Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговоры о взаимоотношениях между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным вспыхнули с новой силой


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шароградский : Разговоры о взаимоотношениях между президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным вспыхнули с новой силой после того, как в конце прошлой недели Путин заявил относительно угледобывающей компании "Мечел" о том, что она не выполняет свои обязательства перед государством, и за этим последовал обвал рынка. А накануне президент страны Дмитрий Медведев сказал, в свою очередь, что правоохранительные органы не должны "кошмарить" бизнес. Политики и политологи считаю, что ситуация не повторяется, как было в случае с ЮКОСом, однако речь идет о проблеме разделения полномочий. Вот как прокомментировал эту ситуацию в интервью Радио Свобода член политического совета "Союза правых сил" Борис Немцов. Вопросы ему задавал Максим Ярошевский.



Борис Немцов: Путин выступал в моем родном Нижнем Новгороде, как пахан на общаке. Вся эта терминология насчет того, что "доктора зашлем, и он все зачистит" и прочее, и прочее, это все из мира "мочить в сортире", "отрежем так, что не вырастет", "замучаетесь пыль глотать" и так далее. Честно говоря, такая стилистика премьер-министра многим гражданам нашей страны уже надоела. Она, вообще, для страны такой, как Россия, оскорбительная.


Но главное - это все-таки экономические последствия. Экономические последствия все знают - рухнул рынок, причем, не только акции металлургических компаний, но и вообще всех российских компаний. Многие компании отказались от IPO , поменяли инвестиционные планы. Для иностранных конкурентов российских компаний это, конечно, хорошая новость. Потому что теперь на рынке слияний и поглощений, например, все будут говорить, что с русскими не связывайтесь, там Путин что-нибудь опять такое заявит, и все обломится.


Что примечательного - это вчерашние слова Медведева, на самом деле. Они, конечно, были сказаны в контексте малого и среднего бизнеса, но услышаны бизнес-сообществами, точно могу сказать, гораздо более в широком контексте. Впервые, пожалуй, президент жестко и недвусмысленно выступил против линии Путина, причем, сказал абсолютно правильную для экономики вещь и абсолютно внятно. Другое дело, что бизнес не очень верит, что он является в полном смысле слова полноправным президентом. Поэтому не так, может быть, активно реагирует. Но это первый шаг, который, на мой взгляд, означает, что он постепенно становится президентом. Это хорошо.



Максим Ярошевский: Высказавшись так, он стал прямым оппонентом Путина или нет?



Борис Немцов: Нет пока, нет. Это пока первый такой шаг, важный. Но, что будет дальше - сложно сказать. Но он должен понимать, что он назначил очень непрофессиональное и некомпетентное правительство во главе с премьер-министром. Это правительство будет рукотворно генерировать другие кризисы - высокая инфляция (минимум 15 процентов), ипотечный кризис впереди, пенсионный кризис. Медведеву придется во все эти вопросы вмешиваться и отстаивать позицию разумную, во-первых, во-вторых, адекватную. Так что, это только начало. Он же недавно еще президент.



Максим Ярошевский: А вот как комментирует ситуацию политолог, руководитель аналитической группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин : Сейчас, по манере поведения, мы видим, что Путин атакует. Но Медведев не просто отступает и отмалчивается, он мягко, но все-таки считает себя обязанным возразить - как бы в сторону. Как в мольеровских или шекспировских пьесах слуга возражает репликой в сторону, когда что-то говорит его хозяин. Путин действует напористо, жестко и, в общем-то, совершенно очевидно, нарушаю нормы правового государства, о которых говорил Медведев. А Медведев отвечает мягко, уклончиво, не называя имен, паролей и явок.


В глазах общественного мнения Путин активнее, жестче, мускулистее, брутальнее, решительнее. И, в общем-то, у многих избирателей это вызывает симпатию. Ну, кто же любит богатеев?! Всем приятно, что очередного жирного кота заставили расстаться с частью своих капиталов. То, что при этом рушится фондовый рынок, то, что при этом теряют деньги "Сбербанк", нефтяные компании, да и вообще все инвестиционные проекты в нашей стране, как бы не учитываются.


Путин совершенно откровенно публично заявляет, что главная фигура на политической карте - это он. Медведев пока не имеет ресурсов, или мужества, или политического опыта для того, чтобы жестко ему ответить. Я не думаю, что эта игра закончена. Я думаю, что противостояние будет углубляться, и все очевиднее будет выплескиваться в публичную сферу. Надо укоротить амбиции Путина, и здесь надо было бы, в общем, помочь, как мне кажется, общественному мнению нашему президенту, просто для того, чтобы усилить его позиции. Не оттого, что Медведев такой симпатичный, белый и пушистый, а потому что мы имеем дело с фундаментальной проблемой - или моноцентрическое управление и, в конце концов, не так уж и важно, в чьих руках руль в президентских или в премьерских, или управление, которое ближе к современным мировым стандартам, которое связано с разделением интересов, с разделением властей и с компромиссным сосуществованием конкурирующих политических групп.



Максим Ярошевский: Кто, собственно, может помочь, и каким образом может помочь Дмитрию Медведеву взять власть в свои руки полностью?



Дмитрий Орешкин : Реальные политические решения зависят не столько от общественного мнения, на которое можно, во-первых, 150 раз наплевать, а, во-вторых, его можно дважды или трижды обернуть в полную противоположность, контролируя средства массовой информации. А вот мнение так называемых элитных групп, мнение крупного бизнеса, мнение крупных чиновников - это материя гораздо более тонкая. И тот же самый крупный бизнес понимает, что вот, начав играть в эту игру, сдав сначала Ходорковского, а потом "Мечел", они становятся абсолютно беззащитными перед дальнейшим нагнетанием страстей. Сегодня без суда и следствия распатронили "Мечел", а завтра точно также можно поступить и с любой другой корпорацией - прийти к ней и сказать, что-то вы маловато платите, ну-ка, пожалуйста, платить туда и побыстрее, иначе с вами будет так-то и так-то. Люди правильно понимают, что номер один в нашей стране сегодня все-таки Путин. Проблема, экзамен, испытание для российских элит, которые или согласятся с такой единоцентричной, моноцентричной моделью власти, когда у них никаких прав и не к кому апеллировать, потому что понятно, что такое закон в данной ситуации, понятно, что такое Конституция в данной ситуации. Мне кажется, что сейчас те, кто думают о своем личном, о своем шкурном интересе, все больше и больше задумываются, а не помочь ли Медведеву. Потому что, если все отдать Путину, то ты остаешься совершенно беззащитным перед этой весьма влиятельной вертикалью, которая делает с тобой все, что хочет. Это не всем нравится. Соответственно, позиции Медведева могут быть в ближайшем будущем усилены, что вряд ли вызовет удовлетворение у сторонников Путина.


Выхода может быть два - или жесткий клинч, жесткая схватка (тогда кто-то из двух побеждает, и мы возвращаемся в обычную единоцентричную, моноцентричную модель управления), или все-таки они как-то договариваются, находят компромисс и выясняют, вот, Владимир Владимирович, твое поле, и там пасешься ты, и там пасутся твои люди, а вот поле Дмитрия Анатольевича, и там пасутся люди Дмитрия Анатольевича и решают те проблемы, которые они могут решать. Никогда прежде у нас такого не было.



XS
SM
MD
LG