Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Вынесен вердикт на первом суде над заключенным Гуантанамо. Соединенные Штаты и европейские страны готовы к введению новых санкций против Ирана. Почему кандидатам в президенты лучше не связываться с Пэрис Хилтон


Юрий Жигалкин: Вынесен вердикт на первом суде над заключенным Гуантанамо. Соединенные Штаты и европейские страны готовы к введению новых санкций против Ирана. Почему кандидатам в президенты лучше не связываться с Пэрис Хилтон? Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


В среду Соединенные Штаты и их европейские союзники дали знать, что впервые за последнее время главные мировые державы сошлись во мнении о вероятности введения новых санкций против Ирана в ответ на его очередной отказ заморозить обогащение урана. Российский посол в ООН, впрочем, поспешил нейтрализовать это заявление, сказав, что никаких конкретных договоренностей по этому поводу достигнуто не было. Такой подход Москвы, по словам дипломатов, делает более вероятным вариант введения санкций группой стран вне рамок Совета безопасности.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: ООН уже трижды налагала санкции на Иран. Это не принесло никаких результатов. Почему? Вот что думает об этом Джон Тьерни из вашингтонского Института мировой политики.



Джон Тьерни: Санкции более успешны, если осуществляются коллективно. Единоличные санкции, принимаемые только одной страной или даже небольшой группой стран, обычно не работают вовсе. Да и принятые большинством государств тоже. Только санкции против Южной Африки оказались исключением из этого правила. Вспомним, как провалились попытки наложить санкции на режим Муссолини. То же самое с санкциями против милитаристской Японии. Санкции, которые Рузвельт наложил на Японию, заморозив японские счета и лишив Японию нефти, привели к налету на Пирл-Харбор. Во времена «холодной войны» санкции против Кубы тоже не дали желаемого результата. К сожалению, у такой организации как ООН вообще, на мой взгляд, нет эффективных методов воздействия. С одной стороны, США и ряд наших союзников настаивают на санкциях, но с другой - всегда найдутся влиятельные члены Совета безопасности, которые по тем или иным причинам будут против санкций или за их более мягкий вариант. Даже миротворческие операции ООН в целом малоэффективны.



Ян Рунов: Есть ли у международного сообщества иные, кроме санкций, методы давления?



Джон Тьерни: Можно изолировать эту страну дипломатически, что сильно ударит по международному престижу тегеранского режима. Если к таким действиям присоединится и весь мусульманский мир, то такой шаг, возможно, оказался бы действенным. Другое предложение – силовой нажим. Вроде того, что Израиль применил в начале 80-х годов против Ирака. У нас есть сторонники такого решения иранской проблемы, если все другие методы удержать Иран от создания ядерной бомбы окажутся исчерпанными. И если такой, самый нежелательный метод окажется единственным, то во многом вина ляжет на Россию и Китай, которые всячески препятствуют более сильному нажиму на иранский режим. Позиция России и Китая очень опасна и решению проблемы никак не способствует.



Ян Рунов: Представитель Госдепартамента выразил разочарование Соединенных Штатов тем, что Иран вновь не дал ясного ответа на инициативу шести государств, предложивших компромиссный вариант «замораживание в ответ на замораживание»; то есть в ответ на замораживание процесса обогащения урана будут заморожены санкции и предложена разного рода помощь. Вопрос о новых санкциях против Ирана будет обсуждаться представителями шести государств в сентябре.



Юрий Жигалкин: В среду был вынесен первый вердикт на процессе по делу о заключенном тюрьмы в Гуантанамо. Бывший шофер бин Ладена был признан виновным, но не по всем пунктам обвинения. Этот первый процесс в рамках специально созданных для судов военных комиссий привлек огромное внимание.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Через две недели после начала суда в Гуантанамо над Салимом Хамданом, бывшим шофером Усамы Бин Ладена, он был признан виновным в материальной поддержке терроризма. Вместе с тем жюри из шести офицеров-присяжных, назначенных Пентагоном, сняло с Хамдана более серьезное обвинение в соучастии в подготовке терактов 11 сентября.


