Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радован Караджич впервые предстал перед Международным гаагским трибуналом


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нидерландах Софья Корниенко.



Андрей Шарый: Сегодня впервые предстал перед Международным гаагским трибуналом по наказанию военных преступлений в бывшей Югославии бывший лидер боснийской Республики Сербской Радован Караджич. За этим заседанием внимательно следила корреспондент Радио Свобода в Нидерландах Софья Корниенко. Софья сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы".


Софья, Караджича будет консультировать команда адвокатов, хотя он заявил, что планирует защищать себя в суде сам. И вот накануне его советники посоветовали ему вести себя спокойно и уверенно. Выполнил, на ваш взгляд, Караджич их совет? Как он выглядел в трибунале, как себя вел?



Софья Корниенко: Мне кажется, что в начале заседания, безусловно, он выглядел увереннее, чем ближе к его концу. Он сидел достаточно далеко от судьи, в окружении двух охранников. Одет он был в модный темный костюм и узкий галстук, аккуратно подстрижен, аккуратно побрит, волосы абсолютно седые, зачесаны назад. Большую часть заседания он просидел с очень печальным выражением на лице. Однако на вопросы голландского судьи Альфонса Ори он отвечал охотно и даже пару раз вежливо улыбнулся. Однако ближе к концу заседания атмосфера накалилась, несмотря на то, что было решено, что Караджич получает отсрочку в 30 дней и не обязан был сегодня отвечать, считает ли он себя виновным по пунктам обвинения, он тем не менее в конце заседания попросил, чтобы ему дали несколько минут, чтобы он выразил, чем он недоволен.



Андрей Шарый: Как так получилось, что сегодня фактически не было предъявлено Радовану Караджичу обвинение в трибунале?



Софья Корниенко: Потому что обвинительное заключение, как уже говорил Серж Браммерц, это главный прокурор трибунала, вчера на пресс-конференции, еще не является окончательным текстом, оно подлежит переработке. В частности, по заявлению некоторых экспертов и аналитиков здесь, а также бывшего заместителя прокурора Карлы дель Понте Джеффри Найса, в этом обвинении должен присутствовать пункт о связи действий Караджича с Белградом, о том, что это все было согласовано, так как если этого пункта нет, а его сейчас нет, то нельзя говорить ни о действиях ООН, может быть, также неправомочных, как сказал Найс, ни о действиях Милошевича. То есть эти вопросы больше никогда тогда не всплывут. Этот пункт должен быть включен.



Андрей Шарый: Тут интересно заметить… конечно, уважаемая организация международная - Международный гаагский трибунал, однако человека 12 лет искали, формулировали 12 лет обвинение против него, много раз переписывали, вот, наконец, его поймали, он приехал - обвинение оказалось не готово. Однако, в общем, возможности у Караджича для того, чтобы использовать трибуну трибунала для политических заявлений сегодня не было или он ее не использовал, по крайней мере?



Софья Корниенко: Караджич сказал, что раз текст не окончательный, то он ничего и говорить не будет. Но это любому обвиняемому предоставляется такая возможность - один раз отсрочку ему дают. И, соответственно, следующее заседание, когда он обязан уже будет дать свой ответ, считает ли он себя виновным или нет, состоится 29 августа.



Андрей Шарый: Интересно тут, что все-таки (я с вами немножко не согласуюсь, Софья), когда судили Слободана Милошевича, он с ходу по каждому вопросу начинал делать политические заявления, его тогда согласно регламенту суда отключали от микрофона. По крайней мере, такого сегодня с Караджичем не случалось, не так ли?



Софья Корниенко: В конце заседания произошло почти то же самое. Когда Караджич начал выступать... я могу его процитировать, он сказал: "Если господин Холбрук до сих пор хочет моей смерти, интересно, достаточно ли у него длинные руки, чтобы достать меня здесь". И он выступал вот с такими обвинениями в адрес Холбрука, говорил о договоренности, которая якобы была заключена между Соединенными Штатами и Караджичем, сказал, что он бы появился в Гааге и сам еще в 1995-1996 году, если бы якобы Соединенные Штаты не собирались его ликвидировать. С подобными обвинениями он начал выступать в конце заседания. И тогда судье Ори и стороне обвинения действительно пришлось его постоянно прерывать и говорить, что такие заявления он должен направить в письменном виде, и это не соответствует регламенту предварительного заседания сегодняшнего.



Андрей Шарый: Замечу для тех, кто, может, не очень хорошо помнит, что Ричард Холбрук - это один из основных американских международных посредников. Его имя упоминалось в связи с тем, что якобы Радован Караджич заключал некую неформальную договоренность с американскими дипломатами о том, что в том случае, если он уйдет из политики, его не будет преследовать трибунал. Однако документов этих никогда никто не видел.


XS
SM
MD
LG