре раза оказывался жертвой их нападений.



Василий Петров : Вот свежий пример, только что зажила.



Анна Липина : Василий Иванович демонстрирует рану на ноге, его супруга смотрит с содроганием. Ведь все четыре раза после укусов бродячих собак Василий Иванович проходил курс вакцинации против бешенства. По словам главного врача Центра гигиены Псковской области Сергея Никифорова, получить от контакта с бродячей собакой можно и другие заболевания.



Сергей Никифоров : Вот эти животные, в частности собаки, являются переносчиками различных инфекционных заболеваний. Это лептоспироз, это может быть бешенство. Переносят яйца гельминтов.



Анна Липина : Между тем, как говорят псковичи, такие заболевания еще полбеды. Встреча с агрессивной бездомной собакой может стать куда более страшной. Ничейные собаки живут среди людей по своим, собачьи, законам. И соответственно борются за территорию.



Андрей Новиков : У меня было такое несколько раз. Идешь по городу, ну где-нибудь по относительно безлюдной улице. Навстречу бежит собачья стая. Ну, как бы собачья свадьба. Собаки довольно крупные, бегут так целеустремленно. Вид у этих собак очень агрессивный порой. В общем, если окажешься у них на пути – могут и покусать. Я стараюсь как-то стороной обходить стаю.



Анна Липина : Говорит пскович Андрей Новиков. Опытные кинологи советуют при встрече со стаей именно так и поступать, говорит инструктор Алексей Балакирев.



Алексей Балакирев : В большинстве случаев специально ничего предпринимать не нужно. И если собака какая-то, по-вашему мнению, ведет себя агрессивно, допустим, лает или бежит параллельно вам, можно не обращая внимания на собаку, спокойно двигаться и заниматься своими делами.



Анна Липина : По мнению студента Андрея Новикова, бродячих собак надо отлавливать.



Андрей Новиков : Если бы был какой-то приют для них – это самый лучший вариант. А так, наверное, надо их усыплять.



Анна Липина : Пенсионер Василий Петров, четырежды за последние 2 года пострадавший от укусов бродячих собак, неоднократно обращался к городским чиновникам с просьбой принять какие-то меры.



Василий Петров : Куда бы я не обращался, все молчат. Как будто бы этой проблемы нет.



Анна Липина : А проблема, действительно есть. Умерщвлять бездомных животных запрещено, на создание приюта - в мэрии нет денег. Как выяснилось, в Пскове борются с бродячими собаками весьма нехитрым способом. Их отлавливают и вывозят далеко за город. Но, оказавшись в лесу или в поле, собаки сбиваются в стаи и следуют к населенному пункту, где им легче прокормиться. Так они вновь попадают на городские улицы.



Василий Петров : Надо кардинально поменять отношение к этим бездомным собакам, потому что друг человека – собака.



Анна Липина : Василий Петров выступает за гуманное к ним отношение. По его мнению, если начать кампанию по стерилизации бродячих собак, то через какое-то время проблема увеличения их количества уйдет сама собой. А деньги на эту кампанию можно собрать, введя налог для владельцев собак. Городские власти тоже склонны решить проблему гуманным способом, утверждает главный ветеринарный врач города Евгений Смирнов.



Евгений Смирнов : Комитет управления городского хозяйства просит предоставить калькуляцию, то есть какие-то расчеты. Именно хотят идти по пути московскому - стерилизация животных.



