Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К каким проблемам на Северном Кавказе приводит авторитаризм центральной власти в Москве


Ирина Лагунина: Российская пресса продолжает обсуждать слухи о том, было ли совершено покушение на президента Чечни Рамзана Кадырова. Но вне зависимости от того, было оно совершено или нет, на самом деле это – повод еще раз вспомнить о том, почему обстановка на всем Северном Кавказе продолжает ухудшаться. Среди факторов, которые этому способствуют, эксперты отмечают фактический отказ Москвы от федеративных принципов государственного устройства. Авторитаризм не только не решает ключевые проблемы региона, но более того, постоянно порождает новые. Я передаю микрофон Олегу Кусову.



Олег Кусов: « Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Это первая статья Конституции государства, согласно которой российские республики приравнены к статусу государств. В реальности, убеждены политики и эксперты, положение республик совершенно другое – даже глав республик фактически назначают в Кремле.



Руслан Хасбулатов: С моей точки зрения, с федерализмом у нас не очень получается, прямо скажем. Ни с федерализмом, ни с республиканизмом. Что такое республиканизм? Это отказ от единоличного монархического правления.



Олег Кусов: Это мнение бывшего председателя Верховного Совета России профессора Руслана Хасбулатова.


В России произошло всё наоборот – отказавшись в 1993 года от Федеративного договора, инициатором подписания которого и был в своё время Руслан Хасбулатов, Кремль, после прихода к власти Владимира Путина, стал выстраивать вертикаль власти. Федеративные принципы устройства государства приобрели характер декларации. Это не замедлило сказаться на ситуации в северокавказском регионе. Так считает Руслан Хасбулатов.



Руслан Хасбулатов: Конечно, здесь вопросы республиканизма и федерализма имеют особое значение, это несомненно. Во-первых, надо понять, что северокавказские народы очень близкие по своему духу, по своему менталитету, по своему мышлению, по образу жизни. Несмотря на вот эти многие языковые противоречия, казалось бы, это очень близкие и родственные народы. Поэтому, конечно, к ним должно быть особое, как мне кажется, достаточно чуткое отношение со стороны федеральных властей. Конечно, Здесь не должно быть, как мне кажется, никаких попыток пытаться управлять по-другому, чем теми способами и формами, к которым они привыкли на протяжении многих столетий, а не просто десятилетий. Там было достаточно автономии при царе, до царя, после царя, при коммунистах, при антикоммунистах. И пытаться их свернуть в бараний рог, назначать консулов из Москвы – это смешно. Их, во-первых, никто не приемлет, естественно, никто с уважением относиться не будет.



Олег Кусов: Доктор политологии из университета чешского города Брно Томаш Шмидт, занимающийся проблемами Северного Кавказа, сравнивает современное федеративное устройство России с формальным федеративным устройством бывшей Чехословакии.



Томаш Шмидт: Федерализм в России по отношению к Северному Кавказу тоже не действует реально. Дело в том, что это не равный с равным, а это должно быть. Если этого нет, это как федерализм в Чехословакии в период с 69 года до 89 года в рамках недемократического режима. Реально это не действует. Кстати, еще вопрос такой – разница между культурным пространством очень сильная. Чехи и словаки были похожие народы, русский народ и этнос, например, аварский, лезгинский, ингушский – это разные культуры. Федерализм в рамках России, Российской Федерации имеет очень большие проблемы. Кстати, между русскими и чеченцами очень сильные обиды, с 19 века сильные обиды, что это урегулировать это сложно. Это конфликт ценностей.



Олег Кусов: Жители Северного Кавказа неоднократно убеждались в пагубности авторитаризма. Многие трагедии на Юге России стали следствием авторитарного подхода к решению сложных проблем. В частности, бесланская трагедия. Так считает бывший первый заместитель председателя Верховного Совета Южной Осетии доктор исторических наук Алан Чочиев.



Алан Чочиев: После Беслана я вообще думаю, что говорить о федерализме не только на Северном Кавказе, но и в России – это вообще что-то цирковое, такое лицемерие. До тех пор, пока в Татарстане, в Башкирии или Удмуртии на нефти элиты какие-то деньги делают, я думаю, что это все пока будет в цирковом лицемерии.



Олег Кусов: Современные российские власти не используют опыт царской России, которая, по мнению профессора Руслана Хасбулатова, в реальности имела все признаки федеративного государства.



