Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляд экологов на грандиозные планы развития атомной энергетики России


Ирина Лагунина: Премьер-министр России Владимир Путин обнародовал планы развития российской атомной энергетики: до 2015 года на подъем отрасли и промышленности планируется выделить 1 триллион рублей. Кроме того, в ближайшие 12 лет должны быть построены 26 новых энергоблоков. Российские экологи называют эти планы нереальными и призывают власти развивать менее опасные и более продуктивные энергетические отрасли. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Громкие заявления о развитии атомной энергетики Владимир Путин сделал на машиностроительном заводе «Элемаш» в Подмосковье. Кроме обещаний выделить триллион рублей и построить новые энергоблоки, премьер напомнил, что в этом году корпорация «Росатом» вышла на третье место в мире по запасам разведанного урана. Он также сказал, что «Росатом «располагает 40 процентами мировых мощностей по обогащению урана, и отметил, что уровень безопасности на российских атомных станциях значительно вырос. Вот что думает о перспективах атомной энергетики эколог Алексей Яблоков из партии «Зеленая Россия»



Алексей Яблоков: Это, конечно, авантюра. Это как национальные проекты – это трата денег под каким-то приличным предлогом, перекладывание огромных государственных денег, которые сейчас есть в России от нефтедолларов, в какие-то приближенные карманы. На самом деле правительство много раз принимало решения о развитии атомной энергетики, никогда, пять решений таких было, никогда ни одно решение не было выполнено. В лучшем случае они раскапывали фундаменты, захватывали земельные участки, начинали первый цикл работы и так далее. Никакого триллиона рублей для того, чтобы построить 26 атомных станций не хватит. Каждая атомная станция стоит не меньше 4-5 миллиардов рублей. Станции строятся очень долго во всем мире и у нас тем более. Они строятся 7-8 лет минимум. Нет никакого энергодефицита. Сейчас, например, я связан с активистами в Ярославской и в Костромской области. Там предполагается построить атомный блок, и люди там в ужасе, в недоумении – никакого энергодефицита там нет. Кострома энергоизбыточный регион, зачем строить? Получается, что стройка только для тех, кому выгодно получить бюджетные деньги. Атомные станции – опасное дело, Чернобыль это показал достаточно хорошо.



Любовь Чижова: В каком состоянии сейчас находится атомная энергетика российская?



Алексей Яблоков: Атомная энергетика сейчас дает 16% электричества. Примерно такое же количество дает американская атомная энергетика. Проблема, с которой они сталкиваются – некуда девать отработавшее ядерное топливо, нет хранилищ по международным меркам, которые были бы признаны безопасными. Хранилища пристанционные переполнены. Атомные станции, многие из них уже отслужили свой срок и их надо выводить из строя. Однако на вывод из строя требуются такие же деньги как на строительство атомных станций, этих денег атомная энергетика тратить не хочет. Поэтому они правдами и неправдами продлевают срок службы атомных станций еще на 10-15 лет, надеясь, что проблема будет решена после того, как они уйдут от службы. Это делает атомную энергетику российскую еще более опасной. Потому что атомные станции, нельзя ездить без конца на автомобилях – стареют. Как вы его ни ремонтируйте, старый автомобиль есть старый автомобиль, он гораздо более опасный, чем новый автомобиль. Примерно в таком же состоянии находится атомная энергетика. Она делает судорожные попытки развития, например, за счет каких-то экзотических планов. Она тужится, они играет мускулами, показывая, какие мы богатые, какие мы сильные, мы строим, мы будем строить и так далее. На самом деле, копнешь поглубже – жуткое состояние. Опасность нарастает со стороны российской атомной энергетики.



Любовь Чижова: Это был Алексей Яблоков из партии «Зеленая Россия». Руководитель энергетического проекта «Гринпис» в России Владимир Чупров говорит, что во многих странах мира атомная энергетика постепенно сменяется на менее опасные энергодобывающие технологии. Но России, как обычно, идет собственным путем…



Владимир Чупров: Наша позиция очень четкая, что это стратегическая ошибка правительства. Уже сейчас реализация этих программ, да и в прошлом, показывает, что они нереалистичны. По нашим оценкам, программа, дай бог, будет выполнена процентов на 20. То есть вместо 10 реакторов к 2015 году у нас будет 2-3 новых реактора. Те реакторы, которые закладываются, особенно то, что касается реактора, то, что называется первенца плутониевой энергетики, то есть энергетики, которая в будущем будет работать на плутонии, когда закончится уран для классических тепловых реакторов, показывает, что плутониевая программа под очень большим вопросом. Кроме того часть денег из этого одного триллиона рублей предполагается на решение проблем радиоактивных отходов – это порядка 140 миллиардов рублей.



