Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России открыт сезон летне-осенней охоты


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Вахоничева.



Сергей Тарасов: В России открылся охотничий сезон. Защитники животных не без сожаления говорят о том, что накануне сезона в правительстве приостановили обсуждение инициативы о запрете охоты на пять видов животных. В этом списке - бурый, гималайский медведи, детеныши гренландского тюленя, китов-белух и байкальской нерпы. По словам пресс-секретаря Международного фонда защиты животных IFAW Игоря Беляцкого сегодня в защите нуждается, куда большее количество видов животных. Подробности в интервью Игоря Беляцкого корреспонденту Радио Свобода Ольге Вахоничевой.



Ольга Вахоничева: Какие виды животных нуждаются сегодня в защите?



Игорь Беляцкий: Многие виды нуждаются сегодня в защите, если не сказать все. Причем есть среди них и такие, которые считались традиционно охотничьими, о которых люди бы даже не сказали так, навскидку, что они под угрозой исчезновения. Но вот, например, считалось, что много в России волка, а на самом деле, по официальным данным, 40-50 тысяч серых волков в России, а что касается нашей оценки, то, возможно, их даже меньше - 20 тысяч, потому что никто толком их не считал, их очень часто убивали, даже считалось некой необходимостью или делом чести и доблести уничтожить волка, как врага домашней скотины. Теперь из некоторых мест к нам приходят сообщения, что волков не осталось, не могли бы какую-нибудь пару нам найти для разведения. Вот такие странные вещи. Что касается бурого медведя, то, по официальным данным, их в России 150-160 тысяч, а мы считаем, что не более 110 тысяч, а возможно, даже и меньше. Особенно им угрожает зимняя охота на берлоги. Мы выступаем категорически против такого вида охоты, как зимняя охота на берлоги, потому что очень много гибнет медведиц, оставляя после себя детенышей, которые сиротами остаются и, соответственно, выжить не могут самостоятельно, часто они гибнут или их отдают в какие-то частные зверинцы, приюты, зоопарки, там судьба их тоже незавидна. А вот такой вид охоты выметает, по нашим оценкам, 3000-3500 медвежат ежегодно.



Ольга Вахоничева: То есть в принципе тот перечень животных, охота на которых разрешена, вы бы сократили значительно?



Игорь Беляцкий: Мы реалисты, мы бы сократили, по крайней мере, какие-то сезонные виды охоты, ну, и поставили бы их под более жесткий контроль. Да, это естественная необходимость. Что касается бурого медведя, что касается того же гималайского медведя, мы считаем, что на него охоту вообще необходимо прекратить, а он, к сожалению, охотничий вид до сих пор, хотя их 3500-4000, по приблизительным оценкам. Он когда-то был в "Красной книге", а потом был неким загадочным образом изъят из нее в 1993 году.



Ольга Вахоничева: Где наиболее активно ведется охота на животных?



Игорь Беляцкий: Медведей, насколько я знаю, стреляют везде, и часто охотники даже ставят перед собой такую задачу - побольше убить медведей, это называется "набрать побольше трофеев". Я не знаю, с чем это связано, чем тут гордиться, когда идет речь о десятках медведей. Многие, не стесняясь, даже в охотничьих журналах выставляют свои фотографии, говорят: я, мол, добыл (это у них так называется - добыл) столько-то медведей в этом сезоне, ставлю задачей сделать больше. А потом люди часто очень безответственно охотятся и, к сожалению, браконьерство тоже остается серьезной проблемой.


XS
SM
MD
LG