37-летний гражданин Йемена, Хамдан был пойман в Афганистане в ноябре 2001 года и почти все это время провел в тюрьме Гуантанамо. Хамдана судила специальная военная комиссия созданная для рассмотрения дел подозреваемых в терроризме против США. Большинство наблюдателей сходятся в том, что Салим Хамдан – третьестепенная фигура по сравнению с полутора десятками матерых террористов, которым также предстоит трибунал в Гуантанамо, Защита Хамдана утверждает, что быть шофером террориста номер один за зарплату в 200 долларов – это еще не значит принимать участие в террористическом заговоре. При задержании Хамдана на блокпосту в Афганистане у него в машине обнаружили две портативные ракеты «земля-воздух». Судя по всему, этот эпизод лег в основу вынесенного ему вердикта.


Исход процесса над Хамданом многие считают пробой сил администрации США в решении судьбы 275 подозреваемых в терроризме, которые содержатся в лагере Гуантанамо. Как с этой точки зрения рассматривать частичное признание Хамдана виновным – как победу или неудачу администрации? Я задал этот вопрос президенту Национального института военной юстиции в Вашингтоне Юджину Файделлу.



Юджин Файделл: Сейчас трудно сказать, кто выиграл, кто проиграл. Дело, я думаю, будет тянуться долго. Еще не вынесен приговор, а за ним, вероятнее всего, последует продолжительная стадия апелляции. Но жюри, на мой взгляд, очень скрупулезно рассмотрело дело Салима Хамдана, оправдав его по пяти обвинениям из предъявленных десяти, включая самые серьезные, касающиеся участия в заговоре. Так что государственным обвинителям рано торжествовать.



Аллан Давыдов: Многие, в том числе и опытные юристы, критикуют саму эту институцию военных судебных комиссий, созданную специально для процессов над подозреваемыми в терроризме. Какова ваша точка зрения на этот счет?



Юджин Файделл: Для меня прежде всего вопрос состоит в том, почему делом Хамдана занимается военный суд? Считаю, что оно бы с успехом рассматриваться в гражданском суде, при этом результаты могли бы быть восприняты в обществе с большим доверием, как в США, так и в мире. Наши гражданские суды заслуженно пользуются великолепной репутацией. Мне лично кажется, что время подобных военных судов ушло. Такие комиссии в последний раз использовалась у нас на практике более 60 лет назад. О них большинство американцев знает только из ссылок на историю, если знает вообще. Откровенно говоря, я бы оставил эту систему достоянием истории.



Аллан Давыдов: Военный юрист Юджин Файделл говорит, что диапазон наказания Салиму Хамдану в рамках ожидаемого приговора может простираться до пожизненного заключения.



Юрий Жигалкин: Постоянно упоминаемое имя Барака Обамы утомило 50 процентов опрошенных специалистами социологического центра «Пью», и они хотели бы слышать поменьше о кандидате в президенты от Демократической партии. 48 процентов респондентов сказали, что они слишком много слышат об Обаме, о Джоне Маккейне такое сказали лишь 26 процентов опрошенных. Согласно результатам другого, еще незавершенного исследования центра «Пью», Бараку Обаме было в этом году посвящено несравнимо больше новостных заметок, чем Джону Маккейну. Такое внимание к кандидату, которого все еще продолжают называть «свежим лицом» в американском политическом истэблишменте, понятно, но, как говорят социологи, подобное перенасыщение может вызвать отторжение кандидата в восприятии избирателей.