Любовь Чижова: Россия собирается тратить огромные деньги на развитие атомной энергетики. Как с использованием ядерного топлива обстоит дело во всем мире?



Владимир Чупров: Сейчас лет пять говорится о так называемом ядерном ренессансе, но пока за этими словами нет никаких конкретных дел, нет тех самых построенных реакторов, вокруг чего вся эта дискуссия вокруг возобновления атомного века ведется. Что касается США и Канады, там много говорится, но не начато строительство ни одного реактора. Причина банальна – инвесторы боятся таких проектов, они рискованны в первую очередь с экономической точки зрения.



Любовь Чижова: Вот уже действующие станции?



Владимир Чупров: Действующие станции пока работают. И тактика бизнеса – это то, чтобы по максимуму продлить срок деятельности этих ныне действующих реакторов, порядка ста реакторов в Соединенных Штатах и средний возраст у них все время растет. Последний реактор, насколько я помню, был введен на рубеже 70-80-х годов, 25 лет там ничего не строится. Аналогичная ситуация в Европе, что в Западной, что в Восточной. Единственный реактор, который сейчас строится – это в Финляндии, сейчас начато во Франции строительство еще одного реактора. То есть это два реактора в развитых странах, которые строятся. Но строительство двух реакторов в Европе показывают, что это очень хороший сигнал для инвесторов, что атомная энергетика – это стратегическая ошибка с точки зрения экономической. Потери только экономические во время строительства реактора в Финляндии составляет порядка двух миллиардов евро с учетом тех потерь, которые несут будущие покупатели электроэнергии. Задержки строительства, которые составляют два или три года.



Любовь Чижова: Владимир, какие существуют альтернативы атомной энергетики?



Владимир Чупров: Я просто приведу одну цифру. Например, ежегодный ввод атомных отраслей по всему миру составляет несколько тысяч мегаватт в год, несколько блоков, которые ежегодно вводятся в строй. Для сравнения: ежегодно вводится ветровой энергетики порядка 20 тысяч мегаватт, то есть в несколько раз больше. Солнечная вводится приблизительно столько же, сколько по мощности атомные блоки. То есть можно констатировать, что по количеству вновь вводимых мощностей возобновляемая энергетика, в данном случае ветровая и солнечная, давно сравнялась или превзошла атомную. Это еще одно заблуждение, которое, к сожалению, до сих пор бытует среди российской политической, да и научной элиты. Мир давно уже переходит на возобновляемую энергетику, кто-то быстрее, кто-то медленнее. Лидерами считаются, как правило, Германия, Испания, США, Дания с точки зрения ветровой энергетики. Опять же Германия, Япония, Китай с точки зрения солнечной энергетики. Существуют прорывные вещи в технологиях по преобразованию солнечной энергии в микро, мини-электростанциях, в новых технологиях в биоэнергетике. Поэтому здесь на самом деле все далеко не в начале пути. Возобновляемая энергетика превратилась в самостоятельный сектор. Вопрос, когда же мы поймем это и начнем пересматривать те стратегии, которые есть. На самом деле пересмотр начат и в начале этого года были приняты поправки в закон об электроэнергетике, которые легализуют возобновляемую энергетику в Российской Федерации. Но пока реальных денег, реальных инвесторов, реальных планов по вводу мощностей возобновляемой энергетики в России нет, за исключением каких-то очень маленьких подвижек в биоэнергетике, в первую очередь сжигание опилок на тех же целлюлозно-бумажных комбинатах. Существуют, насколько нам известно, проекты правительства Российской Федерации о качественном рывке в возобновляемой энергетике, но с выходом где-то на 5%, насколько мне не изменяет память, к 2020 году, что есть очень неплохо по сравнению с тем нулем, который у нас есть сейчас, но далеко до тех показателей, которые ставит перед собой Европейский союз.



