Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировой финансовый кризис обошел российские банки стороной


После кризиса в США и российские банки стали осмотрительнее при работе с ипотекой

После кризиса в США и российские банки стали осмотрительнее при работе с ипотекой

Вот уже год, как в США были отмечены первые признаки нового финансового кризиса. Проблемы начались на рынке ипотечного кредитования, а их следствием стало значительное сокращение ликвидности в банковской системе США и резкое замедление темпов экономического роста. Далее события развивались уже в глобальном масштабе, поскольку ведущие европейские и азиатские экономики весьма зависимы от американских рынков.


Как этот год пережила Россия и ее финансовый сектор, Радио Свобода рассказал бывший заместитель председателя Центрального банка, первый вице-президент Ассоциации региональных банков Александр Хандруев:
- Российская банковская система оказалась, в общем-то, незатронутой этим кризисом. Безусловно, поначалу были большие опасения относительно того, что ограничение доступа на внешние рынки капиталов могут сказаться на ликвидности коммерческих банков, и действительно, заимствования коммерческих банков достаточно большие, это касается только небольшой группы банков. Тем не менее, не было ни одного дефолта по обязательствам российских банков, и банки сейчас исправно обслуживают свою внешнюю задолженность. Более того, крупнейшие российские банки сохранили доступ на мировые финансовые площадки. Были в отдельные периоды и напряжения с текущей ликвидностью, но Банк России существенно расширил возможности доступа коммерческих банков к рефинансированию, Минфин проводил аукционы свободных денежных средств для коммерческих банков, и кризиса ликвидности удалось избежать.


- Тем не менее, российским кредитным организациям все равно пришлось реагировать на негативный внешний фон…
- Сами коммерческие банки стали проводить более осмотрительную политику. Можно сказать, что сейчас банки заняли, я бы сказал, выжидательную позицию. Тем не менее, динамика ключевых банковских показателей является позитивной. Да, темпы по сравнению с прошлыми годами упали, темпы роста основных показателей, я имею в виду выданных кредитов, отношение активов к ВВП не растет такими быстрыми темпами, как раньше. Банки стали осмотрительнее при предоставлении ипотечных кредитов и вообще других долгосрочных кредитов. Но это даже и хорошо, потому что тем самым уменьшаются потенциальные риски, которые могут поставить банковский сектор в сложное положение.
И последний очень важный момент заключается в том, что вот эта вот неопределенность на финансовым рынках, недостаточная капитальная база российских банков - это является фактом. То, что пассивы коммерческих банков все-таки короткие, и потенциально есть проблемы, особенно со среднесрочной и долгосрочной ликвидностью для большинства банков, это придало дополнительные стимулы процессам консолидации. Сейчас практически все российские банки либо нашли, либо пытаются найти портфельных или даже стратегических инвесторов. И вот сделки слияния и присоединений, я думаю, в ближайшие годы после некоторого такого затишья они возобновятся, и это приведет, на мой взгляд, к радикальным изменениям конфигурации всего российского банковского бизнеса.


- В среду международное рейтинговое агентство Standard & Poor's повысило на одну ступень - с 8 до 7 - степень надежности российской банковской системы. Какие выгоды она может извлечь из этого решения?
- Я считаю, что можно было бы поднять и на одну группу выше, но понимаете, все рейтинговые агентства - это институты, к мнению которых можно прислушиваться, но не обязательно им руководствоваться. Это как бы месседж для инвесторов относительно того, насколько целесообразно и безопасно вкладывать деньги в этот сектор экономики данной страны. Конечно, в принципе, в условиях, когда мировые банковские системы переживают очень неспокойные времена, повышение рейтинга - это отрадный факт. Хотя это не должно быть причиной для самоуспокоения.


- Российская банковская система за минувший год в целом успешно противодействовала внешним неблагоприятным факторам. Но с какими угрозами внутреннего характера, на ваш взгляд, российские банки могут столкнуться в среднесрочной перспективе?
- Риски внутренние связаны с качеством кредитного портфеля. Есть такая особенность, что в условиях экономического подъема положение заемщика искусственно завышается, кажется лучше, чем оно есть. А когда наступает спад, то выясняется, что кредиты, которые внешне были очень хорошими, хорошего качества, оказываются проблемными. Вот это общая, в общем-то, беда для банков не только в России, но и в других странах. Пока мы наблюдаем почти 10-летний экономический подъем. А когда будут другие времена, то качество кредитного портфеля... А учитывая, что темпы роста кредитного портфеля в российских банках очень высокие, посмотрите, до 30-40%, а мы знаем, что там, где свыше 20%, - есть определенные намеки на возникновение «пузыря». Конечно, до «пузырей» в России пока дело не доходит, хочу сразу сказать, финансовых «пузырей», тем не менее, высокие темпы роста банковского сектора - это одновременно аккумуляция рискового потенциала. И если резервы не будут формироваться в соответствии с очень жесткими требованиями, если банковская система не будет переходить на принципы более жесткого контроля за рисками, то это потенциально несет с собой вероятность того, что может разразиться кризис портфелей. Причем во всех сегментах: и корпоративного кредитования, и ипотечного кредитования, и розничного кредитования.


- Можете ли вы оценить вероятность наступления такого кризиса?
- Я говорю не о том, что кризис, а о том, что надо видеть проблемы. А будет ли кризис - это, вы знаете... Если вы ситуацию спрогнозировали, смогли ее предвосхитить и предприняли адекватные действия, то вы избегаете дорожного происшествия, - так и в банковской сфере.


XS
SM
MD
LG