Руслан Хасбулатов: Царская Россия, несмотря на свой унитарный характер, самодержавие, она фактически была федерацией. Существовали губернии, причем даже губернии различались по своему типу. Были губернии земские, другие не земские. Что значит земские, не земские? Это в одних случаях, когда местное самоуправление существовало, императорским указом позволялось, дозволялось населению избрать своих доверенных лиц. И существовал при губернаторе минипарламент, который определял всю политику, а губернатор выполнял волю этих земских гласных или земских представителей, земских депутатов. Фактически местные парламентарии. Это существовало с конца 18 века в России. Допустим, в западных областях, там, где преобладало польское население, люди были лишены таких прав. С другой стороны, было Финляндское герцогство. В Финляндском герцогстве, составная часть Российской империи. Были даже свои денежные знаки. Не только парламент, была очень гибкая система государственного управления, когда учитывались, во-первых, интересы общегосударственные и учитывались настроения, обычаи, традиции местных людей, то есть народов.



Олег Кусов: Руслан Хасбулатов считает, что к реальному федерализму были вынуждены прибегнуть даже советские руководители в 1922 году. Правда, этот период продолжался недолго.



Руслан Хасбулатов: Вот этот знаменитый спор между разными типами федераций, тогда Сталин не был, естественно, так силен, даже по сравнению с больным Лениным, когда разгорелся в 22-24 годах спор о федерализме и контрфедерализме, тогда всколыхнулась Украина, Закавказье, Белоруссия, Башкирия, Татария. Он показал однозначно, что для того, чтобы Россия существовала как единое государство, ей необходим федерализм. И Ленин согласился на СССР как союз независимых государств и заключил первый союзный договор не от того, что он был такой добрый и склонен давать народам разных стран слишком большую волю, а в силу политической необходимости.



Олег Кусов: Современные российские власти не учитывают даже опыта бывших союзников по социалистическому лагерю. Доктор политологии из университета чешского города Брно Томаш Шмидт напоминает, что формальный федерализм не смог сохранить Чехословакию. По его мнению, реальные федеративные отношения сложились у чехов и словаков только в наше время, в рамках Европейского Союза. От реального федерализма выиграли оба соседних народа.



Томаш Шмидт: Федерализм действовал в рекрутации кадров. Это значит, если госсекретарь был словак, председатель парламента должен быть чех и так далее. После распада коммунистического блока оказалось, что федерации реально не существует, что просто словаки хотят свое независимое государство. Должен сказать, что и на чешской стороне была поддержка развала федерации в основном из-за экономических причин. Эта федерация распалась в конце 1992 года за круглым столом. Все решали элиты политические. Тогда был чешский премьер Вацлав Клаус, сегодня чешский президент, и словацкий премьер тогда Владимир Мечер. Сейчас мы в Евросоюзе, мы в шенгенском пространстве, у нас границ нет. Отношения между чехами и словаками очень хорошие на уровне элит и на уровне населения.



Олег Кусов: Реальный федерализм вернётся в Россию, но только после резкого падения мировых цен на углеводороды, полагает доктор исторический наук Алан Чочиев.



Алан Чочиев: Халявные деньги, как можно сделать страну прогрессирующую на какие-то деньги от сырья. Сырье, какое бы оно ни было дорогое, как на нем можно создать государство, создать видимо можно, на какое-то время, но общество невозможно. Общество не должно состоять из граждан, которые создают первые два-три уровня производящего хозяйства. В этом государстве невозможно полноценное общество и не будет граждан, будут подданные. Подданных надо содержать халявными деньгами. Нефть дает эти халявные деньги. Будут подданные некоторое время, но граждане все-таки начинают формироваться в России. На Медведева я как-то робко, но смотрю глазами, в уголках которых немножко есть может быть смешное, но ожидание какое-то детское, что есть собственники в Питере, Москве, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, по России какие-то фермерства, что-то есть и это почти граждане. Им нужны право и закон, а не понятия.



Олег Кусов: Реальный, а не декларативный федерализм ещё способен снять напряженность на Северный Кавказ и спасти Россию от распада, считает Томаш Шмидт.



Томаш Шмидт: Конечно, можно, но путь длинный и нужно две вещи. Нужен круглый стол и договариваться как равный с равным. Если этого не будет, то трудно решить. Если будет с позиции силы сделано – нельзя. Кстати, возьмем кавказский менталитет – это просто не будет действовать. Во время кризиса, когда договариваемся, нельзя использовать позицию «старший брат».



Олег Кусов: Так считает доктор политологии из университета чешского города Брно Томаш Шмидт.


XS
SM
MD
LG