Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба уникального памятника византийской истории в Турции


Ирина Лагунина: Если вы верите, что Айе-Софии должна быть возвращена ее истинная религиозная роль как церкви, ради чего она и была построена, то, пожалуйста, поддержите петицию в адрес Европейского парламента, что Турцию не надо принимать в члены ЕС, пока Айе-Софии не вернут ее изначальное предназначение церкви, а не музея. Это я прочитала обращение на одном из европейских блогов. Чтобы Европарламент принял эту петицию, нужно набрать миллион подписей. Сколько уже собрано, на сайте не указывается. Пока этот вопрос в качестве претензии к Турции на европейском уровне не значится. Об этом уникальном памятнике истории в Стамбуле рассказывает Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Сладкий запах тягучего как карамель турецкого мороженого смешивается с ароматным дымом мангала и аппетитным запахом «султанских котлет», твердых шариков из говяжьего и бараньего мяса, любимой национальной турецкой еды. Уже с раннего утра на площади Султана Ахмета собираются толпы иностранных туристов. Идет бойкая торговля каталогами, в поисках клиентов снуют говорящие на всех языках мира «рехберы», то есть гиды. В центре площади расположен построенный более пятисот лет назад Софийский Собор, а ныне музей, напоминающий гигантскую старинную перевернутую медную чашу. Заплатив всего двадцать евро, пройдя полицейский контроль, попадаешь… в рай. Именно так, не упоминая, конечно, евро, сообщили в десятом веке посланники князю Владимиру. Говорят, это определило княжеский выбор и решение крестить Русь. Кстати, бывший величайший в мире византийский христианский храм сами турки считают таким же символом города, как москвичи здание Кремля или парижане собор Нотр Дам де Пари. У стен Святой Софии традиционно отмечают «День великой победы». Именно так турецкие историки трактуют захват Константинополя и гибель Византийской империи. К зданию музея, вернее, к минаретам, которые были пристроены после того, как храм превратили в мечеть, привязывают яркую иллюминированную растяжку с надписью «Освобождение». Организуются пышные торжества с участием военных оркестров. В театрализованных представлениях участвуют не менее тысячи человек. Музыканты с барабанами, бубнами, литаврами, в национальных одеждах символизируют былую мощь и силу Османской империи. С высоких трибун за ходом праздника наблюдают руководители страны и местные власти. Собираются ученики стамбульских школ. Айше, ученица одного из лицеев.



Айше: На уроках истории нам рассказывали, как далекие предки турки-сельджуки, пришедшие из глубин Азии, захватили великую мировую империю. С падением Византийской империи началась новая эпоха древнего города. Знать мало заботилась о положении своих соотечественников. Прозябавшие в нищете люди не встали на защиту Константинополя, который обороняли наемники из императорской гвардии. Султан Мехмет не разрушил храм, а приказал перестроить церковь в мечеть. Это было очень мудрое решение для того времени.



Елена Солнцева: Надо сказать, турки по-хозяйски отнеслись к доставшемуся наследству. Здание не стали разрушать, как это часто случалось в истории, а просто «адаптировали» для своих нужд. В османских хрониках сохранился интересный эпизод, повествующий о том, как султан завоеватель Мехмет упал на колени, пораженный величественным видом собора. Он сокрушался, что позволил своим воинам «аскерам» грабить город и лично разогнал бесчинствующих в соборе солдат. В знак величайшего смирения султан посыпал голову придорожной пылью. Известно, что султан Мехмет был жестоким, но весьма образованным человеком, владел четырьмя языками, в том числе латынью и греческим, увлекался астрономией и математикой. Совершив в храме пятничный намаз, он приказал перестроить церковь в мечеть, выделив для этой цели специальный денежный фонд. Крест на вершине купола заменили полумесяцем. Четыре стройных минарета были добавлены к мечети поодиночке. Для внутренней отделки здания пригласили мастера-индуса. Ислам запрещает изображать людей. Замазали мозаики, смыли фрески, повесили щиты из кожи с изречениями из Корана, соскоблили кресты и настенные росписи. Мозаичные плиты с изображением святых были покрыты тонким известковым слоем, а лики святых закрыты металлическими накладками. Мы беседуем с преподавателем истории одного из стамбульских лицеев Илькером Лейлеком.



Илькер Лейлек: Старинные фрески не были уничтожены, а просто замазаны. Одни называют это гуманным отношением к врагу, другие уверяют, что это сделано было из- за элементарной турецкой лени. Во времена Византийской империи храм Святой Софии был не только религиозным сооружением, но и символом и центром власти - там проходили коронации и государственные торжества.



Елена Солнцева: Каково же было отношение к храму у новых хозяев? Правда ли, что турки разграбили город и уничтожили многие христианские раритеты?



