Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему люди верят слухам


Существуют устойчивые слухи, что кандидат в президенты США Барак Обама - мусульманин

Существуют устойчивые слухи, что кандидат в президенты США Барак Обама - мусульманин

Ученые считают, что слухи закрепляются в мозгу человека в силу их эмоционального воздействия и склонности человека считать информацию истинной, если она подтверждает его точку зрения. Самым сильным эмоциональным воздействием обладает телевидение, поэтому оно является самым мощным каналом распространения слухов.


С тех пор, как знаменитый «высоколобый» журнал «Ньюйоркер» (The New Yorker) вышел с обложкой, на которой Мишель и Барак Обама изображены в таком виде, что оскорбленными объявили себя как сторонники, так и противники кандидата в президенты, скандал захватил всю страну, во всяком случае – всю ее прессу. Художник Барри Блит (Barry Blitt) собрал на обложке все зловредные слухи, которые сознательно и бессознательно распространяются противниками Обамы. Эта краткая, но живописная энциклопедия сплетен о кандидате демократов показывает Барака в мусульманской одежде, что должно доказывать его тайную верность исламу. Облик его жены Мишель, изображенной с автоматом и в прическе «афро», напоминает о террористах из «Черной пантеры». В дополнение картины в камине пылает американский флаг, а стену украшает портрет Осамы бин Ладена.


Конечно же, эта жуткая карикатура никак не отражает взглядов либерального журнала. Чтобы понять, как нелепо защищать Обаму от «Ньюйоркера», надо знать его редактора. Вышло так, что день предыдущих президентских выборов, в 2004-м, мне довелось провести с Ремником (David Remnick) (мы вручали ему нашу премию «Либерти»). Дэвид с огромным синим значком в поддержку Керри весь вечер, забыв о банкете, следил по телевизору за президентской баталией, с ужасом считая тающие надежды на победу демократов.


Можно сказать «Ньюйоркер» - всей душой на стороне Обамы, и обложка – попытка высмеять его врагов, распускающих порочащие вымыслы. Возможно, этот эксперимент оказался неудачным. Неподготовленный зритель, который увидал одиозную обложку на экране телевизора или компьютера, вовсе не обязан знать о политических взглядах редакции журнала, предназначенного для нью-йоркских интеллектуалов. Однако этот опыт слишком тонкой сатиры привел к тому, что журнал – пусть и за счет своей репутации - вытащил на поверхность стыдные приемы политической борьбы с Обамой, заставив всю страну обсуждать подпольную тактику сплетни.


С профессором нейропсихологии Принстонского университета (Princeton University) Сэмом Вонгом (Sam Wang) о природе слухов беседует корреспондент РС Ирина Савинова.


– Как рождаются слухи, и как долго они живут?


– Одна из самых простых категорий ошибочных представлений возникает в условиях невежества и отсутствия образования. Гораздо более интересная категория – слухи, существующие вопреки тому, что их ложность доказана. Мы знакомимся с какой-то идеей, она нам нравится, мы ее оцениваем и закрепляем в своем мозгу. Фальшивые слухи оформляются и остаются в нашем сознании как правдивые, в тех случаях, когда они вызывают сильную эмоциональную реакцию – настолько сильную, что она делает услышанное достойным запоминания. Это происходит, когда слухи перекликаются с распространенным мнением, слышанным нами ранее; и когда они соответствуют системе наших взглядов на то, что считать правдой. Когда мы слышим то, что мы считаем правдой, эта информация закрепляется у нас в мозгу как истина. Психологи считают, что те идеи, которые воздействуют на нас эмоционально, одновременно соответствуя нашему мировоззрению, осядут у нас в памяти.


– Теперь становится понятнее, почему многие считают кандидата в президенты от партии демократов Барака Обаму мусульманином, хотя это никоим образом не соответствует истине.


– Случай Барака Обамы очень интересный. Представление о том, что Обама – мусульманин, довольно популярно в политических кругах Америки. Многие смотрят на него с подозрением: странно звучащее имя, а если так, то возникает мысль, что и религия у него может быть другая. Обама жил за пределами Соединенных Штатов – опять-таки причина для подозрений. Игнорируется тот факт, что он – христианин и приписывается ему принадлежность к другой, гораздо менее популярной в Америке религии.


– Мы не только склонны удерживать в памяти те факты, которые подходят нашей системе убеждений, но и отвергаем те, которые идут с ней вразрез. Как работает этот психологический механизм?


