Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношение россиян к Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шарый: Сегодня премьер-министр России Владимир Путин сделал несколько решительных заявлений о необходимости продолжать антитеррористическую операцию. "Опасность экстремизма велика, сделано немало, однако нужно продолжать", таков смысл очередного послания президента, сделанного в терминах сильного лидера. Этот выбор поддерживают многие россиян. По данным последнего опроса аналитического центра Юрия Левады, 9 процентов россиян считают, что реальная власть в стране находится в руках президента Дмитрия Медведева. А вот число тех, кто уверен, что власть принадлежит Владимиру Путину, в четыре раза больше - 36 процентов. А большинство - 47 процентов - полагают, что власть делится поровну между обоими политиками. Это исследование в интервью моей коллеге Веронике Боде комментирует заведующий отделом социально-политических исследований Левада-центра Борис Дубин.



Вероника Боде: Что, на ваш взгляд, самое интересное в этом исследовании?



Борис Дубин: Я бы сказал, как бы ожидаемый с одной стороны характер его результатов, а с другой стороны, именно этой ожидаемостью, неизменностью эти результаты и интересны. Что тут получается? Ситуация двойственности, которая сложилась еще в конце прошлого года вокруг двух основных политических игроков, Путина и Медведева, она продолжает существовать, она сохраняется, она поддерживается в массовом сознании, массовое сознание адаптируется к этому. Кому реально принадлежит власть, каким образом осуществляется разделение властей, как они взаимодействуют - все это для массового сознания совершенно непонятно. Единственное, что может в этом смысле обычный человек, он может привыкать к ситуации. И вот мы видим по цифрам, что он к этой ситуации привыкает и в этом смысле растут цифры, с одной стороны, доля тех, кто считает, что реальная власть в стране принадлежит Путину, это как бы инерция прежнего влияния Путина, с другой стороны, растут цифры, показывающие величину той группы, которая считает, что в равной степени обоим власть принадлежит.


Вот эта ситуация раздвоенности и неопределенности, она сохраняется, но, судя по всему, это не драматическое обстоятельство для массового сознания. Если бы было внутреннее противоречие между этими фигурами, то, скорее всего, мы бы не получили, что большая часть населения, больше половины считает, что Медведев в основном проводит политику Путина, и еще 31 процент считает, что он в точности продолжает его линию, четыре пятых уверены, что, будь то Медведев, будь то Путин, политику они ведут одну.



Вероника Боде: То есть получается, что людям фактически все равно, кто стоит у власти, Путин или Медведев.



Борис Дубин: Похоже, что так. В принципе они недостаточно знают, как они думают, кто такой Путин и что с ним связывается для страны, и в этом смысле они выражают, прежде всего, среди всех действующих политиков доверие именно Путину. Следом за ним идет Медведев, в общем, со значимыми различиями. Но, тем не менее, как бы эти две фигуры не образуют тандема, потому что действительно для массового сознания непонятно, каким образом соотносится реальная власть того и другого. Но в принципе это не волнует большую часть населения, поскольку тот порядок, который сложился, он все-таки большую часть населения устраивает.


Есть отдельные фракции в политическом классе, в образованном сообществе, которым кажется, что Медведев более либерален, более ориентирован на реформы, более прозападный. Но я не думаю, что это отвечает каким-то реальным политическим силам, действующим сегодня на сцене. Это все-таки, скорее, надежда, ожидания некоторых фракций в более продвинутых группах.



Вероника Боде: Может быть, даже можно назвать это иллюзиями?



Борис Дубин: Наверное, иллюзии. Они, вообще говоря, сопровождают появление каждого нового правителя в России, по крайней мере, так оно было и с Путиным.



Вероника Боде: С апреля по июль значительно уменьшилось число тех, кто считает, что власть находится в руках Дмитрия Медведева. Почему?



Борис Дубин: Во-первых, масса с самого начала так думала, что основная власть все-таки будет принадлежать Путину и в этом смысле как бы получает подтверждения своих ожиданий. А получает она подтверждения со стороны того, что Медведев не выглядит активным, волевым, последовательным лидером, явно не является той единственной фигурой, которая определяет политическое поле. А с точки зрения большинства населения, таких фигур, вообще говоря, не может быть две, она может быть только одна. В этом смысле второй как бы всегда будет второй.



Вероника Боде: Как вы полагаете, со временем может эта ситуация измениться?



Борис Дубин: Это зависит от основных действующих лиц. Я не думаю, что это в интересах, вообще говоря, всех политических игроков. Их собственные амбиции - это их собственное дело, а что касается большинства населения и, в общем, основных групп, которые смотрят на эту политическую сцену, похоже, что эти зрители не заинтересованы в решительном изменении расстановки фигур на политической сцене.



Вероника Боде: Исходя из этого исследования, что можно сказать о тенденциях в общественном сознании страны на данный момент?



Борис Дубин: Все-таки соединяется чувство относительной удовлетворенности сложившейся ситуацией с известным равнодушием и незаинтересованностью в том, что происходит на верхах. Иначе говоря, до тех пор, пока оттуда не идет тревожных сигналов, для большинства людей нет особого интереса в том, чтобы следить в подробностях за движением политических фигур.



Вероника Боде: Как вы оцениваете эти тенденции?



Борис Дубин: Такие как бы нормально-рутинно-застойные. С одной стороны, они не обещают всплесков ни на политической сцене, ни в зрительном зале, но, с другой стороны, конечно, ни о каких сколько-нибудь серьезных трансформациях, переменах, реформах тут не может идти речь. Потому что ни одна из сторон как бы этого прокламирует и не ожидает от другой. Ключевыми словами являются все-таки как бы порядок, спокойствие и, в общем, привычность, сложившегося устройства.



XS
SM
MD
LG