Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наступление на права человека в Китае. Репрессии против членов секты Фалуньгун


Ирина Лагунина: Наступления на права человека в Китае продолжаются, несмотря на то, что, выставляя Пекин в качестве кандидата на олимпийский город, китайское правительство клялось, что свободы, в том числе свобода прессы, будут обеспечены. В среду в неудобное положение попал Международный олимпийский комитет, который был вынужден признать, что МОК фактически согласился на то, что китайские власти будут подвергать цензуре Интернет и во время игр тоже. Среди сайтов, которые оказались заблокированными в Пекине, - Радиостанции Свободная Азия и Голос Америки, а также правозащитные организации «Международная амнистия» и Human Rights Watch . А до этого Китай на глазах всего мира повел наступление на тибетцев. И по-прежнему ведет - менее видимое, но не менее жестокое - наступление на сторонников движения «Фалуньгун». Об этом рассказывает Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Правозащитники во многих странах, в том числе и в России выучили это китайское слово «Фалуньгун». В правозащитные организации обращаются приверженцы «Фалуньгуна» с жалобами на притеснения. В Китае, который является родиной «Фалуньгуна» и где больше всего его последователей, преследования особенно жестоки. Что такое «Фалуньгун»? Это древнекитайская система совершенствования души и тела «цигун», адоптированная к современным условиям. Ее возродил и представил в 1992 году человек по имени Ли Хун Джи, которого его почитатели называют «мастером». Главный принцип «Фалуньгун» в изложении Ли хун Джи – истина, доброта, терпимость. Для исповедующих «Фалуньгун» эти принципы являются основным критерием совершенствования, они помогают человеку улучшить его моральный облик и повысить нравственность, избежать стрессов и обрести гармонию с окружающим миром. Таким образом практикующие «Фалуньгун» стремятся исправить свой характер и добиться духовного совершенства. Среди приверженцев «Фалуньгун» есть люди разных профессий, разного культурного и социального уровня. Они ведут нормальную семейную жизнь, стремятся честно и добросовестно работать, быть порядочными людьми во всех жизненных ситуациях. Многие из них отказались от алкоголя и наркотиков, от других вредных привычек. Они уверяют, что после занятий «Фалуньгун» обретают спокойствие, бодрость и энергию.


Практика «Фалуньгун» состоит из пяти несложных плавных физических упражнений. Выполняющие их уверяют, что после их выполнения у них улучшается самочувствие и активизируются умственные способности. Упражнения эти под силу выполнить любому человеку в любом возрасте. Нет необходимости в особом опыте или каких-то особых навыках. Приверженцы «Фалуньгун» не считают это религией, у них нет ритуалов, нет объектов поклонения, нет храмов. Но учение это роднит с религией его духовность. Суть практики и принципы совершенствования, принятые у них, изложены в книгах Ли Хун Джи, основная из которых «Джуань Фалунь», она издана к настоящему времени на 15 языках. Последователи «Фалуньгун» утверждают, что у них нет никаких коммерческих целей. И действительно, занятия проводятся бесплатно, для того, чтобы примкнуть к практикующим «Фалуньгун», не нужно платить какие бы то ни было взносы и они не принимают пожертвований. Все очень неформально, нет регистрации, нет расовых, культурных или национальных ограничений. В общем, казалось бы, совершенно безобидные люди. Они утверждают, что у них нет никаких политических целей. Однако неудивительно, что в коммунистическом Китае их преследуют, потому что в их брошюрах утверждается, что компартия Китая уничтожает богатую традиционную культуру этой страны, ту самую культуру, из которой «Фалуньгун» гармонично выросла. В течение 80 лет господства компартии в Китае сочувствие, любовь и согласие, которые были народными вечными ценностями, стремятся подменить борьбой и ненавистью. Это ввергло великий народ в глубокий нравственный кризис, считают последователи «Фалуньгун». Являются установленным фактом жестокие преследования приверженцев учения «Фалуньгун». Многие из них находятся в местах лишения свободы и в ссылке. По требованию китайских властей последователей «Фалуньгун» депортируют из других стран в Китай. Известен такой случай депортации и в нашей стране. На родине депортируемых ждет суровая расправа. О преследованиях исповедующих учение «Фалуньгун» я беседую с Сергеем Никитиным, главой российского отделения «Международной амнистии».