Анна Липина : Между тем, с начала года в Пскове зарегистрировано 13 случаев бешенства. Количество бродячих собак в городе – неизвестно.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Недалеко от деревни Воробьи, всего в девяноста километрах от Москвы – неприметный дорожный указатель, на котором написано «Городов». Но никакого городка на карте, даже самой подробной, не обозначено. Как, впрочем, нет его и в списках населенных пунктов Калужской области. С шоссе туда ведет разбитый проселок. Въезжую через распахнутые решетчатые ворота с пятиконечными звездами – здесь когда-то была воинская часть. Вокруг – заброшенные постройки – окон нет, рамы выломаны, на крышах растут молодые березки. Долго петляю по лабиринту проселка, пока он не выводит к небольшому жилому кварталу – вот они, крашенные в желтый цвет пять небольших двухподъездных домов. Посреди двора – глубокая яма. Из нее торчит внушительная бетонная плита. Рядом покореженные металлические конструкции детской площадки. Меня, чужака, заметно сразу. Народ подтягивается поговорить. Отставной офицер Владимир Коротин рассказывает:



Владимир Коротин : Вот уже в течение больше года как здесь ничего не делается. Всю зиму мы отапливали улицу, трубы отопления все вскрыты, они и сейчас вскрыты. У нас в безобразном состоянии несколько домов – там обваливаются потолки. Никто нам в этом деле помочь не хочет.



Алексей Собачкин : В начале 50-х годов здесь расквартировали ракетную воинскую часть. Для офицеров построили комфортное по тем временам жилье со всеми удобствами. В середине 90-х часть расформировали за ненужностью, а люди, 115 человек, остались. Дома передали на баланс одной из подмосковных воинских частей. Грех жаловаться – Минобороны обслуживало коммунальное хозяйство бывшего военного городка как могло. Но в прошлом году совершенно неожиданно для людей от «непрофильного актива» избавились, передав его гражданским властям.


Администрация Жуковского района Калужской области к такому повороту дел была абсолютно не готова – денег на содержание внезапно появившегося населенного пункта не было. Тем не менее, прошлую зиму как-то перезимовали. Люди сами подготовили котельную к запуску. Работали бесплатно – для себя и соседей. Сами, как могли, латали крышу. Сами прочищали канализационные трубы. Никакой управляющей компании так и не появилось. Практически ни за какие коммунальные услуги жители городка не платят. Говорит Владимир Коротин:



Владимир Коротин : Мы не знаем, кому платить. Жители возмущаются уже полгода. Мы единственное за что платим, это за газ. У нас заключен договор с белоусовским газовым хозяйством, приходят квитанции, мы оплачиваем газ. Свет, квартплату и прочие коммунальные услуги – мы не знаем к кому обратиться.



Алексей Собачкин : Удивительно, но факт – электричество в городке есть, но за него целый год никто не требует денег. Людей это не устраивает. А вдруг им теперь насчитают огромные платежи в десятки тысяч рублей – как расплачиваться? Боятся и того, что отключат свет. Говорит Анна Красникова:



Анна Красникова : Страх сейчас идет перед тем, что ни отопления может не быть, ни света, ничего. Надежды вообще никакой…и власти никакой нет.



Алексей Собачкин : Выбранный людьми комендантом Сергей Демиденко главной проблемой городка считает то, что власти его фактически не замечают:



Сергей Демиденко : Самая главная беда – нет начальства никакого. Живем мы здесь брошенные. Как будем дальше жить, не знаю. Люди квартплату не могут никому заплатить. Канализация плывет, забита. Рабочих нет, кто будет пробивать? Финансирования нету.



Алексей Собачкин : Борис Беспалов приехал в этот городок из Азербайджана. Обосновался здесь потому, что денег на более качественное жилье не было. И оценка человека со стороны бьет не в бровь, а в глаз:



Борис Беспалов : Я с Азербайджана, я думал здесь цивилизация, центр России, а здесь такое, вообще.



