Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опыт работы иностранных инвестиционных компаний в России


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Андрей Шароградский: Многие российские средства массовой информации передали сообщение о том, что в Генпрокуратуру вызван глава российско-британской нефтяной компании ТНК-BP Роберт Дадли, покинувший Россию в прошлую пятницу. Позднее прокуратура якобы опровергла это сообщение. Так или иначе, российская виза Дадли истекает 29 июля и она не продлена, так как не продлен трудовой договор. Российские акционеры ТНК-BP утверждают, что Дадли действует лишь в интересах иностранных акционеров компании, и требуют его смещения. Кроме главы компании, Россию покинули все 148 британских специалистов, работающих в ТНК-BP.



Наталья Голицына: ТНК-BP не первая работающая в России крупная британская компания, на которую оказывается столько мощное административное давление с целью заставить ее продать свои активы российским акционерам и сместить ее британского главу. В 2005 году главе крупнейшего в то время иностранного портфельного инвестора в российскую экономику, британского инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Биллу Браудеру, как и Роберту Дадли, было отказано в продлении визы, его виза была аннулирована, и он был выдворен из страны. Объем инвестиций его компании в России был равен 4 миллиардам долларов. В офисах его компании прошли обыски и изъятия документов. В результате руководство основанных англичанами компаний перешло к новым российским владельцам.


Я попросила Билла Браудера рассказать о его опыте работы в России.



Билл Браудер: Когда я стал крупнейшим иностранным инвестором в России, я понял, что многие компании, в которые я инвестировал, столкнулись с серьезными коррупционными проблемами, и чтобы решить их, мне пришлось начать борьбу с коррупцией, что принесло мне множество врагов. В ноябре 2005 года, когда я возвращался в Россию, я был остановлен в аэропорту, и мне было заявлено, что моя виза аннулирована. С тех пор я не могу посетить Россию. Около года назад в московском офисе моей компании милиция под видом проверки уплаты налогов провела обыск, она изъяла учредительные документы, печати и штампы основанных нами в России холдинговых компаний. Была изъята документация как из головного офиса, так и офисов дочерних компаний. Все эти изъятые документы были использованы для перерегистрации этих компаний, но уже не под нашим именем, а под именем подставных лиц. Так что мы утратили контроль за своими российскими холдинговыми компаниями.



Наталья Голицына: Видите ли вы сходство с судьбой своей компании в России и с тем, что происходит сейчас с ТНК-BP и ее главой?



Билл Браудер: Мне видится одно огромное сходство - главе ТНК-BP было отказано в продлении визы точно так же, как и мне два с половиной года назад. Я хорошо знаю Боба Дадли, это прекрасный человек, и должен сказать, что он еще хорошо отделался. Мой опыт свидетельствует, то, что произошло, отнюдь не окончание его проблем. Учитывая случившееся, компания может позднее потерять и свои активы.



Наталья Голицына: Но ведь Дадли добровольно решил покинуть Россию.



Билл Браудер: Здесь нужно понять подлинный смысл того, что происходит. Ему отказали в продлении визы. Если бы он не уехал сейчас, он просто вынужден был бы уехать на четыре дня позднее. В любом случае его бы вынудили уехать из России.



Наталья Голицына: Значит ли это, что мы стали свидетелями государственного рейдерства?



Билл Браудер: Могу согласиться, что кто-то занимается рейдерством, однако хотелось бы знать, кто это делает, стоят ли за этим деловые партнеры компании Дадли или это делает государство. Факт, что за последние несколько месяцев ТНК-BP и сам Дадли были объектами 14 различных проверок. Кто-то за этим стоит. Я не могу сказать, кто стоит за этим рейдерством, однако определенно вы можете назвать это рейдерством.



Наталья Голицына: Известно, что конфликт в компании ТНК-BP возник в результате действий его главных российских акционеров, господ Фридмана, Вексельберга и Блаватника. Как вы полагаете, они действуют по собственной инициативе или за ними стоит Кремль?



Билл Браудер: Честно говоря, не знаю, кто за кем стоит в этой ситуации. Очевидно, что в этом деле участвуют четыре игрока - ВР, ее частные российские партнеры, "Газпром" и "Роснефть". Думаю, что сами они не вполне понимают, кто за кем стоит. Трудно сказать, кто организовал эти проблемы с непродлением визы, российские партнеры или российское правительство, кто организовал проверки ФСБ и более поздние проверки и обыски. Что мы можем сказать с уверенностью, так это то, что год назад у ТНК-BP не было всех этих проблем и неожиданно они возникли. Это очень плохой знак для компании и плохой знак для России.



Наталья Голицына: Что в таком случае побудило силы, стоящие за этим конфликтом, начать его именно сейчас?



Билл Браудер: Цены на нефть подскочили с менее чем 100 долларов за баррель до 140 долларов, сегодня это 126 долларов. Чем выше цены, тем больше желание прибрать к рукам нефтяную компанию. Ничего необычного в этом нет, это наблюдается во многих странах. Делается это по-разному, но смысл один. В Венесуэле национализировали нефтяную компанию, это же сделали в Эквадоре и Чаде. И вот сейчас в России, похоже, кто-то так же стремится прибрать к рукам нефтяную отрасль.



Наталья Голицына: Можно ли, в таком случае, сказать, что конфликт в ТНК-BP политически мотивирован?



Билл Браудер: За всем этим мне видится нечто отличное от политики, тот факт, что в России не обеспечены права собственности. Если ТНК-BP считало, что контролирует компанию, а потом вдруг оказывается, что она ее не контролирует, то в этом случае компания попросту не принадлежит своим владельцам. Так что все это по существу глубоко связано с правом собственности и верховенством закона, точнее, с отсутствием в России права собственности и верховенства закона.



Наталья Голицына: У вас большой опыт работы в России. Как бы вы охарактеризовали нынешний инвестиционный климат в России?



Билл Браудер: Когда меня спрашивают, есть ли смысл инвестировать в Россию, я обычно интересуюсь у таких людей, как быстро они намерены реализовать продукт, в производство которого инвестируют. Потому что, если этот процесс не происходит быстро, вы рискуете потерять свои деньги. Я не могу никого советовать стать инвестором в российскую экономику, потому что эти люди могут стать такими же жертвами произвола, как я или как ТНК-BP. Сейчас Россия очень опасное место для инвестиций, самое опасное с тех пор, как я начал инвестировать в эту страну, а я начал инвестировать в ее экономику в 1993 году.


XS
SM
MD
LG