Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгений Ясин: "Когда речь идет о серьезных компаниях, обязательно раздаются звонки - этого трогай, этого не трогай"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Марк Крутов: Громкое дело российской металлургической компании "Мечел", на которую уже несколько раз обрушился с критикой премьер-министр Владимир Путин, продолжает оставаться в центре внимания журналистов и экспертов. Вслед за этой компанией гнев властей пал на две других крупных фирмы, занимающихся добычей угля - "Распадский уголь" и "ЕвразХолдинг". Против них возбудила дела Федеральная антимонопольная служба. Власти недовольны высокими ценами не только на уголь, продающийся в России. Темой для обсуждения экономистов в этом году уже становились и цена на авиационный керосин, который в России стал стоить дороже, чем за рубежом, и стоимость продуктов питания. В качестве причины часто называется ценовой сговор производителей. Чтобы решить эту проблему, антимонопольная служба намерена уже в августе внести в правительство законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за картельный сговор. Сейчас уличенные в нем компании можно только оштрафовать. Предложение об уголовной ответственности для тех, кого уличат в нарушении правил конкурентной борьбы, озвучил глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным.



Игорь Артемьев: Наша экономика открыта, она капиталистическая, переходная экономика, она открыта сегодня для таких воздействий, когда собралось пять человек где-нибудь поговорить, и они приняли решение о повышении на 20-30-40-50 процентов на такой товар, который нельзя ничем заменить. Лекарства, определенные продукты питания, топливо, включая то, что вы говорили по авиационному керосину, по дизельному топливу, по всему остальному. Это должно просто стать зоной нашего особого внимания.



Марк Крутов: Прокомментировать инициативу Федеральной антимонопольной службы о введении уголовного наказания за картельный сговор мы попросили эксперта. Заместитель руководителя Высшей школы экономики Евгений Ясин в интервью корреспонденту Радио Свобода Любови Чижовой рассказал, что главная проблема антимонопольного законодательства в России – не строгость или мягкость наказания, а его выборочное применение.



Евгений Ясин: Проблема состоит в том, что в России конкуренция очень слабая за исключением некоторых рынков. Вот на некоторых рынках нет такой проблемы. Возьмите, например, пищевую промышленность - молоко, молочные продукты, мясные продукты и так далее, там более или менее приличная ситуация, конкуренция есть. Но таких отраслей мало. По большинству отраслей очень слабая конкуренция, и поэтому нужны определенные законодательные меры, и не только дело в законодательстве, но и в практике. То законодательство, которое создало бы нормы для регулирования случаев картельного сговора и прочих, я не возражаю, я считаю, что это полезно: люди должны знать, что они будут нести уголовное наказание, если будут доказательства. Но проблема состоит в том, что собирать улики по этой теме очень сложно. В нынешней практике прямые сговоры бывают очень редко. Но есть лидерское поведение определенных фирм, которые просто берут на себя... повышают цены, а за ними повышают все. Прямого сговора нет. Проблема в большей степени заключается в круге полномочий антимонопольной службы. Потому что в течение всего времени, сколько я знаю, антимонопольная служба работает по такому принципу: ей разрешают заниматься мелочевкой, а по всем остальным вопросам такое же "телефонное право", как в наших судах и так далее. Когда речь идет о каких-то серьезных компаниях, то обязательно раздаются звонки: этого трогай, этого не трогай. Даже если не звонят, то все равно у работников антимонопольной службы всегда есть некие гипотезы, кого можно, а кого нельзя. Сейчас напали на "Мечел". А почему так случилось? Они покупали "Восточный Кузбасс" и так далее. Что, не было понятно, что образуется компания, которая будет иметь, ну, не монопольную, но какую-то доминирующую позицию на рынке? Это было очевидно. Мы же тогда не решали этот вопрос. А ясно было почему. Потому что Зюзин не подвергался критике и так далее. Богатый бизнесмен. Мало ли, где он и у кого может получить поддержку. Но вот эта обстановка - она в действительности порочна в основе своей, потому что не закон играет существенную роль, не полномочия ведомства, не его ответственность, а какие-то такие соображения - кого можно выставить под наказание, а кого нельзя.



Любовь Чижова: Если возвращаться к картельным сговорам, какие наиболее яркие примеры картельных сговоров, ну, или случаев, похожих на картельные сговоры, можно вспомнить?



Евгений Ясин: Не могу вам сказать, потому что каждый раз, когда говорят о картельном сговоре, нет никаких доказательств того, что мы не имеем дело просто с движением рынка. Но просто привычка такая у наших руководителей - искать виноватых. Предположим, у нас повысили цены на молоко, стали искать, кто виноват. На самом деле там не было виновных, подвинулся мировой рынок, поднялись цены в Европейском Союзе. А у нас цены поднялись выше, чем на западных рынках. Ну, потому что там была более жесткая конкурентная ситуация. У нас - менее конкурентная ситуация, в особенности в региональном аспекте.



Любовь Чижова: Чем опасны картельные сговоры для экономики государства в целом и отдельного гражданина в частности?



Евгений Ясин: Если есть картельный сговор, если вообще есть монопольное положение на рынке, когда какие-то компании имеют преимущество и могут влиять на рыночные цены, эта компания извлекает монопольный доход, а другие платят больше, и в этом проблема.


XS
SM
MD
LG