Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В суде Санкт-Петербурга обжалована законность призыва в российскую армию


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Виктор Резунков.



Марк Крутов : Законность недавно завершившегося призыва в российскую армию обжалована в суде. Юрист общественной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Виктор Андреев и член бюро партии "Яблоко" Николай Рыбаков обратились в городской суд по фактам нарушений при проведении призыва на военную службу в Петербурге. Они считаю, что в городе не существует ни одной законно созданной призывной комиссию. Что позволяет правозащитникам делать столь громкое заявление, у Виктора Андреева выяснил наш петербургский корреспондент Виктор Резунков.



Виктор Андреев: Мы обжалуем нормативно-правовой акт - это постановление губернатора Санкт-Петербурга номер 16 ПГ о призывных комиссиях Санкт-Петербурга. По нашему мнению, они все созданы незаконно. Так в Федеральном законе "О воинской обязанности и военной службе" указано, что председателем призывной комиссии муниципального образования является глава местной администрации или иной представитель местной администрации. По факту сейчас призывные комиссии в муниципальных образованиях возглавляют представители администраций районов Санкт-Петербурга, которые являются органами исполнительной власти Санкт-Петербурга. Дело в том, что местная администрация - это муниципально-правовой термин. В связи с эти даже в Законе Санкт-Петербурга "Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге" указано, что участие в призывных комиссиях является вопросом местного значения. Таким образом, возглавлять призывные комиссии должны представители от муниципальных образований.


Мы хотим добиться того, чтобы председателями призывных комиссий являлись представители от муниципальных образований. Сейчас происходит такая практика, что призывные комиссии работают в связке с представителями районных администраций. Получается призыв централизованный, и нарушаются права граждан на призыв, на военную службу полномочным составом призывной комиссии, а также права муниципальных образований и права граждан на местное самоуправление. На мой взгляд, если мы добьемся успеха, и наше заявление удовлетворят, то это приведет к тому, что уровень коррупции уменьшится. И у граждан будет больше возможностей контролировать призыв на военную службу, и более уверенно защищать свои права.



Виктор Резунков: Виктор, вы знаете, что, на самом деле, муниципальные образования сейчас достаточно слабые в России. Вообще, муниципальное законодательство достаточно сложное, мягко говоря. Как юрист скажите - у вас надежды есть, что какие-то могут быть приняты решения городским судом Санкт-Петербурга, куда вы подали иск, в вашу пользу?



Виктор Андреев: Да, надежды есть, потому что, действительно, да, наше заявление основано на законе. Действительно, это очевидно из самого нормативного акта губернатора о том, что призывные комиссии созданы незаконно. Это действительно и очевидно. И надежда есть. Надежда на лучшие перемены в данном случае тоже имеются. Мы предполагаем, что после нашего заявления, призывные комиссии будут переформированы, и будут созданы на законной основе. Более того, будем добиваться того, чтобы каждая призывная комиссия была создана конкретно в каждом муниципальном образовании.



Виктор Резунков: Очень интересно. Скажите, получается тогда такой вариант, что, в принципе, если все это произойдет, то вы сможете потребовать, чтобы тех призывников, которые набрали хотя бы в последний призыв, их признали незаконно призванными?



Виктор Андреев: На самом деле, нет. Дело в том, что призывная комиссия - это коллегиальный орган. Решения призывной комиссии принимаются большинством голосов. Юридически, если так подумать, то сам факт того, что в призывной комиссии один из членов является незаконным, не может свидетельствовать о том, что призыв проводится незаконно, к сожалению.



Виктор Резунков: А какую оценку вы можете дать прошедшему призыву в российскую армию и, вообще, сейчас в ситуации в российской армии на примере хотя бы Северо-Западного военного округа?



Виктор Андреев: Последний призыв прошел более или менее благополучно. Да, до сих пор остались те же нарушения - это недопуск представителей призывников на призывные пункты, это сокрытие информации от граждан, сокрытие их личных дел. Сейчас большая проблема - это ознакомиться со своим личным делом, что, в принципе, очень серьезное нарушение закона. И волокита. Очень серьезная волокита, что люди, действительно, которые не годны (все имеются документы), их тянут два года, три года. Пять-шесть призывов и только потом человек получает военный билет. По сути дела, нервотрепку устраивают гражданам на очень долгое время. Это, конечно, неправильно.


Но в то же время есть положительные изменения, касающиеся того, что не было в этот призыв зверства в плане насильственного призыва. Поступали сообщения, что кого-то задерживали, ловили, но не как в прошлый призыв. В прошлый призыв было намного хуже с этим. Постоянно поступали обращения к нам о том, что забрали, в наручниках привезли, насильно призвали и так далее. В этот призыв практически такого не было.


По поводу военной службы. Проблемы остались, действительно, точно такие же - это пытки в армии, неуставные отношения, вымогательство денежных средств, веществ и так далее, не оказание медицинской помощи и другие случаи. Вот сейчас у нас в 442 окружном военном госпитале находится военнослужащий Смирнов Николай, который проходил службу в Архангельске. По официальным данным его якобы сбила машина около войсковой части. При этом он постоянно твердил о некоем пылесосе, кто его сбил и так далее, так никто ничего не понял. Сейчас он находится в коме.



Виктор Резунков: А что такое "пылесос"?



Виктор Андреев: На армейском сленге "пылесос" - это преступник, который вымогает денежные средства у сослуживцев. Сейчас он никаких комментариев давать не может. Он находится в коме. По словам матери, обратившейся в нашу организацию, ему не оказывается надлежащая медицинская помощь. В этой связи мы попросили написать заявление нашу организацию, чтобы мы тоже отреагировали. Если действительно происходит такое, что ему не оказывается полноценная медицинская помощь, то мы будем требовать того, чтобы его надлежащим образом лечили. Потому что нам не нужен второй Роман Рудаков, который трагически погиб. В принципе, на мой взгляд, государство не сделало того, что должно было сделать для того, чтобы его спасти.



XS
SM
MD
LG