Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теперь их называют «влиятельными интеллектуалами». Список первой сотни самых влиятельных интеллектуалов мира вывешен на сайте британского еженедельника «Проспект». В паре с не менее респектабельным американским журналом «Форейн Полиси» он раз в три года проводит подобные опросы среди читателей.


Вашего имени нет в списке? Не убивайтесь – моего там тоже нет. Скажу больше: там вообще мало имен, которые у вас на слуху. Из россиян в верхней части списка один только Гарри Каспаров, занявший 18-е место. Даже Вацлав Гавел, уж на что интеллектуально могуч, скатился с 4-го на 26-е место. Хотите знать «самых-самых»? Вот первая тройка: Фетулла Гюлен, Мухаммад Юнус, Юсуф Аль-Карадави. И так далее, до 10-го места включительно. Лишь на 11-е пробился буревестник революции Ноам Чомски – а ведь в прошлый опрос был первым! Закрадывается сомнение: Авиценна, конечно, был светлейшего ума человек, но чтобы до такой степени его единоверцы затюкали всех прочих!


Чем объяснить такие результаты? А ничего и не надо объяснять.


Подобные опросы – рекламный трюк и чистой воды глупость. Издания пиарят себя, делая вид, что всерьез выбирают – лучшего актера, самую красивую женщину или человека года, как журнал «Тайм». Создавая фантомную новость, навязывают нашему вниманию себя.


Авторы опроса определяют «влиятельного интеллектуала» как популярного творца общественно значимых концепций. Но в мире гламура популярными становятся не cоздатели из ряда вон выходящих теорий, а герои из ряда вон выходящих историй. Три года назад читатели «Форейн Полиси» и «Проспекта» – в массе своей члены экспертных сообществ – продвинули на первое место Ноама Чомски: конечно же, не за блестящие лингвистические изыски, а за экстремистскую публицистику и драматизм биографии. Причем для победы тогда было достаточно собрать 5 тысяч голосов.


На этот раз в голосовании участвовали более полумиллиона юзеров, главным образом из стран Передней Азии и большого Ближнего Востока. И среди них преобладали исламские образованцы, а отнюдь не рядовые фанатики, но когда центральная турецкая газета подняла их на флэшмоб, они не могли отказать себе в злорадном удовольствии посрамить западную цивилизацию. Если кто из вас не знает, кто такой Фетулла Гюлен, объясню совсем просто – он видный турецкий суфист-оттоманист.


Интернет – удачная метафора демократии. В нем побеждают не лучшие, а более многочисленные. Серые начинают и выигрывают. В политологии это называется «нелиберальной демократией» – победитель-охлократ, вознесенный к власти толпой, потом непременно сворачивает демократию за ненужностью. При этом интернет – еще и типично интеллигентский проект, его создатели верили в здравый разум и врожденный вкус пользователей. Они ошиблись. Интеллигенты всегда ошибаются. Опрос на предмет выявления наиболее влиятельных интеллектуалов современности наглядно демонстрирует, сколь невменяемую и подверженную манипулированию среду представляет собой мировая паутина. Если нужны дополнительные доказательства бессмысленности подобных анкет, то пусть таким доказательством станет факт, что среди сотни властителей дум не нашлось места ни одному из создателей интернета – новшества, революционным образом изменившего характер межчеловеческого общения и оказавшего ни с чем не сравнимое влияние на нашу цивилизацию. А значит, не об этом речь.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG