Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России создается база данных молодых ученых, работающих за рубежом


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шароградский: Федеральное агентство по делам молодежи России создает базу данных о работающих за рубежом молодых ученых. Ее главная цель - в самое ближайшее время вернуть таланты на Родину. Об этом вчера глава агентства Василий Якеменко рассказывал премьер-министру Владимиру Путину. Глава правительства рекомендовал экс-лидеру движения «Наши» выяснить, по каким именно причинам молодые ученые покидают Россию. Вопрос, каким именно образом их вернуть обратно, пока не обсуждался.



Максим Ярошевский: Возвращать в Россию Василий Якеменко и Агентство по делам молодежи, которое он возглавляет, намерены не всех. Особое внимание буду уделять тем людям, которые не смогли себя за границей реализовать. Уже создана база данных, которую, правда, еще никто не видел. По мнению члена Совета молодых ученых при президенте Сергея Попова, надо для начала понять, кто такой молодой ученый. Нельзя его путать с аспирантом и уж тем более студентом.



Сергей Попов: На мой взгляд, как-то классифицировать и каталогизировать студентов, аспирантов, молодых ученых на очень ранних стадиях работы достаточно трудно, если не говорить о достаточно небольшой группе тех, кто уже успел себя как-то очень положительно зарекомендовать. С одной стороны, конечно, утечка мозгов есть. Здесь нужно скорее думать о причинах социальных и причинах, связанных с организацией науки, которые а) приводят к утечке, б) не приводят к притоку. К нам в отдел недавно обратилась девушка из одной из европейских стран, которая хочет у нас работать, но выяснилось, что устроить ее к нам на работу чрезвычайно трудно.



Максим Ярошевский: По данным обозревателя экспертного портала Высшей школы экономики Ивана Стерлигова, за рубежом сегодня работает около десяти тысяч молодых ученых. Точную цифру не назовет никто. В том числе поэтому невозможно посчитать, сколько из них согласились бы вернуться на Родину и уж тем более хотели бы это сделать в ближайшее время. С другой стороны, подобная база данных, безусловно, необходима и вот по каким причинам.



Иван Стерлигов: Нужно сразу понимать, что рассчитывать на возвращение в Россию практически нереально, может быть, только о частичном возвращении каком-то. Помимо физического возвращения есть множество вариантов, как эти ученые могли бы быть полезны для развития науки здесь. Лекционные курсы какие-то, возможно, короткие, возможно, если им здесь понравится, все это перевести на какую-то долгосрочную основу. Потом, конечно, это стажировки наших студентов и аспирантов в лабораториях наших бывших ученых, наших соотечественников, которые сейчас являются ведущими профессорами в университетах Америки, других стран. И затем некоторые из таких ученых, которые в том числе там приобрели большой опыт в коммерциализации разработок, который у наших ученых практически отсутствует, они могли бы как-то этот опыт передать здесь.



Максим Ярошевский: Ведомство Василия Якеменко, помимо базы данных на молодых российских ученых, провело масштабную классификацию молодых россиян, выяснив, кто работает, а кто учиться, кто этим занимается в России, а кто за границей. Не понятно, как именно классификация российской молодежи и созданная агентством база данных смогут привлечь на Родину талантливую молодежь. Как один из вариантов - заманивать их с помощью предоставления в будущем жилплощади. Однако в Российской академии наук не скоро решат этот вопрос. Реформирование земель, принадлежащих РАН, сталкивается с массой проблем. Нет реестра, по которому можно было бы оценить земли и понять, используются ли они для науки или на них в будущем можно будет за счет государства построить жилые дома и расселить в них молодых и не только молодых ученых. Говорит Сергей Попов...



Сергей Попов: С одной стороны, есть много случаев, когда очень большие участки земли заняты или какими-то установками, или какими-то биологическими экспериментами, и институту действительно эта земля нужна, и она действительно используется по назначению для получения научного результата, поэтому институт, конечно, очень не хочет ее терять. Существуют проблемы с тем, что институты должны платить... эти участки земли, а деньги, например, могут вовремя не поступать просто к ним. С другой стороны, наверняка есть ситуации, когда огромные участки земли используются не по назначению, или просто не используются.



Максим Ярошевский: Как раз в данной ситуации логично было бы создать базу, в которой было бы написано, что определенные земли действительно используются ради науки, на других можно, например, построить жилкомплекс для тех же молодых ученых.



Сергей Попов: В этом смысле, конечно, должен быть какой-то реестр. Но там важно проводить регулярный мониторинг того, что происходит с этими объектами, и пытаться привлекать к мониторингу, особенно в серьезных случаях, независимую экспертизу, чтобы не возникало ситуации, когда или ученые проверяют сами себя, или проверяют чиновники, которые зачастую не могут оценить рациональность использования в каждом конкретном случае.



Максим Ярошевский: Говорил член совета молодых ученых при президенте России Сергей Попов.


Пока решается вопрос земель, принадлежащих российским академикам, сама академия продолжает выплачивать порядка 100 миллионов рублей налога в год на землю, выделенную в свое время на создание научных центров. По мнению директора научного центра РАН в Черноголовке Сергея Алдошина, которое он высказал на сайте Национального информационного центра по науке и инновациям, отказаться от этих земель возможности нет, а академия наук, по сути, становиться насосом для перекачивания денег из федерального бюджета в муниципальный. При этом РАН несет ответственность за неисполнение работы этого насоса, который из-за несвоевременных переводов средств, работает не всегда идеально.


XS
SM
MD
LG