Алексей Собачкин : Власти, правда, заявляют о своей обеспокоенности. В городок приезжали даже депутаты областного Законодательного Собрания – решили, что бывшему военному городку надо дать официальный статус населенного пункта. А в районной администрации мне сказали, что найдут силы и средства для ремонта коммуникаций и запуска тепла. Только жители брошенного городка, помня о том, как прошлой осенью они сами решали эти проблемы, верят представителям власти с трудом.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



25-летний волгоградец Михаил Бычков уже почти год не был в родном городе. В августе 2007 он решил, что называется, прохватить на советском мотоцикле марки «Днепр» до самого Владивостока. По пути пришлось встать на зимовку в Иркутске – переждать холода, а заодно и денег заработать на дальнейший путь. По мнению Михаила, жить в России и не проехать самому хотя бы раз по стране – самое настоящее преступление. Надо не думать о сложностях пути, а просто спокойно настроиться на дорогу.



Михаил Бычков : Самое главное – это выехать из того места, где ты долго был. Существует некая привязанность к месту, где ты живешь. Живешь ты в городе, тебя опутывает нитями этот город. Тебе очень сложно вырваться. Это чисто психологически… взять и уехать. Главное это преодолеть, сделать это, проехать первый километр и дальше как по накатанной пойдет.



Антон Лузгин : Нашему герою плохих людей в пути не повстречалось. Трудности готовили дороги, особенно за Байкалом, где который год идет строительство федеральной трассы Чита – Хабаровск. Облака пыли, пробитые колеса и подвески – испытание для техники и человека. Несмотря на громкие заявления чиновников Росавтодора о скором завершении строительства дороги, у путешественника возникли сомнения на этот счет.



Михаил Бычков : Я остановился на день в кафе. А рядом с кафе располагалась строительная бригада подрядчиков. Я с ними пообщался. Они целый месяц вообще ничего не делают. И непонятно, что делать. Забили шесть столбиков и все. Каждый вечер они бухают, никакой организации. Помню, у меня отвалилась фара по пути, я ее на дороге привязал проволокой. У меня канистра с бензином тоже отцепилась, размолотило повортники и стоп-сигналы на крыле, глушители разболтались. Под конец я еще проколол колесо, наехав на саморез. Саморезы там прямо горстями можно собирать с обшивки автомобилей.



Антон Лузгин : Картинки, которые показывают ведущие телеканалы, существенно отличаются от тех, которые видишь воочию, проезжая километр за километров на открытом виде транспорта по огромной стране. Продолжает байкер из Волгограда Михаил Бычков.



Михаил Бычков : После уральских гор ни о каком возрождении не может быть и речи. Крупные города типа Новосибирска, где сходятся магистрали, там – да, а остальное в очень плачевном состоянии. Села, маленькие городки находятся в полуразваленном, разграбленном состоянии. Бывшие колхозы – все это снесено, растащено.



Антон Лузгин : Интересно, что по российским просторам ездят, в основном, иностранные мото- и автотуристы. К слову, Михаил Бычков так и не смог никого из своих земляков сагитировать в попутчики. Но в дальней дороге на трассах с минимальным уровнем комфорта и придорожного сервиса все водители друг другу братья. Мотоциклисту из Волгограда пришлось помогать коллегам из Чехии, которые попали в аварию на севере Амурской области.



Михаил Бычков : Они стояли на обочине. Когда я остановился и с ними пообщался, то узнал, что один из них пережал тормоз, скувыркнулся вместе с мотоциклом и сломал себе ключицу. Я решил помочь ребятам. Съездил до ближайшего кафе, пострадавшего отвезли в больницу, а второй человек тоже с ним уехал. На следующий день (я остался в кафе), когда он вернулся, он попросил меня помочь ему с мотоциклами, потому что его товарища уже отправили на самолете в Москву. Я согласился помочь ему перегнать мотоциклы до Читы, чтобы отправить их обратно контейнером. Они вообще отправлялись в кругосветку. Затем я сел на поезд, доехал до 426 километра , где оставил свой мотоцикл, и уже продолжил свой путь дальше на восток.



Антон Лузгин : Конечная цель маршрута – Владивосток. Хорошо бы там устроиться на работу, подкопить денег и продолжить путь. Новый маршрут Михаил не загадывает. Если есть мотоцикл и немного средств, значит настала пора отправляться в дорогу.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG