Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: знаете ли вы, как действует на вас запах мяты? Мы открываем серию бесед о запахах


Ирина Лагунина: Долгое время темпы изучения такой области восприятия, как обоняние, отставали от исследований зрительной или слуховой системы. И лишь в последние годы ученым удалось продвинуться в понимании некоторых обонятельных процессов. О том, как действует на человека запах мяты, лаванды или лимона и о том, какую роль играет обоняние в нашем быту, рассказывает кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации Елена Родионова.


С ней беседуют Александр Марков и Ольга Орлова.



Александр Марков: Елена, что такое обоняние и почему вы как ученый решили заняться именно обонянием?



Елена Родионова: Обоняние сейчас - это очень бурно развивающаяся отрасль науки, исследование обоняния, поскольку сенсорная система, орган чувств, которым сложно было заниматься в предыдущие годы. Сейчас оказалось, что сенсорная система играет очень большую роль не только в жизни животных, но и в жизни человека тоже. Поэтому это очень интересно.



Ольга Орлова: Вы говорите, идет бурное развитие - это означает, что науке стали известны новые факты, которые позволили этой отрасли продвинуться?



Елена Родионова: Во-первых, в 2004 году нобелевская премия по медицине была присуждена Линде Бак и Аксель, исследователям обонятельной системы. Ими было показано, во-первых, что огромная часть генома человека, генома животных содержит гены, которые кодируют обонятельные рецепторы. Потом они показали, как кодируется обонятельный сигнал. Они сравнивают это с музыкальным аккордом, когда несколько рецепторов возбуждаются под действием пахучего вещества и каждый раз под действием пахучего вещества аккорды различаются.



Александр Марков: То есть разные рецепторы реагируют на одно и то же пахучее вещество.



Елена Родионова: Одно и то же пахучее вещество возбуждает разные рецепторы, и разные рецепторы реагируют на разные пахучие вещества. То есть получается совершенно уникальный аккорд каждый раз. Прошло огромное количество работ по поведению, по поведению человека. Выяснилось, что очень много интересного в этой области, очень много нового.



Ольга Орлова: Вы рассказывали, что выяснилось, оказывается, не так давно, кодируют обонятельные рецепторы. Но это означает, что сам процесс обоняния очень важен для человека, для организма живого. А стало понятно, в чем его важность?


Александр Марков: Не у всех животных такая большая часть, именно у млекопитающих, насколько я помню, у крысы 1600 действующих обонятельных генов.



Елена Родионова: Кто как говорит, от 2200 до 1800 я читала, по-разному. Для млекопитающих обоняние играет примерно такую же роль, как для нас зрение. Для приматов и для человека в том числе все-таки важнейшая сенсорная система – это зрение. Мы больше доверяем зрению, чем другой системе, даже слуховой. А для огромного большинства млекопитающих обонятельная система – это глаза в мир. Потому что для них это и выбор партнера, и идентификация другой личности.



Ольга Орлова: То есть получается, что и для большей части млекопитающих запах несет больше информации, чем взгляд.



Елена Родионова: Думаю, что так. Я очень люблю смотреть, как моя собака узнает меня. Она меня видит, уже виляет хвостом, но пока она не почувствует запах, полной уверенности нет. Стоит поймать струю запаха, и она полностью уверена, что это я, можно бежать навстречу, радостно виляя хвостом. Для большинства млекопитающих, я думаю, так. Зрение, да, это важно, но все-таки основной взгляд на мир через нос или очень мощный дополнительный источник информации.



Ольга Орлова: Что несет запах человеку, какую информацию?



Елена Родионова: Начнем с того, что вообще для человека все-таки запах вторичен. Во-первых, потому что у всех приматов, у человекообразных обонятельных генов много, но большая часть, две третьи не работает. Поэтому у нас в отличие от мыши, у которой тысяча рецепторов, у нас их примерно триста. Поэтому нам трудно себе представить, какой запаховый мир, обонятельный мир окружает собаку или мышь. Но все больше появляется сведений, что для человека запах играет огромную роль. Хотя и подсознательно, по-видимому. Потому что мы чувствуем запах, но не всегда понимаем или, я бы даже сказала, никогда не понимаем, как он на нас действует. Например, сейчас много работ, которые позволяют выяснить, как воздействует на человека фоновый запах, просто окружающий запах. Он бывает обычно небольшой концентрации, но тем не менее, оказывается, что действие довольно сильное. Например, в приемной дантиста запах апельсина успокаивает и бодрит, снимает страх. Мы проводили опыты на школьниках. Мы смотрели, как сказывается на работоспособности детей запах мяты и лаванды. Это просто проводилось в обычном классе, когда дети сидели, выполняли свои упражнения самые обычные, а мы считали количество ошибок в присутствии запаха и в его отсутствие. Упражнения выбирали как можно более простые, хотя трудно, как оказалось, выбрать простые упражнения в школе. Это был арифметический диктант, когда они на слух воспринимали условия примера и записывали ответ, или словарный диктант, когда они записывали незнакомые, не выученные заранее слова. И оказалось, что мята и лаванда влияют на работоспособность, причем по-разному. Мята всегда уменьшает количество ошибок, сделанных в работе. Лаванда в работе по русскому языку уменьшает количество ошибок, а по математике увеличивает.



Ольга Орлова: Объяснение такому результату экспериментов найдено было вами?



Елена Родионова: Пока нет.



