Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реконструированный "Военторг": "впечатление от новодела превосходит самые худшие опасения знатоков архитектуры"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Марк Крутов: Взорам жителей российской столицы на днях открылся вид на реконструированное здание магазина "Военторг" на улице Воздвиженка. Когда сносили старое, власти обещали, что памятник архитектуры будет восстановлен в прежнем виде, однако впечатление от новодела превосходит все самые худшие опасения знатоков архитектуры.



Лиля Пальвелева: Здание, построенное в первом десятилетии ХХ века по заказу Экономического общества офицеров Московского военного округа, перепутать с другими было невозможно. Фасад с рыцарями на фронтоне запоминался с первого взгляда. Но что же сейчас? Об этом спросим у члена президиума Экспертного совета при главном архитекторе Москвы Алексея Клименко.


Видели ли вы после того, как раскрыли леса, новый "Военторг"?



Алексей Клименко: Я видел его и очень огорчился, поскольку автор его, такой руководитель мастерской "Моспроекта-2" господин Колосницын и руководитель "Моспроекта-2" Михаил Михайлович Посохин позволили себе нарушить процедуру, которая у нас существует, а именно, что все общественно значимые проекты на территориях исторических зон подлежат обязательному прохождению через наш экспертный совет при главном архитекторе.



Лиля Пальвелева: При главном архитекторе Москвы?



Алексей Клименко: Да. И вот этот наш общественный совет в последние годы как-то все меньше и меньше проектов... Ну а зачем? Если можно обходить встречи с нами, согласование с нами, тем более что мы все с критикой, приходилось переделывать.



Лиля Пальвелева: Я не поняла, они вам вообще проект не показывали или показывали, но не учли ваши предложения?



Алексей Клименко: Не показывали. В результате то, что легко можно было исправить, и то, чего мы ни в коем случае не допустили бы, в частности, появление прямо над главным фасадом гигантской мансарды… ну, те же самые объемы можно было получить иначе, расположив ее где-то в глубине и так далее.



Лиля Пальвелева: А в подлинном, прежнем "Военторге" этой мансарды не было?



Алексей Клименко: Конечно, не было мансарды. Когда нормальный процесс рассмотрения проектов, тогда и находится решение. Мы говорим: нет, так нельзя. В результате разные варианты. Ну, мы же профессионалы. А в результате нарушения этого установленного регламента все пущено на самотек, как заказчику, авторам приходит в голову, вот так они и реализуют.



Лиля Пальвелева: Расскажите о своих впечатлениях, что же им пришло в голову?



Алексей Клименко: Им пришло в голову, во-первых, резко увеличить масштаб всех пропорций, объемно-пространственного решения и пропорции всех деталей. Поэтому подлинные элементы, очень немногие элементы, которые сохранились от наружной декорации "Военторга", выглядят очень странно, поскольку у них просто другой масштаб. То здание архитектора Залесского 1912 года было исполнено благородства, достоинства, сдержанности, точности и элегантности, ну, такой настоящий европейский модерн. То, что получилось сейчас, это не какая не реставрация, это не какой не модерн, а это очень в ряду того, что реализовано, например, на Поклонной горе. Это пример того, что итальянцы нежно называют mania grandiosa, то есть вот такое стремление к гигантомании с таким имперским духом.



Лиля Пальвелева: У подлинного "Военторга" внутри был атриум, и это была одна из примет той элегантности, о которой вы говорили. Сохранился ли он теперь?



Алексей Клименко: Да нет, ну, там же все снесено было абсолютно. Старое здание снесено абсолютно, поскольку под ним делался гараж на пять этажей, на пять ярусов, и чтобы работать там, на глубине, под землей, притом что над головой старое здание, хотя оно на самом деле молодое… 1912 год - это совсем молодое для архитектуры, оно было очень крепким, хорошим. Но все равно ведь тяжелая техника там, под землей, раскапывала этот котлован, значит, была опасность, тем более что старый "Военторг" больше десятка лет не использовался никак: его сознательно доводили до состояния руины.



Лиля Пальвелева: И этим потом оправдали, что спасти памятник нельзя, построим новодел?



Алексей Клименко: Да. Самое главное, что он не был официально памятником. Это упрек предыдущим органам охраны памятников, то, что теперь называется "Москомнаследие", поскольку по классу своему он, безусловно, заслуживал статуса памятника.



Лиля Пальвелева: К сказанному Алесем Клименко добавим: сейчас все дружно называют "Военторг" одной из трех самых значимых архитектурных утрат последнего времени в Москве. Как и следовало ожидать, это невосполнимая утрата.


XS
SM
MD
LG