Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Члены Общественной палаты выступили за придание Соловецким островам особого охранного статуса


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Андрей Шароградский: Члены Общественной палаты России обратились к премьеру-министру страны Владимиру Путину с просьбой придать особый охранный статус Соловецким островам. Им кажется, что культурно-массовые мероприятия, которые проводятся в музее-заповеднике, превращают Соловки в зону увеселительных заведений и категорически не согласны с таким положением.



Любовь Чижова: Общественная палата обращается к премьеру по просьбе группы ученых, искусствоведов и общественных деятелей. Они обеспокоены тем, что Соловецкие острова, цитирую, «превращаются в объект развлекательного туризма, направленного на получение финансовой прибыли». «В непосредственной близости от Соловецкого монастыря и братского кладбища жертв ГУЛАГа, говорится в обращении, проводятся фестивали джаза и самодеятельной песни, на Святом озере проходят спортивные регаты, а в лесных зонах разбиваются палаточные лагеря». К сожалению, директор Соловецкого музея-заповедника Михаил Лопаткин отказался прокомментировать обвинения в излишней коммерциализации своего хозяйства. Сказал лишь, что вопрос этот сложный, политический. Евгений Ихлов из движения «За права человека» напоминает печальную историю Соловков.



Евгений Ихлов: Это первый на территории Европы политический концлагерь. Политический концлагерь, потому что понятно, что создавались временные концлагеря при депортации армян в 15-м году, - это все понятно. Это первый СЛОН, это первый в истории Европы политический концлагерь, совершенно четко осознаваемый как таковой и названный именно так - Соловецкий лагерь особого режима, где был Флоренский, где он изобрел свой синий йод, чем там потчевал других заключенных, в смысле потчевал. Конечно, то, что сейчас это не является таким центром покаяния, это естественное следствие вытеснения неприятных страниц истории в подкорку, вычеркивание этого из истории. Конечно, нужно соответственное государственное решение.


Совершенно не согласен с тем, что бы миссия по почитанию памяти погибших на Соловках была отдана православной церкви, поскольку уже там есть трения с местными жителями, недовольство некоей хозяйственной экспансией. Я бы там создал мемориал и придал бы ему общенациональный статус. Если бы я был главой государства или правительства России, я бы нашел возможность, допустим, 30 октября приехать туда, возложить венок в Вечному огню и сказать подобающие слова. Я бы привез с собой представителей всех традиционных и не очень традиционных российских конфессий, чтобы они там отслужили молебен, потому что с созданием этого лагеря в России началась система политических репрессий, выходящая за пределы революционных эксцессов. Там надо проводить художественные выставки, надо проводить концерты, только они должны быть тематически посвящены памяти десятков миллионов человек, которые пали жертвой политических репрессий на территории бывшего СССР.



Любовь Чижова: Сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Борис Биленкин полагает, что ничего страшного сегодня на Соловках не происходит. Он уверен, что выставки и концерты не могут разрушить историческую память. Существует, если можно так выразиться, конфликт интересов светского музея политических репрессий и Русской православной церкви.



Борис Биленкин: Как я понимаю, есть насчет концепции музей Соловецких островов как музея и дальше как бы самого статуса Соловецких островов и этого музея, находящегося в соседстве, если не внутри территорий и помещений, отданных православной церкви. Теоретически я могу сказать, что да, Соловки - это символ ГУЛАГа. Соответственно, Соловки - это музей ГУЛАГа. В какой форме и в каком месте, это уже вопрос второй. А для, например, православной церкви, когда речь идет о Соловках, то православные священники говорят, что Соловецкий остров имел 400 лет истории или 500. А всего 25 лет это история ГУЛАГа.


Я был неоднократно на Соловецких островах. Там были какие-то, условно говоря, моменты, не связанные с историей ГУЛАГа, какие-то идеи организации на Соловках чего-то. Я никаких веселий и гуляний на Соловках, честно говоря, ни разу не встречал. Безусловно, коммерциализация и, как бы сказать, турисизация, она присутствует как в любом подобном. Поскольку Соловки это уникальный природоохранный комплекс со своей абсолютно уникальной природой, историей и так далее, естественно это место туристических паломничеств и народу там полно, в том числе, наверное, и довольно необразованного. Но это уже вопрос, наверное, совершенно другой.


Светская организация, светская институция не может сосуществовать с институцией в данном случае Русской православной церкви, религиозной. А вдруг поднимается как-то общественность, которая говорит о каких-то гнусных культурных мероприятиях музея, которые проводятся на Соловках.



Любовь Чижова: Историк Юрий Бродский, долгие годы изучающий Соловки, предостерегает островитян от ссор и выяснения отношений. И предостережения эти отдают мистикой...



Юрий Бродский: Что сегодня в Соловках, завтра в России. Многие события происходят на Соловках раньше, чем на материке. Здесь раньше, чем на материке, начался раскол, потом он охватил север, Поволжье. Здесь началась раньше большевистская революция, монахи восстали против своих руководителей, и была микромодель февральской революции, потом октябрьской. Здесь на год раньше началась перестройка. Здесь раньше началась хрущевская оттепель, потому что Хрущев сократил тут воинские части частично. Даже поэтому нужно относиться очень бережно к любым радикальным решениям относительно Соловков. Явной коммерциализации я, пожалуй, не вижу, музей обвинить в том, что он занимается коммерческой какой-то особой деятельностью. Нет. То есть это идет жизнь и Соловки, они нужны всем, разным людям, понимаете. Орнитологи говорят, что здесь 220 видов птиц, самая большая в Европе колония полярных крачек, и они изучают птиц и думают, что это самое главное для них. Белушники или люди, изучающие белуг, говорят, что здесь единственное в мире репродуктивное скопление этих млекопитающих крупных, китов. И они считают, что самое главное в Соловках - это белуги, конечно. Приезжают старообрядцы, они убеждены, что Соловки были центром старообрядчества, откуда выплеснулось на материк это движение потом. Они тоже правы по-своему. И всякие секты приезжают, и духов тут вызывают. Соловки как такой трансформатор, который усиливает внутренние устремления людей. Археологи здесь тоже говорят о том, что здесь самое большое в мире скопление лабиринтов, 34 лабиринта на очень маленькой территории, это домонастырская история совсем. Конечно, нужно приезжать и показывать людям, не закрывать Соловки, чтобы они могли видеть.


Джазовые фестивали... Не знаю, еще не было фестиваля этого, он будет здесь, но пока то, что было, фестиваль бардовской песни, регат, это же нормальная жизнь. Я думаю, что нельзя заставить людей насильно как-то изменить себя. Можно им рассказывать об этом, можно сделать так, чтобы они хотели об этом узнать, но заставлять насильно я бы не стал никого. Мне кажется, что, наверное, это не вся Общественная палата, это все-таки какие-то активисты советского пошиба еще, которые сами не видели, а с чужих слов делают подписи.



XS
SM
MD
LG