Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нос виляет собакой. Вторая передача из цикла «Запахи».


Ирина Лагунина: Для собак, как и для многих других млекопитающих, запахи являются более важным источником информации, чем зрение и слух. Поэтому ученые смогли использовать их тончайшее обоняние в научных экспериментах вместо искусственных «носов» - приборов, улавливающих запахи. Так, например, собаки научились по запаху диагностировать на самой ранней стадии рак и другие тяжелейшие заболевания. Об этих экспериментах рассказывает кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации Елена Родионова.


С ней беседуют Ольга Орлова и Александр Марков.



Ольга Орлова: Давайте поговорим о тех млекопитающих, для которых запах имеет самое главное значение информационное в их жизни.



Елена Родионова: Просто так случилось, что появилась возможность работать с собаками и использовать их как инструмент. Потому что одна из самых тяжелых задач исследования запаха - это система восприятия. Есть масса приборов, с помощью которых можно исследовать световые лучи, которые возбуждают наши зрительные рецепторы. С запахом гораздо сложнее, искусственного носа не существует, я думаю, его долго не будет, то есть он довольно долго создан не будет, потому что запах это довольно сложная субстанция.



Ольга Орлова: А есть попытки создать такой препарат?



Елена Родионова: Да, конечно. Если я правильно понимаю, на основе газовой хроматографии в основном, хотя есть какие-то и другие попытки. Да, они, конечно, есть и очень активные. Попытки засечь взрывчатые вещества или наркотики в багаже пассажиров. Сейчас это делают собаки. Например, в службе безопасности «Аэрофлота», с которой мы сотрудничаем, там есть кинологическая служба, которая регулярно инспектирует аэропорт у них есть способы обследовать самолеты, и они очень успешно борются с провозом взрывчатых веществ в авиалайнерах. Это очень интересные собаки. Мы сотрудничаем с Климом Тимофеевичем Шулимовым, который вывел, он скрестил оленегонную лайку, фокстерьера и шакала и получалась такая собака, ее называют собака Шулимова.



Ольга Орлова: Название у этой породы есть?



Елена Родионова: Нет, ее называли шалайками, мне очень нравится это название. Совершенно замечательные собаки, которые кроме того, что у них очень острое обоняние, они очень активные. То есть когда она ходит по борту, сует нос везде, она очень любопытная и ей все интересно. И поэтому вероятность того, что она засечет что-то неправильное, ненужное, очень велика. С этими собаками мы сейчас сотрудничаем, и с собаками, и с их вожатыми. Люди, которые дрессируют собак и умеют их не только в порту, но и в лаборатории. В лаборатории служба такая: невозможно провести собаку по всем авиалайнерам. Поэтому с помощью специального моторчика на специальную ткань собирают запах, просто прогоняют через эту ткань воздух в самолетах, а потом в лаборатории собака выбирает, ей дают задание показать, где есть взрывчатое вещество. И даже если очень маленькие количества взрывчатого вещества есть в самолете, собака почувствует. И таким образом они инспектируют самолеты, на которых нам предстоит лететь.



Александр Марков: А как собака выбирает из нескольких баночек какую-то нужную?



Елена Родионова: Там есть два способа. Один, когда банки стоят в ряду и собаку ведут по этому ряду, и она нюхает каждую банку, садится и лает, показывает носом ту банку, в которой есть искомый запах. Или наоборот, собака сидит, из велосипедного колеса сделана карусель, в ней баночки подъезжают одна за другой, она лает и показывает носом, когда чувствует тот самый искомый запах. А мы использовали этих собак для другого – для удовлетворения нашего любопытства научного. В частности, мы задали собакам такой вопрос. Известно, что каждое млекопитающее имеет индивидуальный запах, то есть, например, мышка может отличить по запаху одну мышку от другой. Имеет ли индивидуальный запах насекомое? Для беспозвоночных этот вопрос еще не решен. Есть некоторые сведения о том, что имеют какой-то запах, то есть они могут индивидуально распознавать и известно, что у омаров такое есть, у раков-отшельников. Не индивидуальный запах, а именно индивидуальное распознавание, они могут отличить одну особь от другой. Неизвестно, насколько точно, но какие-то особенности особи по запаху могут получить, информацию о каких-то особенностях. Известно, что у социальных насекомых, например, муравьи отличают свою царицу от чужой или пчелы рабочие пчелы могут друг друга отличать, но не более того. Мы задали такой вопрос собакам и выяснили, что собака может отличить насекомые некоторых видов одно от другого, например, одного таракана от другого или сверчка. Она совершенно четко выбирает из ряда самцов запах того самца, запах которого ей дали на старте и делает это очень легко. Так что оказывается, индивидуальный запах свойственен не только млекопитающим, но и многим животным другим, если не всем.



Александр Марков: То есть собака сыграла роль сверхчувствительного научного прибора, поскольку нет другого прибора, чтобы ответить на этот вопрос, существует ли индивидуальный запах у таракана.



Елена Родионова: Что такое индивидуальный запах – вообще неизвестно, пока нет даже подхода.



Ольга Орлова: То есть нельзя определить, нет метода определения, что значит индивидуальный запах.



Александр Марков: Это у насекомых?



Елена Родионова: У млекопитающих тоже непонятно.



Александр Марков: У млекопитающих, по крайней мере, много известно.