Любовь Чижова: Рассказывал руководитель энергетического проекта «Гринпис» в России Владимир Чупров… И еще о европейском опыте: как передает наш корреспондент в Вильнюсе Ирина Петерс, Литва обязалась в 2009 году закрыть расположенную на территории страны Игналинскую АЭС. В связи с этим здесь обострился вопрос, связанный с энергетической безопасностью



Ирина Петерс: После закрытия Игналинской атомной электростанции, где к декабрю 2009 года, в чем Литва обязалась перед Европейским союзом, вступая в сообщество, если не будет найдена замена, то по мнению экспертов страну ждет незавидная участь в вопросах энергопоставок. Поэтому все последние годы активно прорабатываются следующие варианты. Во-первых, строительство нового реактора а месте закрывающейся станции. В этом случае удобно использовать готовую инфраструктуру и существование целого городка энергетиков, специально построенного для этого в советские годы. Правительства Литвы, Латвии и Эстонии в прошлом году подписали договор о совместном таком строительстве в Литве. Возможно присоединение и Польши. Однако до осуществления этого амбициозного и дорогого проекта еще далеко – 5-7 лет. Откуда будет брать электроэнергию Литва все это время? Пока неясно. Второй вариант – энергомост Литва-Швеция, так же, как и подобный совместный проект с Польшей. Однако опять же, до реального воплощения этих идей дело пока не дошло. А ведь до остановки реакторов Игналинской атомной станции осталось менее чем полтора года. Возможен и третий вариант – использование электроэнергии будущей российской атомной электростанции в соседнем Калининграде. Но вряд ли литовские власти пойдут на это ведь официальный Вильнюс всегда подчеркивает: страны Балтии стремятся уйти от энергозависимости от России. Тем временем, исчерпав аргументы в переговорах с Брюсселем о возможности продления срока работы Игналинской атомной станции, литовские политики решили заручиться мнением народа на этот счет и по постановлению Сейма 12 октября одновременно с парламентскими выборами в Литве пройдет референдум. Его участникам предложат вопрос: поддерживаете ли вы продление работы Игналинской атомной станции до того, как начнет работать станция новая? Решение принято, однако далеко не все депутаты считают проведение такого референдума нужным делом. Член Сейма Вацлав Станкевич.



Вацлав Станкевич: Надо договариваться со странами Европейского союза по возможности и не ждать никакого референдума. Потому что и так ясно: гражданам Литвы нужно продление Игналинской атомной электростанции.



Ирина Петерс: Свой комментарий высказывает консерватор Роса Югнявичне.



Роса Югнявичне: Я голосовала против, потому что это такой популизм, которого давно не было, который, кстати, может обернуться плохими последствиями в переговорах. И Европейский союз не будет серьезно об этом говорить, будет ждать референдума. И после референдума Литва не получит денег на закрытие атомной станции.



Ирина Петерс: У другого комментатора, бывшего министра Литвы Казимиры Прунскине противоположное мнение – она поддерживает проведение референдума.



Казимира Прунскине: Для меня это вопрос вообще не стоит. Столько лет я работала для того, чтобы атомная станция работала. И то, что сделало в свое время правительство еще с 97 года, обязавшись закрыть преждевременно – это не в пользу Литвы, не в пользу энергетики. Поэтому, я считаю, это важный вопрос, не может быть решен без проявления воли всех граждан Литвы.



Ирина Петерс: Может быть больше будет иметь вес при переговорах с Евросоюзом на этот счет?



Казимира Прунскине: Сейчас в энергетике ситуация вообще изменилась, в мировом масштабе, в том числе и в Европейском союзе. Рациональный подход требует пересмотреть это обязательство и продлить сроки, по крайней мере, до того времени, когда будут введены новые реакторы, к чему мы продвигаемся очень конкретно.



Любовь Чижова: Из Литвы передавала моя коллега Ирина Петерс. Вопросы энергоэффективности и энергобезопасности актуальны сегодня во всем мире. И, как полагают эксперты, их решение зависит не только от финансовых возможностей каждого отдельного государства, но и от того, нацелены его руководители на сохранение благоприятной окружающей среды своих граждан или нет.


XS
SM
MD
LG