Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошение Ходорковского об освобождении суд рассмотрит 21 августа


Ходорковский понимает, что у него есть могущественные враги в высших эшелонах власти и не очень рассчитывает на объективность судьи, считает мать заключенного бизнесмена. На фото: митинг прокремлевского молодежного движения, 2007 год

Ходорковский понимает, что у него есть могущественные враги в высших эшелонах власти и не очень рассчитывает на объективность судьи, считает мать заключенного бизнесмена. На фото: митинг прокремлевского молодежного движения, 2007 год

Ингодинский районный суд Читы назначил дату слушаний по ходатайству Михаила Ходорковского об условно-досрочном освобождении. Экс-глава ЮКОСа отбыл больше половины срока, назначенного ему приговором Московского городского суда, и теоретически может рассчитывать на досрочный выход на свободу.


21 августа в Чите будет рассмотрен вопрос о возможности условно-досрочного освобождения Михаила Ходорковского. По словам его адвоката Юрия Шмидта, воспользоваться правом ходатайствовать об УДО защита планировала задолго до отбытия Ходорковским положенной половины назначенного судом срока, то есть до 25 октября 2007 года. Однако по разным причинам обращение с ходатайством откладывалось. Теперь же остается только ждать, что решит суд.


В своем заявлении Михаил Ходорковский приводит причины, по которым, как он считает, его можно освободить досрочно. Среди перечисленного, в частности, указание на «добросовестную работу в колонии, неукоснительное исполнение правил внутреннего распорядка, погашение инкриминированной налоговой недоимки».


И как резюме: «Никакой необходимости в моем содержании в условиях лишения свободы не было изначально, тем более, ее нет в настоящее время».


Из текста заявления понятно, что, прося об условно-досрочном освобождении, Ходорковский не признает себя виновным в преступлениях, за которые в 2005 году был приговорен к 8 годам лишения свободы. И, хотя непризнание справедливости приговора не может стать законным основанием для отказа в УДО, решение о возможности досрочного выхода Ходорковского на свободу будет полностью зависеть от внутреннего убеждения судьи.


Дело в том, что действующее законодательство регламентирует лишь порядок обращения осужденного с таким прошением, но вовсе не гарантирует его освобождения раньше назначенного приговором срока, объясняет доктор юридических наук, профессор Олег Перминов: «Здесь нет обязательного требования, он раскаялся или не раскаялся. Это просто в характеристике должно быть указано, так закон пишет: “условно-досрочное освобождение при условиях”. Среди этих условий, прежде всего, отбытие определенного срока, который определен в законе. У него приговор, по-моему, 8 лет, и он должен отбыть не менее половины срока, это такое формальное условие. В законе написано, что УДО возможно, если судом будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного полностью наказания. Поэтому все зависит от суда».


Адвокаты уже ознакомились с характеристикой Михаила Ходорковского, подготовленной администрацией Читинского следственного изолятора. По словам Юрия Шмидта, пока решено не разглашать ее содержания. Однако, судя по высказываниям адвоката, шансов Ходорковского на условно-досрочное освобождение характеристика не уменьшила: «Те люди, которые инициировали первое дело ЮКОСа и первый арест Михаила Ходорковского, и те, которые пытаются сейчас пролонгировать ему срок за счет фабрикации второго дела, по-прежнему занимают достаточно высокие посты в эшелонах власти. Они, может быть, поменяли эти посты, но из власти никуда не ушли, и мы их сопротивление чувствуем буквально кожей. Насколько может быть независимым судья, который будет рассматривать это дело, сказать сегодня сложно. Если суд будет рассматривать это дело объективно, если он не будет относиться к Ходорковскому как к человеку, которого преследует власть и дает прямые указания, что его надо продолжать держать в заключении, то у нас хорошие шансы».


Мать Михаила Ходорковского Марина Филипповна, в недавнем интервью журналу «The New Times» сказала, что ее сын не слишком надеется на досрочное освобождение: «Он достаточно реалистично смотрит на жизнь, знает многих людей, которые сейчас находятся в правительстве, значительно лучше, чем мы с вами. Поэтому он реально представляет, что может быть. И я думаю, что в УДО он не верит».


Впрочем, даже если суд и решит освободить Ходорковского досрочно, он все равно останется за решеткой, поскольку по ходатайству прокуратуры продлен срок его содержания в читинском следственном изоляторе в связи с новым уголовным делом. Поэтому стороннему наблюдателю не совсем понятно, чего ради затевать эту историю с УДО. Вот, как это объясняет адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт: «Второе уголовное дело - это дело следственное. Сегодня оно есть, завтра его прекратили, к примеру. Пока пойдет эта процедура, зачем ему сидеть в тюрьме, если есть возможность добиться законным путем реализации права, которое предусматривает и Уголовный, и Уголовно-исполнительный кодексы».


У бывшего главы «Менатеп» Платона Лебедева, приговоренного вместе с Михаилом Ходорковским, тоже есть право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, но он не намерен им воспользоваться. Для Лебедева это дело принципа, говорит его адвокат Владимир Краснов: «Есть принципиальная позиция, она была озвучена Лебедевым официально на одном из судебных заседаний, при очередном продлении срока содержания под стражей в качестве аргумента "за" следствие говорило, что, в случае условно-досрочного освобождения он может скрыться. Лебедев на это заявил, что "я не собираюсь подавать на условно-досрочное освобождение, моя задача - добиться полной реабилитации по первому договору". Он сказал буквально следующее: "Если не успею сделать это я сам, это будут делать мои дети. Если дети не успеют, этим будут заниматься мои внуки". Так что это его принципиальная, абсолютно твердая позиция, в заключительной стадии подготовки находится надзорная жалоба по первому приговору в Верховный суд».


Неизвестно, когда документы, подготовленные защитой Платона Лебедева и Михаила Ходорковского, дойдут до Верховного суда России. Многих сегодня гораздо больше интересует, чем закончится второе уголовное дело, в рамках которого Генеральная прокуратура России обвиняет Михаила Ходорковского и его бизнес-партнера Платона Лебедева в легализации 450 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов, незаконно полученных в период с 1998 по 2004 год. Это обвинение - более тяжкое, чем предыдущее - адвокаты считают абсурдным. Один из них, Вадим Клювгант, так объясняет позицию защиты: «Бредовое обвинение в том, чего не может быть, а именно - в хищении всей добытой за 6 лет нефти. Если из ЮКОСа всю нефть в течение шести лет украли, а больше у него ничего не было и доходов других никаких не было, кроме как от нефти, откуда тогда 30 миллиардов долларов, вырученные при распродаже активов этого самого ЮКОСа? Откуда сами эти активы, если вся нефть и вся выручка от ее реализации украдена, согласно предъявленному обвинению?»


Впрочем, остается теоретическая вероятность того, что это дело так и не дойдет до суда и будет прекращено на стадии следствия, которое было продлено до 2 ноября. В этом случае от решения, которое примет Ингодинский районный суд по ходатайству Ходорковского об условно-досрочном освобождении, будет зависеть многое.


XS
SM
MD
LG