Илькер Лейлек: Все не так. Отношение к храму засвидетельствовало цивилизованную и гуманную для того времени позицию. Поэтому превращение его в мечеть было символическим решением, необходимым для утверждения новой власти.



Елена Солнцева: Вопрос о статусе Святой Софии вызывает ожесточенные споры в Турции …



Илькер Лейлек: После провозглашения Турецкой республики было принято уникальное решение - в 1933 году основатель турецкого государство Ататюрк превратил Софию в музей, что сделало ее достоянием всего человечества независимо от конфессии.Однако вопрос о статусе этого здания для многих до сих пор не решен. То и дело возле здания музея проходят митинги протеста, здание охраняется, ужесточен полицейский контроль.



Елена Солнцева: Турецкие суды завалены исками с требованием отменить один из первых декретов о создании в здании мечети музея. «Комитет по сохранению памятников старины и культуры» обратился за поддержкой к премьер- министру Турции Реджепу Эрдогану, лидеру правящей исламистской партии. Истинный мусульманин, верующий, должен, вроде бы оказать посильную помощь. Однако правящая исламистская партия крайне осторожно отнеслась к этому щепетильному для всех вопросу. Получив отказ, активисты общества подали иск в государственный совет - высший административный орган страны, который постановил, что нет оснований пересматривать как незаконный указ, превративший Айя-Софию из мечети в музей. Он также напомнил, что храм внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО, а Турция подписала Конвенцию ЮНЕСКО об охране культурных и природных богатств. В знак протеста против такого решения более ста манифестантов проникли в здание музея под видом обычных туристов и совершили в помещении вечерний намаз, что запрещено законом. Сотрудники турецкого спецназа выдворили их из мечети, арестовав около сорока человек. Один из участников акции заявил:



Богатые греки из США планируют «вернуть первенство» Константинополю и возобновить богослужения в храме. Представим будущее Софии: в полупустом храме снимут коранические надписи по-арабски и несколько раз в году будут проводить пышные богослужения со свечами, молитвами, с туристами в шортах и со жвачкой во рту. Мусульманам здесь, конечно же, будет не место. Замысел имеет политически смысл.


Елена Солнцева: Крайнее недовольство вызывает тот факт, что некоторые европейские организации предлагают рассматривать вопрос о возвращения Святой Софии христианам в качестве одного из условий вступления Турции в Европейский Союз. На сайтах ряда общественных организаций начат сбор подписей в поддержку передачи собора. Как сообщают турецкие средства информации, организаторы одного из таких сайтов «HagiaSophiaBlog.Com» планируют набрать миллион подписей и передать их в Европарламент, чтобы убедить Европейский союз обсудить это предложение серьезно. В Интернете разгорается настоящая война между сторонниками и противниками возобновления богослужения в бывшей мечети. Раздраженные турецкие блогеры организуют форумы. Требования о возвращении Святой Софии христианам называют «оскорблением турецкой нации». Привлекают к сотрудничеству хакеров, которые взламывают опасные, с их точки зрения, сайты, помещают угрожающие надписи. Участник интернет- сражений, тридцатилетний Мехмет Картал объясняет:



Мехмет Картал: Мы пытаемся охранять интересы турецкой нации. Идет серьезная подготовка для давления на Турцию с целью изъятия величайшего и прекраснейшего храма Стамбула из орбиты мусульманской культуры. Они хотят переписать историю и отобрать храм-символ в обмен на вступление Турции в Евросоюз и сделать его «мировым центром православия». Организаторы голосования пытаются угрожать Турции и ставят ей ультиматумы, увязывая ее вступление в ЕС с вопросом о Святой Софии.



Елена Солнцева: Существует иная точка зрения о том, что следует не давить, а убеждать общественное мнение. Именно этим и занимается организация «Free Agia Sophia Council in America», которая также борется за превращение музей обратно в кафедральный храм. Основатель, американский политик греческого происхождения Крис Спиру, экс-губернатор штата Нью-Хэмпшир, иммигрировал из Греции в США подростком в 50-е годы. Он занялся политикой, баллотировался в губернаторы штата Нью-Гемпшир, принимал активное участие в предвыборных кампаниях всех демократических кандидатов на пост президента США, горячо поддерживал Хиллари Клинтон в ее недавнем предвыборном марафоне. Спиру подчеркивает свою независимость от интересов православной церкви и настаивает, что вопрос о статусе Святой Софии - вопрос прав человека, а не только церковной или политической жизни. Исследуется возможность обращения в европейские суды для истребования права снова проводить службы в храме как месте, почитаемом православными христианами. Он также рассчитывает, что мусульмане Турции могут принять такой вариант, поскольку ислам разрешает верующим молиться в христианских храмах. Турецкий юрист Фюсун Айраклы не отрицает, что возможно компромиссное решение вопроса.



