Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что происходит с прессой на пространстве бывшего Советского Союза – исследование организации Дом Свободы


Ирина Лагунина: В ежегодном докладе о состоянии прессы в мире, который делает неправительственная организация «Дом Свободы», содержится карта, в которой всего три цвета. Зеленый – это свободные государств, желтые – частично свободные и синие – несвободные. Синее пространство в 2007 году протянулось от Тихого океана, окружило Каспийское море, перекинулось на Персидский залив, а оттуда перешло на большую часть Африки. Россия скатилась вниз в шкале свободы на 15 пунктов, а Венесуэла – на все 30. Мой коллега Энди Тулли беседовал с директором исследований организации Freedom House Крстофером Уокером. Как вы в целом охарактеризовали бы состояние прессы в бывших коммунистических странах?



Кристофер Уокер: На пространстве всего бывшего Советского Союза за исключением государств Балтии, как показывают наши исследования, состояние прессы весьма удручающее. Тем не менее, между странами есть различия. Есть режимы-ретрограды, которые не провели никаких значительных реформ. Это Туркменистан, Беларусь и Узбекистан. Они находятся в списке самых худших режимов мира, не говоря уже о регионе. В то же время есть страны, состояние прессы в которых, по нашему анализу, весьма плачевно, но у которых, тем не менее, есть амбиции провести экономическую модернизацию. К этой категории относятся Россия и Казахстан. В случае с этими странами возникает вопрос: насколько режимы, стремящиеся к экономической модернизации, смогут ее провести, подавляя развитие здоровой и зрелой прессы. Это – одно из препятствий, с которыми они столкнуться. Так что между странами региона, повторяю, есть отдельные отличия. Но по нашей шкале – если вы просто посмотрите на анализ состояния свободы прессы, - то вы увидите, что только две страны в категории «частично свободных». Это Украина и Грузия. Остальные страны на постсоветском пространстве за исключением Балтии относятся к категории «несвободных».



Ирина Лагунина: Какими приемами пользуются режимы этих стран, чтобы перекрыть доступ к свободному потоку информации?



Кристофер Уокер: Методы контроля, которые мы обнаружили в «несвободных» странах, включают в себя все формы запугивания, на которые обычно и полагаются авторитарные режимы. Это, в первую очередь, физические нападения и безнаказанность за них, жестокость против журналистов. Это посылает журналистам очень четкий сигнал, что есть красная черта, за которую не надо переступать, ведя журналистское расследование. Но в некоторых странах есть и более современные и изощренные методы контроля. Это относится, например, к России, где государственные или контролируемые государством коммерческие предприятия захватывают контроль над средствами информации, что позволяет им держать в руках руководство изданиями и управлять редакционной политикой. Это – новая форма контроля над средствами информации, которая появилась в последнее время.



Ирина Лагунина: Но во всех этих странах есть законы о средствах информации, которыми журналисты, в принципе, могли бы воспользоваться, если бы существовала свободная судебная система.



Кристофер Уокер: Большинство правительств в этом регионе пытается заручиться гарантиями, что контроль будет жестким. И в первую очередь, это делается через податливую судебную систему. Суды, например, щедро – в самом плохом смысле этого слова – применяют законы о клевете и оскорблении достоинства. В этом смысле первенство держит Азербайджан, где судебные процессы по делам о клевете постоянно применяются против журналистов. Так что, как вы видите, есть целый набор средств, которыми можно воспользоваться, чтобы держать журналистов под контролем. Очень широкий набор средств, и на данный момент, очень эффективный.



Ирина Лагунина: Но, например, абсолютное большинство населения России, если верить опросам общественного мнения и тем же средствам информации, совершенно не волнует состояние российской прессы, нарушения прав человека, отсутствие свободы информации. Люди довольны тем, что у них есть лидер, которого они считают сильным, а остальное, как говорится, приложится. Что бы вы им ответили?



Кристофер Уокер: Есть абсолютно практические причины, по которым подобным странам срочно необходима свобода прессы. И возглавляет список этих причин коррупция. Трудно представить себе, как эти государственные системы могут начать борьбу с коррупцией без более открытой и живой прессы. Это – опора, на которой строится борьба с коррупцией. Сейчас в России власти поставили борьбу с коррупцией в число самых приоритетных задач. Но как они собираются поставить ее под контроль, не открывая прессу, без более содержательной дискуссии на тему политики правительства и его поведения? Так что это – та практическая область, в которой невозможно обойтись без живой и свободной прессы, которая подтолкнула бы эту борьбу и в более широком смысле, я думаю, заставила бы правительство быть более ответственным.



Ирина Лагунина: Но вот, возьмем как пример Китай, где общество исключительно традиционное, где ради стабильности люди тоже готовы жертвовать и своими правами, и, порой, даже своим уровнем жизни, качеством жизни. И вот произошло землетрясение, в котором погибло множество детей. Как выяснилось, школы строились без учета соответствующих строительных стандартов, на белую нитку. И люди немедленно потребовали от властей объяснения.



Кристофер Уокер: Думаю, общая нить в том, что вы описали, состоит в том, что коррупция затрагивает человеческие жизни непосредственно. Именно это и показало качество строительства школ в Китае. Люди это увидели, у них проснулся голод к информации, они захотели больше информации. И китайские журналисты мужественно сообщали об этих проблемах, вопреки указаниям центрального правительства.



Ирина Лагунина: Вот мы говорим здесь о свободе прессы, а я думаю – мы это для российских слушателей говорим? Или, может быть, стоит адресовать эти слова людям на Западе, которые не знаю, в какой обстановке приходится работать журналистам на пространстве бывшего Советского Союза и не могут до конца это оценить.



Кристофер Уокер: По-моему, возрождение основных авторитарных государств не получает должного освещения в прессе. Впрочем, это сравнительно недавний феномен – это произошло за последние несколько лет. Тем не менее, у таких стран, как Россия, Китай, Иран, Венесуэла – у всех у них есть общие характеристики и общие амбиции, которые западное общественное мнение еще не до конца поняло. Так что мне кажется, мы все еще недооцениваем вызов, который стали бросать эти страны за последние несколько лет.



Ирина Лагунина: С Кристофером Уокером, директором исследований организации «Дом Свободы» в Нью-Йорке беседовал мой коллега Энди Тулли.


XS
SM
MD
LG