– Исследователи университета Стэнфорда недавно изучали, как складываются мнения, и в особенности неверные мнения, а также как оцениваются доказательства. Был поставлен эксперимент. Отобрали студентов с твердыми убеждениями о пользе или бесполезности смертной казни как средства предупреждения преступности. Им предоставили набор доказательств - как «за», так и «против» смертной казни. Каждая группа отыскала в доказательствах подтверждение своим убеждениям и раскритиковала доказательства, подтверждающие противоположную точку зрения. Они продолжали отстаивать свою позицию даже при том, что студентам рекомендовали быть справедливыми в оценке доказательств. Свою предубежденность студентам не удалось преодолеть.


Трудность в различении правдивых и ложных фактов, в том, что мы запоминаем их в том контексте, в котором с ними познакомились. Мы можем вспомнить, что ели на ланч вчера, но если нас спросить о чем-нибудь из более отдаленного прошлого, – ну, скажем, откуда мы узнали, что Москва – столица России, то мы вряд ли сможем ответить. Мы не вспомним, кто нам это сказал или из какого источника мы об этом узнали. И это потому, что информация в мозгу не хранится таким же образом, как сведения, записанные на бумаги или занесенные на жесткий диск нашего компьютера. Мозг постоянно пользуется информацией, каждый раз закладывая ее в память в новых местах. В результате факт теряет связь с источником информации. Это явление так и называется в науке: амнезия источника информации. Мы забываем, от кого узнали тот или иной факт и считаем его правдивым, забывая, насколько можно доверять источнику информацию.


– Как бороться с ложными слухами?


– Бороться со слухами очень трудно. Когда кандидат в политической кампании пытается разоблачить слухи о нем, его ошибкой является повторение лживой информации снова и снова. Люди, возможно, не запомнят, что информация была лживой, но запомнят, что слышали ее где-то и будут говорить: «я слышал где-то», и повторять неверные факты. Вместо этого нужно рассказать им новую интересную правдивую историю, чтобы они забыли лживую старую. Мало просто сказать, что слух лживый, его нужно заменить чем-то сильнодействующим, чем-то таким, что наверняка запомнится.


– А что если сказать себе: я верю только таким-то и таким-то источникам - и все.


– Звучит, как хорошая идея. Но мы обязательно станем выбирать те источники, которые более всего соответствуют нашим взглядам – вспомните исследования в Стэнфорде. Есть несколько правил. Так печатные источники заслуживают больше доверия, чем телевидение. В целом психологи утверждают, что если у нас нет достаточно времени, чтобы оценить факт, мы автоматически считаем его правдивым. Американскому телевидению и особенно новостным каналам кабельного телевидения трудно дать оценку правдивости из-за их сильного эмоционального воздействия. Легче выбирать правдивые источники среди печатных изданий и радиостанций. Еще одно правило – слушая противоречивое сообщение, пытайтесь представить, может ли быть верным обратное? В случае Обамы, легко представить себе, что он может быть христианином. Соблюдение такого правила станет хорошим орудием проверки слухов на лживость.


– Как вы сами выбираете источники получения информации?


– Потребляя новостную и другую информацию, как ученый, я стремлюсь использовать как можно больше источников. Причем из независимых источников. Новости я получаю из печати, – из основных газет или сайтов этих газет в интернете. Я пользуюсь и «Нью-Йорк Таймс», и «Би-Би-Си», и Национальным общественным радио. Я предпочитаю несколько источников сразу. Но не телевидение. Это очень сильно действующее на эмоции средство массовой информации, из-за чего трудно оценивать преподнесенную им информацию.


– А можно построить средства массовой информации в иерархический порядок по их правдивости: кому верить больше, кому – меньше?


– Да, можно. Но создать такую пирамиду очень трудно. Если я посоветую вашим слушателям не пользоваться каким-то источником информации, потому что с моей точки зрения он не совсем правдив, они могут мне не поверить, потому что у нас разные идеологические установки. Пользоваться таким фильтром очень опасно. Если кто-то говорит, что его интересуют новости только на консервативном канале Foxnews или на либеральном Американском общественном радио, другие вправе такой оценке не верить. Однако очень важно иметь персональную стратегию защиты от лживой информации.


– Не могли бы вы привести примеры слухов, проживших успешную жизнь в истории?


– Ошибочные убеждения во множестве встречались в истории, и примером может служить российская императрица Екатерина II. Считалось, что у нее были не очень хорошие склонности, которые лучше здесь не обсуждать. Зато их с готовностью обсуждали ее политические противники. Другой пример из американской истории, – обвинения в адрес президентов в том, что они были отцами незаконнорожденных детей. Раньше в Америке это был очень распространенный тип лживых утверждений, направленных против политических фигур. Но и в наше время Джон Маккейн – всего восемь лет назад - столкнулся с таким обвинением. Оно оказалось ложным, но все же на выборах 2000-го года этот слух повлиял на избирателей.


XS
SM
MD
LG