Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские призывники получили право на проведение независимой военно-врачебной экспертизы


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Андрей Шароградский: Российские призывники получили право на проведение независимой военно-врачебной медицинской экспертизы. Отныне несогласным с заключением военных врачей можно будет пройти освидетельствование у независимого специалиста. Эксперты положительно восприняли это решение властей, однако, и вопросов остается немало.



Ольга Вахоничева: Право на независимую военно-врачебную экспертизу давно записано в законе об охране здоровья граждан. Однако до принятия постановления правительства в России было только одно негосударственное медучреждение, имеющее лицензию на проведение этой процедуры. Теперь, если не будет серьезных проблем с получением лицензий, независимую медэкспертизу сможет пройти любой несогласный с заключением военной комиссии.


Говорит ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова...



Валентина Мельникова: Это постановление заставит врачей получать лицензию на проведение работ по военно-врачебной экспертизе. Не только тех, кто захочет быть независимыми экспертами, но и тех врачей, которые сейчас проводят медицинское освидетельствование в военкоматах и таких лицензию не имеют. Такие слабые места, на мой взгляд, это, безусловно, то, что гражданин должен сам оплачивать, и нет процедуры возврата ему денег, если его позиция оказывается правильной, спорит с военкоматовской комиссией; и то, что само заключение независимой военно-врачебной экспертизы не будет основанием для решения призывной комиссии, там предусмотрена снова процедура, вести к тем же врачам, которые установили неправильную категорию, чтобы они там заново проводили свое обследование. Это неверно. Экспертиза должна быть основой для решения призывной комиссии напрямую.



Ольга Вахоничева: Валентина Мельникова обращает внимание на то, что сами врачи призывных пунктов часто не имеют положенной лицензии для проведения военно-врачебной экспертизы.



Валентина Мельникова: Все их заключения, вообще-то, не имеют никакой законной силы. Их просто обяжут получать лицензию или уходить с этой работы. Там есть одна большая слабость: обращение в независимую экспертизу не приостанавливает решение призывной комиссии. А для нас это важно, потому что медицинская комиссия проходит прямо перед призывной. И все равно людям придется обратиться в суд за оспариванием решения призывной комиссии, а уже в рамках судебного иска или жалобы обращаться в независимую экспертизу.



Ольга Вахоничева: Упростит это постановление и работу судов, где граждане могут оспаривать решение призывной комиссии, уверена Валентина Мельникова.



Валентина Мельникова: Сейчас судьи часто бывают в недоумении, куда отправить медицинские документы, кто может вынести экспертное заключение. Сейчас никто практически таких лицензий не имеет. По российскому законодательству 1992 года обращение в суд с заявлением о неправомерном решении должностного лица, нарушающего права и свободы граждан, приостанавливает исполнение этого решения. Если у меня призывник подает в суд, он никуда не идет. А для того, чтобы это было покрепче установлено, мы всегда просим суд вынести определение о приостановки всех действий, связанных с призывом. Но даже без этого никто не может отправить человека в войска, если он подал заявление об оспаривании.



Ольга Вахоничева: Можно констатировать, что решение о правильном проведении независимой врачебной экспертизы ситуацию не ухудшит, говорит военный обозреватель Александр Гольц. Хотя сказать с уверенностью, что в российской армии произойдут заметные положительные перемены, тоже нельзя.



Александр Гольц: Как мы понимаем, чиновник, которому нужно что-то сделать, всегда найдет способ обойти любое решение и любую экспертизу. На ту экспертизу, которую принесет призывник, будет назначена другая экспертиза. Это понятно, что при желании это все можно обойти. Но, по крайней мере, с этим решением хуже не станет, по-моему. Как, впрочем, любое административное решение в России, уж так нас жизнь научила, всегда мы ждем от власти какого-то подвоха. То, что я прочел, вот это постановление правительства, оно не производит впечатления, что где-то ущемляются наши права.


Конечно, в нынешних условиях у нас появится энное количество медицинских учреждений, единственная цель которых, смысл существования которых будет выдача этих справок в огромных количествах.



Ольга Вахоничева: Валентина Мельникова с этим мнением не согласна.



Валентина Мельникова: Экспертная деятельность в России зарегулирована очень жестким законодательством. Эксперт, прежде чем он выносит свое заключение, подписывает обязательство, что он несет уголовную ответственность в случае, если что-то не так. Врачи квалифицированные, они очень берегут свой авторитет.



Ольга Вахоничева: Отстоять свои права призывнику всегда было проще в крупных городах. Так будет и с постановлением о праве на независимую медицинскую экспертизу. В провинции этот документ вряд ли заработает в полную силу, считает военный обозреватель Александр Гольц.



Александр Гольц: Одно дело - Москва, где есть по каждой специфической группе заболеваний несколько специализированных клиник и институтов. И совсем другая история - где-то в российской глубинке, где как есть одна районная больница с одним специалистом, который и представлен вышеозначенной медицинской комиссией военкомата, так и искать некую альтернативную оценку состояния здоровья призывника фактически негде.



Ольга Вахоничева: Председатель Совета солдатских матерей Костромской области Людмила Хохлова разделяет опасения эксперта.



Людмила Хохлова: У нас, например, если в Костроме придут с листочком, где у него полный диагноз, где выявлено его заболевание, они вроде как говорят: вы купили это за деньги. Потому что здесь, если они берут медицинских работников, которые работают, например, в 21-й городской больнице, у них заключен договор, вы представляете, что это всегда можно договориться. Конечно, у нас будет пробуксовка. Все почему-то стараются отправить больных, а не здоровых, вот вопрос в чем. Пытались отправить мальчика с больной ногой, которому необходима была срочная операция, и инвалида третьей группы, у которого рука не действовала. Самое удивительное, что военкоматы, та же комиссия, не несут никакой ответственности, и все это открывается, когда он пришел в армию. Отправили больного человека, а потом части несут за это ответственность, причем командиры части, которые непосредственно обращались к нам: хоть вы сделайте что-нибудь, зачем же нам больных деток, зачем нам головная боль?!



Ольга Вахоничева: По мнению Александра Гольца, принятие постановления о независимой военно-врачебной экспертизе - это ответ правительства на давление общественности, заваленных жалобами на врачебные ошибки. С другой стороны - попытка властей установить контроль над деятельностью военкоматов.



Александр Гольц: Секретом Полишинеля является то, что военкоматы имеют планы по призыву, которые, кровь из носа, необходимо выполнить. И вот когда эти планы вдруг по каким-то причинам не выполняются, в армию забирают всех, кто попадется под руку. Не случайно армия сама вынуждена дообследовать, а потом увольнять некоторое количество призывников. Вот чтобы этого не было, власти и пошли на такое решение.



Ольга Вахоничева: Как сообщили в Союзе комитетов солдатских матерей, процедура получения медучреждениями лицензий на проведение независимой экспертизы достаточно проста. Поэтому общественные организации надеются, что новое постановление правительства начнет работать уже в осенний призыв.


XS
SM
MD
LG