Елена Родионова: И все-таки непонятно, что такое индивидуальный запах. Сказать, что это вещество - носитель индивидуального запаха, нельзя. Во-первых, это не одно вещество, а много – это смесь. И что важно, что нет, пока неясно. Поэтому эти опыты направлены на то, чтобы выяснить, что важно, что нет, может быть это даст подход к решению вопроса о том, что такое индивидуальный запах, какую информацию он несет. Известно, что диета влияет на запах человека и не только на человека. Поэтому когда мы, например, проводим опыты с насекомыми, то мы стараемся, чтобы они были выращены в одном аквариуме или, во всяком случае, им давали одно и то же, я уж не знаю, едят ли одно и то же, во всяком случае какой-то ограниченный спектр еды. Интересно, если говорить о геноме, то тут надо сказать, что собаки не очень хорошо отличают однояйцовых близнецов.



Александр Марков: Но все-таки отличают?



Елена Родионова: Все-таки отличают. И тут сильно зависит от того, живут ли они вместе, едят ли одно и то же, но и потом какие-то соматические мутации накапливаются, что-то меняется независимо от них. Отличают, но плохо. Если они стоят в одном ряду, то собака может отличить, а если ее последовательно попросят выбрать, то для нее более сложная задача. Так что и диета оказывает влияние на запах тела и на общение с помощью запахов.



Ольга Орлова: Вообще, если говорить о практическом значении подобных исследований, то вы уже показали, если речь идет о вопросах безопасности, определение запахов очень важно. Если речь идет о воздействиях на самочувствие людей, запахи, которые успокаивают или провоцируют какую-то тревожность и так далее, какие есть направления, зачем нужно изучать запахи?



Елена Родионова: Есть хорошо забытое направление – это диагностика по запаху. Есть статьи, две или три, в которых показано, что собака может диагностировать рак вне зависимости от стадии, то есть тогда, когда нет никаких оснований подозревать рак. Довольно много разновидностей этого заболеваний. Делают это с очень высокой степенью достоверности. Я думаю, что не только рак, я думаю, что многие заболевания можно диагностировать с помощью запахов, вопрос только в том, как это все организовать.



Ольга Орлова: Это нужно выучить, специально дрессировать собак для этого и держать определенную службу, которая бы работала.



Елена Родионова: Собаки дело хлопотное, поэтому люди хотят изобрести искусственный нос. Потому что с одной стороны собаки дело хлопотное, а с другой стороны собакам не доверяют, все-таки это живое существо, это не прибор, вот он выдал какое-то число и по нему можно сказать, что запах какой-то присутствует. Вообще если три собаки прошли и выбрали какой-то запах, то это очень высокая степень достоверности. В одерологической экспертизе, такая есть сейчас, она принимается судом, одерологическая, как раз Клим Тимофеевич Шулимов стоял у истоков экспертизы у нас в стране. Сейчас это принимается в суде. Если на месте преступления найдена шапка человека и собака идентифицирует, что эта шапка принадлежит человеку, то считается доказанным, что он был на месте преступления. Если три собаки последовательно прошли и установили соответствие запаха подозреваемого и одежды, то это принимается в суде как доказательство.



Ольга Орлова: С точки зрения практичности, каких еще животных можно использовать для опознания запахов? Кто еще так же мог бы успешно сотрудничать с человеком, как собаки?



Елена Родионова: Пытались использовать крыс, если я правильно помню, но крысу сложнее выучить, она живет меньше и потом у нее нет такой связи с человеком. Хотя связь собаки с человеком иногда вредит. Потому что если собака очень тесно связана психологически со своим вожатым, то она может врать, она может делать тот вывод, который ожидают от нее. Поэтому все опыты лучше проводить двойным слепым методом, когда даже ни вожатый, ни тот человек, который присутствует при опыте, на знает, что надо найти. И это проверятся регулярно. В частности, в службе безопасности «Аэрофлота» все время проводятся такие опыты.



Ольга Орлова: Собаку тестирует на профпригодность.



Елена Родионова: Собаки получают сертификат, поэтому там все очень четко поставлено, они должны хорошо выполнять свою работу.



Ольга Орлова: Как у кошек обстоит дело с обонянием?



Елена Родионова: Думаю, что хорошо. Хотя я не знаю насколько так же, как у собак. Они более чувствительны, чем мы.



Ольга Орлова: Их не удается приучить служить?



Елена Родионова: Это уже другая проблема. Кошек дрессировать, как известно, сложнее.



Александр Марков: Это надо Куклачева просить провести эксперимент.



Елена Родионова: Я даже не знаю, с какими животными можно работать. Зачем искать кого-то, если есть собака.



Александр Марков: Свиньи издавна служат человеку для поиска грибов.



Елена Родионова: Да, можно было попробовать и со свиньями.



Ольга Орлова: Свинья на поводке в аэропорту – это сильно.



Елена Родионова: Собаки шалайки, они маленькие, не вызывают никакой негативной реакции у пассажиров. Я просто наблюдала сама. Она идет очень веселая.



Александр Марков: Это не немецкая овчарка, это маленькая собачка?



Елена Родионова: Маленькая собачка. Они очень разные, кто больше похож на фокстерьера, кто в шакала пошел. У них есть одна особенность, которая мешает это антропофобность. Некоторые собаки боятся человека, от шакала у них идет. Эти собаки работают в лабораториях.



Александр Марков: Незнакомых или всех?



Елена Родионова: Незнакомых.



Ольга Орлова: То есть в аэропорту, где много народу, трудно работать.



Елена Родионова: Они по-разному. Некоторые в аэропорту совершенно спокойно, а пугаются, когда к ним подходят на их знакомой территории. В основном те, которые работают в порту, людей не боятся.


XS
SM
MD
LG