Фюсун Айраклы: В Турции все чаще раздаются призывы проводить в храме совместные богослужения для мусульман и христиан, по образцу совместного использования Большой мечети Омейядов в Дамаске. Там молятся и составляющие большинство мусульмане, и христиане, почитающие могилу Иоанна Предтечи, пророка Яхьи. Исламские теологи считают, что взаимодействие мусульман с «людьми Писания» имеет кораническую основу, турецкие мусульмане могут принять этот вариант, так как Ислам разрешает верующим молиться в христианских храмах.



Елена Солнцева: Тем временем Турцию обвиняют в недостаточно бережном отношении к христианским святыням. Так, недавно разразился настоящий скандал, причиной которого стала одна из мозаичных икон Иисуса Христа в Святой Софии. Негодование верующих вызвал рекламный ролик, где на лике спасителя турецкие дервиши исполняли ритуальные танцы. Видеоролик запустили во многих странах мира для привлечения в страну туристов.Турецкие эксперты уверяли, что хотели продемонстрировать христианскую и исламскую составляющую турецкой культуры. Однако в итоге был достигнут совершенно противоположный эффект. Международные христианские организации заявили, что фрагмент видеозаписи унижает честь и достоинство христиан и может рассматриваться как оскорбление религиозных чувств православных верующих. Экскурсовод Лейла Ипек уже много лет водит в музей иностранных туристов.



Лейла Ипек: Хранилища храма находятся в ужасающем состоянии. Власти ежегодно поднимают цены на билеты, однако не находят средств для ремонта здания. В Турции не раз вспыхивали скандалы о краже раритетов, последний из которых, пару лет назад, повлек за собой отставку более десяти сотрудников музея. Была разоблачена преступная группировка, которая занимались кражей экспонатов из хранилища и переправляла их за границу иностранным покупателям. Сколько было продано вещей - никто не знает. Все, что удалось потом найти, находилось в ужасающем состоянии. Были представлены старинные украшения, церковная утварь, позолоченные кубки, древние византийские церковные книги, которые не успели переправить за границу. Не так давно была обнаружена потайная комната, где находилась мастерская братьев Форсатти, которые открыли миру практически все, что мы видим сейчас на стенах музея. Именно они впервые обнаружили под старой штукатуркой знаменитые византийские мозаики.



Елена Солнцева: В своё время султан пригласил в Стамбул группу итальянских архитекторов, которые должны были реставрировать комплекс после землетрясения. Среди них были братья-швейцарцы Гаспаре и Джузеппе Фоссатти, хорошо известные в России. Они принимали участие в сооружении Троицкого собора Измайловского полка, строили "театр-цирк", ныне Мариинский театр в Санкт-Петербурге. Старший из братьев, Гаспаре Форсатти, успел к тому времени получить звание действительного члена Российской Академии Художеств за проект Петербургских бань. По одной из версий, братья приехали в Стамбул по приказу русского царя Николая I с целью создания здания Российского посольства. Их работа так понравилась султану Абдулмеджиду, что он поручил им восстановить храм после очередного сильного землетрясения. Архитекторы нашли Софию в ужасном состоянии. В своем дневнике Форсатти так описали свое первое впечатление от встречи с собором: «Стаи голубей парят над обветшалой крышей, через которую протекает вода. Разграбленные интерьеры, обветшалое здание, которое превратилось в убежище для грызунов и летучих мышей». Архитекторы замазали трещины в куполах, полностью заменили текущую крышу, очистили стены. После того, как были сняты холсты, приклеенные много веков назад, открылись декоративные византийские мозаики. Удивленный их красотой, Абдульхамид приказал продолжить работы, а когда были восстановлены все фрески, повелел их спрятать, чтобы уберечь от уничтожения. Экскурсовод Лейла Ипек.



Лейла Ипек: На стамбульском аукционе была выставлена для продажи одна из медалей, созданных в эпоху правления османского султана Абдюльмеджида для награждения тех, кто внёс свой вклад в восстановление комплекса Айя-София. Султан был полон решимости провести модернизацию Турции и укрепить ее связи с Западной Европой.



Елена Солнцева: Теперь многолетние споры о статусе здания сказываются даже на таких незначительных хозяйственных вопросах, как прокраска стен. Специалисты до сих пор не могут однозначно ответить на вопрос, в какой же цвет красить здание музея. В ходе многочисленных реконструкций цвет неоднократно менялся. Какое-то время Софию красили в зеленый, символизирующий религию ислама, затем в ярко-голубой тон. Ряд экспертов настаивает, что здание должно быть выкрашено в грязно-розовый цвет. Именно так выглядели все византийские храмы после постройки. Другие уверяют, что нужно красить в желтый, как выкрасили храм после того, как он был преобразован в мечеть. А стены, тем временем, требуют покраски...


XS
SM
MD
LG