Сергей Никитин: Мы знаем о проблеме с людьми, которые практикуют «Фалуньгун». И у меня в руках журнал, который ежеквартально издает наш московский офис «Международной амнистии», где сообщается о том, что к 10 декабря прошлого года была проведена акция в поддержку человека по имени Бу Дун Вэй, практикующего «Фалуньгун». Мы знаем, что люди, которые практикуют «Фалуньгун», преследуются.



Людмила Алексеева: Они что, преследуются не только в Китае, но и у нас тоже?



Сергей Никитин: У меня было несколько звонков здесь. Более того, насколько я помню, были судебные процессы в отношении людей, практикующих «Фалуньгун» в Российской Федерации и им нужны были документы, подтверждающие, что они преследуются в Китае. Эти документы я давал этим людям, они предоставляли в суде. По-моему была очень печальная история, когда человека в Петербурге арестовали. Это была, если я не ошибаюсь, смешенная семья, то есть супруг был китайский гражданин, жена была русская.



Людмила Алексеева: Его депортировали в Китай?



Сергей Никитин: Да.



Людмила Алексеева: А что такое «Фалуньгун», как вы объясняете?



Сергей Никитин: Это течение, которое не называется религиозным, они себя считают неким духовным течением, но отношение к ним со стороны китайских властей резко отрицательное. И удивительно, насколько коммунистические власти Китая не приемлют. Это преследования, это заключение в трудовые лагеря, в частности, этот человек, о котором я упоминал, его поместили в трудовой лагерь, его лишили сна, избивали. То есть всякие мучения и пытки. Опять же он был лишен связи со своей семьей, что является серьезным нарушением прав человека.



Людмила Алексеева: Как много узников оно представляет?



Сергей Никитин: Вне сомнения число вопиющих случаев гораздо больше, чем число документов, которое выпустила «Международная амнистия» по этому поводу. Мы являемся сбалансированной организацией, поэтому мы должны исследовать мнения с обеих сторон. Мое личное интересное наблюдение, когда я ехал в поезде из Москвы в Петербург, и со мной в купе оказались три китайских товарища, двое из них были с материкового Китая, а один оказался их гид, он единственный, кто мог говорить не только на китайском языке, но и на английском. И мы с ним довольно оживленно долго беседовали обо всех вопросах на свете. В том числе я упомянул как раз эту ситуацию с людьми, практикующими «Фалуньгун». Лицо его преобразилось в ужасе, и он меня стал горячо и торопливо убеждать, что это страшная секта. То есть это человек, живущий в Гонконге, то есть человек, который не имеет ничего общего с воздействием китайской коммунистической партии, человек, который имеет доступ к различным средствам массовой информации.



Людмила Алексеева: А как он объяснил, чем они страшны?



Сергей Никитин: Само понятие секты в его устах уже должно внушать какой-то ужас.



Людмила Алексеева: Слово «секта» несет отрицательный заряд?



Сергей Никитин: Теперь да, коннотация этого слова печальна.



Людмила Алексеева: Ранние христиане тоже были сектой в Риме.



Сергей Никитин: Если разобраться в этимологии этого слова, то это всего лишь отдельная часть, но на нем уже столь всяких ассоциаций. Я полагаю, что он сам толком не знает.



Людмила Алексеева: Так же как мне говорят: вы знаете, Свидетели Иеговы - это ужасные люди. Почему ужасные? Они в других странах живут, и там их никто не считает ужасным, а у нас почему-то все пугаются.



Сергей Никитин: Надо знать для того, чтобы была возможность судить.



Людмила Алексеева: «Международная амнистия», мне нравится осторожность, с которой эта организация делает свои выводы. Конечно, можно упрекнуть, мол, осторожность иногда переходит в робость. Но лучше так, чем впасть в грех клеветы.



Сергей Никитин: Мне нравится тот язык сбалансированный, которым «Международная амнистия» публикует свои документы. Одна из задач нашего представительства в России – это перевод документов «Международной амнистии». Поэтому мы очень тщательно подбираем себе переводчиков и у нас очень тщательная работа по переводу и редактированию наших документов. Мы не будем допускать никаких эмоционально-окрашенных слов для описания ситуации, это всегда будет спокойный, сбалансированный язык.


XS
SM
MD
LG