Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Умер Александр Солженицын


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.



Евгения Назарец: Стало известно о смерти выдающегося писателя, нобелевского лауреата Александра Солженицына. Он скончался в Москве на 90-м году жизни. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Александр Солженицын - автор множества романов и повестей. Среди наиболее известных - "Один день Ивана Денисовича", "В круге первом", "Архипелаг ГУЛАГ". В 60-70-е годы писатель участвовал в диссидентском движении, был выслан из СССР. Вернулся в Россию в 1994 году. И с нами на связи сейчас лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.


Лев Александрович, что для вас лично Солженицын?



Лев Пономарев: Для меня лично Солженицын сыграл большую, я бы сказал, даже очень большую роль, потому что, еще будучи школьником, я думал о том, каким образом сделать так, чтобы поехать в Рязань, где он работал преподавателем, и встретиться с ним. Уже тогда я слышал о нем, я знал, что он вышел из лагеря, я знал, что он написал первые произведения, я знал, что они публикуются. И он для меня был тогда лидером сопротивления режиму, а с 10-го класса был антикоммунистом. И вот я думал, как поехать, как с ним встретиться и так далее, и тому подобное. Но это личные воспоминания. Я так и не сумел осуществить эту поездку, но его книги формировали всю мою жизнь.


Это один из самых ярких примеров человека, который сопротивлялся режиму, и ему так повезло, что он выжил и показал пример, что можно не только сопротивляться, но и выжить. Поэтому для меня это лидер сопротивления. Но он и великий писатель. Редко кому так повезет, чтобы быть и тем и другим, поэтому, конечно, мы будем помнить, скорбеть о нем. Но он был и общественным деятелем, здесь я должен сделать запятую, выдохнуть и сказать, что не всегда все были согласны, я не был согласен с ним как с общественным деятелем. Но он все равно был великим мыслителем и великим общественным деятелем. У него была другая точка зрения, она не совпадала с моей, но он всегда будоражил умы всех, кто с ним соглашался, кто не соглашался, поэтому снять надо шапку, поклониться и сказать: земля пухом.



Евгения Назарец: Лев Александрович, опыт сопротивления режиму, о котором вы говорили, опыт Александр Солженицына, ведь с уходом того режима, получается, ушел в прошлое и этот опыт - вы так считаете? Или все-таки он полезен и для сегодняшнего дня?



Лев Пономарев: Сопротивление всегда полезно. Человек, который имеет смелость сказать, написать (как известно, он писал письма другу и критиковал этот режим), потом сопротивляться в лагере и выжить, он всегда крайне полезен. Это просто символ, это человек, который является символом для всех, кто встает на путь сопротивления политическому режиму.



Евгения Назарец: Применительно к сегодняшнему строю его опыт может быть полезен?



Лев Пономарев: А почему нет? Сами эти слова, что сопротивлением человек делает вызов режиму, человек не идет на компромиссы, это всегда очень важно, это всегда является... Я немолодой человек, и не хочется говорить такие достаточно истрепанные слова, как "маяк", "символ". Может быть, это неправильно, но это так и есть. Бывают фамилии, которые становятся именно символами. Вот Солженицын - это символ сопротивления.



Евгения Назарец: Вы сказали, что вас Александр Солженицын заинтересовал, когда вы были еще совсем молодым человеком. Как вы полагаете, сегодняшняя осведомленность об этом писателе, общественном деятеле и лидере сопротивления, он с какого поколения начинается, с какого возраста?



Лев Пономарев: Я подозреваю, что, может быть, молодежь не знает, что он является именно символом сопротивления. Мне кажется, об этом мало говорили в последнее время, и естественно, он человек пожилой, сам ушел немного в тень, занимался литературным творчеством. Были не очень понятны его отношения с Путиным, но это все неважно, это все шелуха, которая уйдет. Это сейчас нас может как-то интересовать, но это уйдет в историю. В историю он войдет как великий русский писатель, как человек, который сопротивлялся тоталитарному советскому режиму, как пример всего этого.



Евгения Назарец: Кстати, в разное время круг тех, кто читал Солженицына, не столько даже почитателей, сколько читателей менялся. Сами понимаете, в диссидентские годы, при советском режиме это были одни люди, когда началась перестройка, интерес к его творчеству можно считать массовым, он даже стал в каком-то роде массовым чтивом, его произведения. А сейчас какую роль играют его литературные произведения, его литературное творчество?



Лев Пономарев: Вы знаете, я думаю, что я не самый большой эксперт по этой части, но все равно его "Архипелаг ГУЛАГ" будет известен всем поколениям, на него будут ссылаться. У него есть разные произведения. Есть "Один день Ивана Денисовича", который просто многие знают почти наизусть, и он был одним из первых литературных произведений, маленький шедевр, скажем так, о советских лагерях. С другой стороны, у него есть почти научная книга "Архипелаг ГУЛАГ", но она одновременно и литературная, где он, потратив многие годы своей жизни, собрал гигантское количество фактов, именно вскрыл ГУЛАГ, дал возможность Западу узнать, что такое советский режим, преступность этого режима. Я думаю, по крайней мере, эти два шедевра останутся на века. И конечно, многое другое.


XS
SM
MD
LG