В среду на специальной пресс-конференции представители Федеральной прокуратуры представили результаты семилетнего расследования дела о рассылке в почтовых конвертах спор сибирской язвы, атак, в результате которых погибли пять человек, было закрыто помещение Конгресса, атак, которые несколько недель держали в напряжении всю страну. Пресс-конференция была организована после самоубийства главного подозреваемого – сотрудника секретной государственной лаборатории Брюса Айвинса. Хотя прямых улик, свидетельствующих о его причастности к этой атаке, нет, следствие считает, что косвенные настолько сильны, что любой суд присяжных признал бы его вину. Главная улика: генетические мутации материала сибирской язвы, отправленной по почте, и образцов, хранившихся в лаборатории Айвинса под его личным контролем, оказались идентичными. К этому следователи добавили информацию о том, что он накануне атак сделал себе прививки от сибирской язвы и желтой лихорадки, о том, что он пытался ввести в заблуждение следствие, указывая на своих коллег как на потенциальных организаторов атаки и предоставив для анализа чужие образцы сибирской язвы. Во многих показаниях Брюс Айвинс описывается как классический тип блестящего, не совсем душевно здорового ученого, который угрожал окружающим и был обеспокоен проблемами противостояния добра и зла. Его электронные записки коллегам, где он выражал тревогу относительно того, что террористы могут прибегнуть к биологической атаке, содержали выражения, сходные с теми, что использовал автор писем со спорами сибирской язвы. Следователи считают, что Айвинс решился на рассылку этих писем, чтобы привлечь таким необычным способом внимание к проблеме и к вакцине от сибирской язвы, он был одним из ее разработчиков.


Как выясняется, на опасный эксперимент пошел в последние дни Джон Маккейн, решив использовать идолов поп-культуры как инструмент в политической борьбе. К удивлению, один из этих идолов ответил, превратив агитационную кампанию кандидата в президенты в сцену из абсурдистского спектакля, который все еще способен подарить зрителям много неожиданностей.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: На прошлой неделе кандидат президенты от республиканской партии сенатор Джон Маккейн выпустил телевизионный клип, в котором сравнил своего соперника от Демократической партии Барака Обаму с такими скандально известными знаменитостями, как Пэрис Хилтон и Бритни Спирс. Маккейн, в частности, сказал, что Обама не более чем знаменитость и не готов к тому, чтобы вести за собой страну. Обама не оставил эти слова без ответа. Но, по общему мнению, ответ Пэрис Хилтон получился лучше.



Пэрис Хилтон: Привет, Америка! Я Пэрис Хилтон, и я тоже знаменитость. Этот морщинистый седой господин упомянул меня в своем клипе, что, вероятно, означает, что я вступила в избирательную кампанию. Спасибо за поддержку моей кандидатуры. Я хочу, чтобы Америка знала, что я в некотором роде готова вести страну за собой.



Владимир Морозов: Пэрис Хилтон в купальнике цвета шкуры пантеры полулежит в шезлонге возле плавательного бассейна. Увидеть клип можно на сайте Funny or Die , что можно перевести как «Смейся или умри». Но 27-летняя красотка не только посмеивается. Она выдвигает свой план решения энергетической проблемы. Это нечто вроде гибрида между предложением Маккейна о добыче нефти у побережья страны и планом Обамы стимулировать новые виды энергии. Итак, энергетическая проблема решена, говорит Пэрис Хилтон, до встречи во время президентских дебатов.


Ранее родители Пэрис Хилтон внесли в избирательную кампанию Джона Маккейна 4600 долларов. Позже Хилтон-старшая заявила, что телевизионный клип сенатора, в котором упомянута ее дочь, является пустой тратой средств и времени. С этим не согласен представитель сенатора-республиканца Такер Баундс. Он заявил, что хотя Пэрис Хилтон и не такая большая знаменитость, как Барак Обама, но ее энергетический план наверняка лучше, чем у последнего. Не дремлют и сторонники сенатора-демократа.



- Спросите себя, с кем бы вы хотели выпить пива? С простоватым Джоном Маккейном? Или с такими яркими личностями, как Пэрис Хилтон, Бритни Спирс и Барак Обама?



Владимир Морозов: Наблюдатели отмечают, что, независимо от исхода президентских выборов, Пэрис Хилтон уже опередила Маккейна и Обаму в том, что касается оригинальности. Она заявила, что если ее изберут в Белый дом, то она перекрасит его в розовый цвет.



Юрий Жигалкин: Американцы все-таки ожидают от своего президента других перемен, и мечта Пэрис Хилтон едва ли осуществится, но урок политикам дан: не смешивайте политику и масскульт, чтобы потом не сожалеть.


XS
SM
MD
LG