Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Решение о возможности условно-досрочного освобождения Михаила Ходорковского зависит от судьи


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Олег Винокуров: Решение о возможности условно-досрочного освобождения Михаила Ходорковского будет полностью зависеть от внутреннего убеждения судьи. Дело в том, что действующее законодательство регламентирует лишь порядок обращения осужденного с таким прошением, но вовсе не гарантирует его освобождения раньше назначенного приговором срока. Об этом в интервью корреспонденту Радио Свобода Марьяне Торочешниковой рассказал доктор юридических наук, профессор Олег Перминов.



Олег Перминов: Есть статья 50-я Конституции, она говорит, что каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора и право просить о помиловании или смягчении наказания. Вот это реализация этого права. А условно-досрочное освобождение - это законные интересы. Так вот, осужденный, а также его адвокат, законный представитель вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.



Марьяна Торочешникова: Вы сказали, что непременным условием является раскаяние человека, осужденного. Если вот это перекладывать на историю с Ходорковским, который постоянно говорит о том, что он своей вины не признает, считает, что его незаконно приговорили, тем не менее, просит об условно-досрочном освобождении, тут его шансы снижаются на такое освобождение?



Олег Перминов: Здесь нет обязательности, чтобы он раскаялся или не раскаялся. Просто в характеристике должно быть указано, так закон пишет. Этот институт, конечно, интересный. Он рассчитан на то, чтобы люди, отбывающие наказание, стремились к исправлению, перевоспитанию, но в данном случае не совсем он подходит. Потому что ведь закон на общую массу ориентирован, а в данном конкретном случае о том, что он должен раскаяться, частично или полностью, загладил вред, - это все... Условно-досрочное освобождения при условиях, и эти условия - прежде всего отбытие определенного срока, который определен в законе. У него приговор - 8 лет, он должен отбыть не менее половины срока - это формальное условия. А второе, что он должен исправиться и так далее. Или вот тут написано: если судом будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Так что для суда не только хорошая характеристика - это один из критериев, а чтобы суд установил, что лицо не нуждается в дальнейшем отбывании полностью назначенного наказания.



Марьяна Торочешникова: То есть фактически здесь все отдается в руки судьи и конкретно закон здесь не может что-то регламентировать или повлиять на решение судьи отпустить этого человека.



Олег Перминов: Нет, это судебная практика. А как она складывается - вы знаете. Поэтому все от суда зависит.


XS
SM
MD
LG