Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Процесс над Караджичем "может принести еще много сюрпризов"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Андрей Шароградский: Почему не готов окончательный текст обвинения против Радована Караджича в Гаагском международном трибунале по военным преступлениям в бывшей Югославии? Можно ли воспринимать разоблачения, с которыми выступил Караджич на первом заседании по своему делу, всерьез? По мнению гаагских экспертов, слова Караджича могут указать на некоторые детали, требующие дополнительного расследования, однако верить каждому его слову было бы наивно. Прежде всего обсуждается сделка с американскими властями, о которой говорил Караджич. Даже если бы она имела место, то, по мнению экспертов, она не имела бы законной силы.



Софья Корниенко: Почему, прождав ареста и выдачи Караджича почти 13 лет, в трибунале не успели подготовить окончательный вариант обвинения? С этим вопросом я обратилась к ведущему специалисту по работе Международного трибунала Хайкелин Веррайн Стюарт. «Упреки в том, что обвинение не готово, верны лишь отчасти, - объясняет Веррайн Стюарт. - К тексту обвинения в Гааге возвращались несколько раз, а в начале 2000 годов оно было еще раз отредактировано - под руководством судьи Альфонса Ори, который взвешенно подошел к определению основных пунктов. Это нормально, что текст обвинения «подвижен», это происходит не только в международном, но и в национальном уголовном праве. Текст «подвижен» до определенного, законодательно установленного момента в ходе процесса".


У вопроса о неподготовленности трибунала к приезду Караджича может быть и еще одно, более простое объяснение: о том, что он будет арестован, никто в Гааге уже и не мечтал. Я не раз становилась свидетельницей самых пессимистичных прогнозов по поводу шансов на его арест. Сразу несколько экспертов говорили, что скорее возможен арест Младича, чем Караджича. Среди этих экспертов была и Флоренс Хартманн, которая с 2000 по 2006 год работала пресс-секретарем и советником бывшего главного прокурора трибунала Карлы Дель Понте. По окончании своей работы в трибунале Хартманн выпустила книгу «Мир и наказание», в которой предсказала, что Караджич никогда не будет арестован. На прошлой неделе Хартманн призналась, что до сих пор не верит, что Караджич в Гааге, и предположила, что процесс над ним может принести еще много сюрпризов.



Флор e нс Хартманн : Сюрпризы вполне могут быть. Сюрпризы со всех сторон, потому что Караджич, по-моему, в большей мере, чем Милошевич, способен на разоблачения. Милошевич говорил: «Я не имею отношения к войне в Боснии». Я думаю, что Караджич не станет секретничать. Однако все его «разоблачения» должны быть подвергнуты проверке. Караджич - не такой человек, который будет говорить одну правду. Мы не должны верить каждому его слову. Но Караджич может указать на что-то, что следует дополнительно расследовать, то, что международное сообщество, возможно, предпочло бы держать в тайне.



Софья Корниенко : Как известно, Караджич уже во время своего первого появления в суде в четверг 31 июля, вопреки протоколу, выступил с разоблачительной речью о том, что в 1996 году, якобы, получил от представителя США на переговорном процессе по Боснии Ричарда Холбрука предложение уйти из публичной жизни и перестать общаться с прессой и печататься - в обмен на свободу.



Радован Караджич : Я хочу объяснить, почему я лишь сейчас предстал перед этим трибуналом, а не в 1996, 1997 или 1998 году. В те годы я серьезно обдумывал решение сдаться самому. Однако тогда же моя жизнь оказалась в опасности, вследствие договора с Холбруком. В США министерство иностранных дел и дипломат Уилльям Стубнер пытались снять с меня обвинение, но главный прокурор трибунала Ричард Голдстоун в ответ пригрозил своей отставкой.



Софья Корниенко : Караджич требует, чтобы в Гааге под присягой были допрошены бывший представитель США Ричард Холбрук, дипломат Уилльям Стубнер и бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Караджич требует, чтобы Олбрайт допросили о предложениях предоставить ему иммунитет, которые Олбрайт якобы делала президенту Республики Сербской Биляне Плавшич. В своем заявлении, Караджич пишет, что со своей стороны он неукоснительно соблюдал «договор» с США, однако вскоре начались агрессивные рейды в тех домах, где он останавливался, по его мнению, с целью не ареста, а ликвидации. В качестве примера, он приводит рейд в доме священника Иеремии Старовлаха, в результате которого священник и его сын чуть не погибли и долгое время пролежали в коме. Этот рейд упоминает, кстати, и бывший главный прокурор Карла Дель Понте в своей книге «Охота. Я и военные преступники». Изначально, строит свою версию Караджич, Хобрук, Стубнер и США хотели сдержать свое обещание, причем не только в отношении Караджича, но и в отношении Младича, но главный прокурор трибунала Ричард Голдстоун оказался непреклонен. Тогда, по мнению Караджича, США приняли решение его убить.


Неоднократно опровергал слухи о сделке с Караджичем и сам Ричард Холбрук. На днях в интервью нидерландской телепрограмме «НОВА» он сказал...



Ричард Холбрук : Это абсолютная ложь. Караджич повторяет эти инсинуации уже много лет. Никакого договора мы с ним не заключали. На самом деле в ходе других переговоров - 18 июля 1996 года - мы заставили Милошевича и боснийских сербов подписать договор, согласно которому Караджич, против которого уже было выдвинуто обвинение, полностью удалится из публичной жизни. Однако взамен мы со своей стороны ничего не обещали. Караджич на этих переговорах даже не присутствовал, он подписал бумаги, которые ему доставил глава сербской разведки. Милошевич послал его на вертолете к Караджичу в Боснию посреди ночи, пока мы ждали в Белграде. Все остальное - старые выдумки, выдумки одного из самых страшных военных преступников в мире, определенно самого страшного в Европе.



Софья Корниенко : На вопрос, почему же тогда Караджичу так долго удавалось оставаться на свободе, Холбрук ответил...



Ричард Холбрук : Это очень хороший вопрос. Я с давних пор критиковал НАТО за то, что они его сразу не арестовали, когда это было еще так легко сделать. Однако командование НАТО не пожелало арестовывать ни Караджича, ни кого-либо другого. К сожалению, командование НАТО не получило такого приказа. Именно поэтому меня и послали проводить переговоры об уходе Караджича из публичной жизни.


XS
SM
MD
LG