Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Прерванный полет» и хождение по мукам


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Михаил Саленков : Никулинский суд города Москвы приступает к рассмотрению девяноста исков родственников пассажиров, погибших при катастрофе самолета ТУ-154 под Донецком 22 августа 2006 года. При этом ни сами заявители, ни их адвокат не рассчитывают на выплату положенных компенсаций, и уже сегодня готовятся к отстаиванию своих прав в международных инстанциях. Подробности в материале Карэна Агамирова.



Карэн Агамиров : 22 августа 2006 года при подлете к Донецку потерпел катастрофу самолет ТУ-154 Пулковских авиалиний, борт 85185, выполнявший рейс Анапа-Санкт-Петербург. На борту лайнера находилось 160 пассажиров, среди них 50 детей, и 10 членов экипажа. Все они погибли.


Согласно заключению технической комиссии Международного авиационного комитета причиной трагедии послужил вывод самолета за предельные режимы полета с превышением углов атаки, что и привело к сваливанию в плоский штопор.


Разбившийся ТУ-154 был застрахован в страховой компании «Согаз». И родственники погибших, преодолев шок от невосполнимых утрат, начали борьбу за выплату положенных компенсаций. По договору страхования сумма ответственности на каждого пассажира составляет в виртуальной валюте Международного Валютного Фонда 250 тысяч СДР, что равняется примерно 9 миллионам рублей.


У микрофона Радио Свобода один из истцов Виталий Юсько.



Виталий Юсько : В данном договоре страхования четко прописано - договор распространяется на перелеты по всему миру. Таким образом, авиакомпания и страхования компания признали, что этот договор распространяется и на внутренние перевозки, и на международные перевозки. Данный договор нужен этой авиакомпании для полетов в Европу. Потому что в Европу никто и никогда тебя не пустит, если ты не застраховал свою ответственность. Так вот, когда мы обратились в суд по возмещению данной страховки, потому что у нас есть обращение в авиакомпанию за требованием добровольно выплатить данную страховку, в чем и было отказано, страховая компания и теперь ГТК "Россия" отрицают факт наступления ответственности по международным нормам и отрицают факт наступления ответственности по данному договору, меняя понятие "наступление факта ответственности" возможностью по нашим, российским (не поднимается язык назвать) законам, понятия российским назначить ответственность на усмотрение суда. Страховая говорит - да, была катастрофа, да - наступила ответственность, вот теперь суд, и он вам сейчас назначит данную страховку. В договоре четко прописано - 250 тысяч СДР. Авиакомпания говорит - извините, этот договор не действует. Смотрим Воздушный кодекс - 100 тысяч рублей. Вот на стол 100 тысяч рублей, всем спасибо, всем до свидания. Но в Воздушном кодексе четко написано - авиаперевозчик обязан застраховать свою ответственность на сумму не менее 100 тысяч рублей (по Воздушному кодексу), если это не оговорено международными или какими-нибудь иными заключенными договорами на данный момент. На то время все перелеты авиакомпании "Пулково" были застрахованы по договору "Согазом" на 250 тысяч СДР.



Карэн Агамиров : Опирается на нормы права Виталий Юсько, потерявший 22 августа 2006 года в злополучном рейсе Анапа-Санкт-Петербург дочь, сестру, племянников и образовавший с товарищами по несчастью региональную общественную организацию помощи жертвам авиакатастроф «Прерванный полет».


Закон законом, но и родственники погибших, и их адвокат Игорь Трунов сомневаются, что суд займет сторону потерпевших. Прецедент уже есть - в Северной столице суд Московского района сподобился на выплату истцам лишь сумм в возмещение морального ущерба.



Игорь Трунов : В Петербурге рассмотрено более 130 дел. Суммы мизерные, суммы колеблются от 50 тысяч рублей до 500 тысяч рублей за гибель человека. Мы, конечно, с этим не согласны, и подали уже жалобу в Европейский суд по правам человека. Сейчас есть прецедент - аналогичное дело, которое рассматривается в суде Нью-Йорка - это гибель самолета в Иркутске. Там суммы выплат (а сейчас там заключено мировое соглашение) просто на несколько порядков выше и колеблются от 1 миллиона 300 и измеряются сотнями тысяч долларов.



Карэн Агамиров : Перспектива в Никулинском суде Москвы тоже неважная.



Игорь Трунов : Мы не рассчитываем, что суд удовлетворит наши требования. Здесь будет аналогичный отказ в наших исковых требованиях. Мы подали этот иск для того, чтобы присоединить этих людей к общему иску в Европейском суде по правам человека. В Европейском суде немножко другая природа требований. Мы настаиваем на том, что российское правоприменение не соответствует Европейской конвенции, и также ограничено право на жизнь. То есть это тот прецедентный инструмент, который позволит в последующем пересмотреть те решения, которые состоялись. Мое пожелание только одно - это терпение на то, что они решились на подобного рода тяжбы, которые являются прецедентными. В Европейском суде подобного рода иски еще не предъявлялись. Решений еще не было. Кто действует, те, кто обращают на себя внимание, те, кто требует соблюдения прав они и строить правовое государство.



Карэн Агамиров : Но когда все-таки удастся обходиться своими силами, без вмешательства международного сообщества в данной ситуации - о возмещении?



Игорь Трунов : Пока, к огромному сожалению, у нас есть огромная разница между решениями нью-йоркского суда и российских судов. Поэтому основная наша надежда - это международные инстанции. Пока что судебная российская власть далека от совершенства.



Карэн Агамиров : Констатировал адвокат Игорь Трунов, с которым солидарны его клиенты.



Виталий Юсько : Мы уже прошли одно слушание в Никулинском суде. Конкретно наша семья, семья Юсько, заявила о возмещении страховки. И суд нашел лазейку с подачи стороны ответчика и страховой компании, объясняя это тем, что прошли процессы по моральному вреду в Санкт-Петербурге. По ним выплачены какие-то смешные копеечные суммы, которые не обязывают никого нести никакой ответственности, потому что дешевле выплатить по 100-150 тысяч рублей за разбившихся детей, чем эти мероприятия по обеспечению по безопасности. Дешевле разбить самолет. Следует вспомнить заявление нашего нового президента о несовершенстве нашей судебной системы и коррупции, пронизывающей сверху донизу не только судебную систему, но и все другие ветви власти. На этот вопрос он уже ответил в марте, когда одно на другое поменялось. Мы не ожидаем ничего другого, уже получив отказы здесь, в России. Мы делаем следующий шаг - идем в Страсбург.



Карэн Агамиров : Рейс 22 августа 2006 года Анапа-Санкт-Петербург. «Прерванный полет» и хождение по мукам.



XS
SM
MD
LG