Ольга Орлова: Пока просто анализируете.



Елена Родионова: Такие работы по-разному делаются, таких работ довольно много. Мне очень понравилась работа: люди в систему кондиционирования запускали запах лимона и по видеокамерам смотрели, сколько ошибок люди разные делают при открывании ключом двери, неправильно попадают или не сразу попадают в скважину. Оказывалось, что запах лимона снижает количеств ошибок при открывании дверей.



Александр Марков: Речь идет о запахах, это сильные запахи, которые воспринимаются сознательно человеком, он чувствует, что пахнет лавандой?



Елена Родионова: Поначалу да. Я не знаю, нужно ли называть цифры, это очень низкая концентрация запахов, это сотые доли, тысячные доли миллиграмма в метре кубическом. Поначалу, когда мы развешивали, на бумажные фильтрах капали, поначалу запах чувствуется, потом довольно быстро к этому привыкаешь, и запах чувствуется, когда волна воздуха проходит, дверь открыли или кто-то встал и тогда легкий запах ощущается, не сильно.



Александр Марков: Интересно, вы долго проводили эксперименты? Можно сказать, что это эффект новизны, когда школьник ощущает новый необычный запах, у него внимание мобилизуется. А если изо дня день будет запах, то эффект быстро исчезнет.



Елена Родионова: Изо дня в день. Потому что мы проводили в течение всего учебного года с некоторыми классами, а с некоторыми два года. Это очень длительный эксперимент, потому что для того, чтобы получить достаточную статистическую выборку, мы вынуждены были очень долго работать, потому что мы работали в очень грязной среде. В классе не только запах той мяты, которую мы повесили, распространили, но там школьники и учителя пользуются парфюмом. Между прочим, в младших классах, для меня это было удивительно, но это факт, пользуются разными одеколонами. Довольно существенная добавка к разным запахам.



Ольга Орлова: Недоеденные бутерброды, непроветренные классы, грязная обудвь.



Елена Родионова: Жевательная резинка, в конце концов. То есть это очень грязная запаховая среда. Поэтому просто получается, что эффект огромный, действие мяты очень сильное, но из-за того, что среда грязная, он снижается. Поэтому мы вынуждены были работать долго. Вообще такие опыты проводятся в специально оборудованных помещениях, где запах подается, но это не так интересно.



Александр Марков: А вы в естественной обстановке школьников изучали.



Елена Родионова: Мне кажется, это более интересно. Нельзя сказать, что это благодаря тому, что, например, запах подается активно на человека, часто в таких опытах запах вентиляторами гонится на человека, поток воздуха с запахом – это абсолютно неестественная ситуация. У нас такого не было. Да, и между прочим, дети были в знакомой среде, мы ничего не меняли, человек не сидел в опыте, а они просо жили.



Александр Марков: Кто же вам разрешил со школьниками экспериментировать долгое время?



Елена Родионова: Поскольку у нас нет такого института, как этический комитет, как это принято в других странах, то мы получили международный грант, это было спонсировано, мы обязаны были предоставить разрешение, мы советовались, просили разрешения у директора, школьного психолога и учителя, который работает в классе, естественно у родителей. На родительском собрании мы рассказывали, что мы будем делать. Но поскольку мы выбрали те запахи, которые, мягко говоря, знакомы жителям нашей страны, я думаю, что вообще всего мира, мяты и лаванды.



Ольга Орлова: Достаточно мягкие, щадящие, как правило, если нет аллергии у людей, приятные запахи.



Елена Родионова: И потом мы в том случае, когда возникали какие-то проблемы у детей, голова болела, мы просто прекратили опыты в этом классе. У одной девочки болела голова в присутствии лаванды. Мама была очень удивлена. А так в течение трех лет у нас было пять разных классов, не было никаких проблем.



Ольга Орлова: Скажите, пожалуйста, а с чем связан эффект привыкания к запахам, когда, например, люди пользуются часто сильно духами и туалетной водой, чувствуют это может быть секунду, а потом они не чувствуют, насколько сильно вокруг них распространяется этот аромат.



Елена Родионова: Здесь может быть несколько причин. Во-первых, люди по-разному ощущают запахи, у кого-то более чувствительная обонятельная система, а кто-то менее. Это во-первых. Во-вторых, есть такой период адаптации, когда орган чувств, рецептор непрерывно раздражается, он просто перестает реагировать. У зрения очень развито. Например, если тень от сосудистого дерева в глазу падает на сетчатку, но мы его не видим, потому что всегда раздражаются одни и те же рецепторы. Если посветить сбоку в глаз фонариком, то вы увидите эту тень, потому что она будет раздражать другие рецепторы. То есть это явления адаптации, которое для органов чувств, не только для органов чувств, вообще для нервной системы существенна.



Александр Марков: Тень от сосудистого дерева - это сосуды, которые перед сетчаткой находятся, мы сквозь них смотрит?



Ольга Орлова: Тем же самым эффектом объясняется у курильщиков, которые постоянно курят, снижена обонятельная чувствительность, они менее восприимчивы к запахам. Это связано с тем, что дым постоянно раздражает рецепторы обонятельные, они хуже реагируют.



Елена Родионова: Я думаю, что вообще повреждаются. Поскольку вообще дым табачный сильное отравляющее вещество, поэтому сильно действует на рецепторы. Что снижается острота обоняния – это точно, это показано.


XS
SM
MD
LG