Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музей городской скульптуры сберегает шедевры на улицах Петербурга


В ведении Государственного Музея городской скульптуры более 200 памятников и 1500 мемориальных досок Петербурга

В ведении Государственного Музея городской скульптуры более 200 памятников и 1500 мемориальных досок Петербурга

28 июля петербургский государственный Музей городской скульптуры отметил свой день рождения. Это единственный в России музей, занимающийся сохранением и реставрацией памятников монументальной скульптуры на открытом воздухе.


Государственный Музей городской скульптуры был основан 28 июля 1932 года. В его ведении более 200 памятников и 1500 мемориальных досок Петербурга. Сотрудники музея отметили свой праздник тем, что продемонстрировали своим гостям — в основном, коллегам из других музеев — свои достижения: три памятника на старейшем в городе Лазаревском кладбище, восстановленные за последние два года. Эти памятники из так называемого «итальянского уголка» XIX века.


«Музей городской скульптуры — это огромный музей под открытым небом, — говорит заместитель директора музея по науке Надежда Ефремова. — В этом, пожалуй, и необычность нашего музея. Если имеются у каждой экспозиции рамки, то у нас их экспозиция — это весь наш город. 76 лет тому назад правительство Ленинграда приняло решение о создании первого в стране Музея некрополя. В основу этого решения были положены уникальные некрополи Александро-Невской лавры, то есть, по сути, самое старинное кладбище Петербурга, которое в природном ландшафте сохраняет память и о великих сынах отечества, и, кроме того, это коллекция монументальной пластики, созданная и Мартесом, и Козловским. Этот список замечательный мастеров можно перечислять бесконечно. А дальше в 1939 году к этому Музею некрополя были присоединены все лучшие памятники нашего города и мемориальные доски».


Так возник музей, который практически невозможно отделить от окружающего его города. Самое сложное в работе сотрудников музея, по мнению Надежды Ефремовой, — это старания по сохранению авторской проработки, несмотря на все нюансы нашего коварного климата, особенностей истории бытования памятников и ухудшения экологической ситуации, которая свойственна крупному промышленному центру.


Подробнее о том, каким атакам подвергаются скульптуры, стоящие на открытом воздухе, говорит главный хранитель музея Вера Рытикова: «Выхлопные газы в сочетании с влажным переменчивым климатом — это гибель не только для мрамора, но и для металла. Потому что ведь в нашем воздухе очень много газов, которые в соединении с водой образуют кислоты. Серная кислота с дождем выпадает. Чуть-чуть серной кислоты, чуть-чуть соляной кислоты — и вот это взаимодействие с мрамором образуется гипс, который осыпается. И вот наши скульптуры постепенно тают. Вы можете видеть, иногда, такие оплывшие скульптурные произведения. Климат у нас совершенно не подходящий для мрамора, но в то же время, если памятник вовремя отреставрировать... Тут очень важен текущий уход. Если мы отреставрируем памятник и забудем о нем, то через 2-3 года мы не увидим и следов реставрации. Консервацию мы выполняем в процессе реставрации. Памятник нужно мыть, промывать от загрязнений. Периодически, конечно, не каждый год возобновлять вот этот консервационный слой».


Сам Музей городской скульптуры стоит в неком адском треугольнике между Невским проспектом, мостом Александра Невского и проспектом Обуховской обороны, то есть его со всех сторон окружает поток машин: «Конечно, по сравнению даже с Петергофом, Царским Селом наш мрамор очень сильно страдает и быстрее разрушается», — говорит Вера Рытикова.


Но наука тоже не стоит на месте, убеждена Надежда Ефремова: «Сам камень подразумевает наличие солнечного теплого климата. И вот сохранить этот буквально прозрачный драгоценный камень (итальянский мрамор) в условиях нашего северного климата — это сложная задача. И у нас сегодня очень хорошее настроение, потому что реставрация целого ряда памятников (мы их называем памятниками с итальянского участка некрополя XVIII века) показала, что мы научились их сохранять. Жизнь, вообще, мраморного произведения, которое находится в естественных условиях, тем более городских условиях, исчисляется десятилетиями. А нашим уже многим памятникам уже более сотни лет».


Тем не менее, в срочном ремонте сегодня нуждаются 30 памятников, говорит Вера Рытикова: «Поскольку это крупнейшие такие сложные произведения искусства по материалу, по разрушениям сложные, то на реставрацию каждого памятника требуется до 2 миллионов рублей. Представляете, какие нужны средства!»


Сотрудники музея мечтают о том, чтобы им, наконец, выделили средства на срочную, аварийную реставрацию памятников, а затем — чтобы хватало денег на текущий уход, чтобы шедевры скульптуры не таяли в буквальном смысле слова.


XS
SM
MD
LG