Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коба Ликликадзе: "Все пока держится в рамках жанра дипломатической войны"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе.



Андрей Шарый: Большинство военно-политических экспертов в Тбилиси возлагают ответственность за рост напряженности в конфликтных зонах на руководство самопровозглашенных республик, которые косвенно поддерживаются Москвой. Грузинское руководство не планирует крупной военной операции в Южной Осетии, считает известный в Тбилиси политолог и журналист, обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе.


Вы знаете, кто стреляет с грузинской стороны? Это регулярная грузинская армия или кто?



Коба Ликликадзе: Скорее всего это спецподразделения министерства внутренних дел. Не могу сказать, что это не могут или не могли быть представители министерства обороны, в частности, грузинских миротворческих сил, потому что неоднократно начальник генштаба вооруженных сил Грузии и командующий миротворческими силами заявляли о том, что если будет стрельба с осетинской стороны, они будут отвечать в направлении подавления огневых точек. Я думаю, что не исключается возможность того, что там есть какие-то парамилитаристские формирования, которые Саакашвили уничтожил в первом же году, и думаю, правильно сделал. Так что, я думаю, адекватная реакция если идет, то это уже официальные структуры, министерство обороны и представители внутренних дел.



Андрей Шарый: В Тбилиси говорят о возможности широкомасштабной военной операции для реинтеграции Южной Осетии или этот вариант исключают?



Коба Ликликадзе: Нет, об этом не говорят. Темур Якобашвили, министр по реинтеграции Грузии, который сейчас направляется или даже к эфиру он уже будет находиться в Цхинвали, если ему удастся туда проехать, он говорил, что никакой широкомасштабной операции не будет и что на любые провокации Грузия будет отвечать очень сдержанно, но адекватно. Грузинская власть говорит, что широкомасштабной операции не будет. Ну, вообще, широкомасштабную операцию военную, если вы меня спросите, как эксперта, в Цхинвали сложно представить, потому что это очень маленькое, очень узкое ущелье и маленький город. Все-таки до военного действия, я думаю, дело не дойдет. Все пока держится в рамках жанра дипломатической войны.



Андрей Шарый: В этой дипломатической войне тем не менее в обеих сторон потери, и там даже гражданское население страдает какое-то - и в грузинских селах, и в осетинских. В чем политический смысл происходящего? Почему вдруг так обострилась обстановка, вам понятно?



Коба Ликликадзе: Такое официальное мнение, что это все началось после натовского саммита в Бухаресте, когда для Грузии и Украины открылись двери, во всяком случае, было сказано, что они могут стать членами НАТО. И вот это все закономерная, запланированная, далеко идущая провокация. На самом деле мы видим, что сначала была политическая поддержка и объявление о том, что Москва начинает прямые отношения с непризнанными республиками, а потом это все уже - военная помощь, на что, естественно, Грузия ответила тоже демонстрацией военной силы. Мы знаем, что было взято в Южной Осетии несколько господствующих высот, допустим, возле села Прис. По данным министерства внутренних дел, спецподразделения внутренних сил сегодня заняли эту позицию, дабы, опять таки, подавить огневую точку противника. Естественно, я думаю, что эта дипломатическая война, это как составляющая часть какой-то грядущей военной операции, может быть.



Андрей Шарый: Ситуация обостряется то в отношении, скажем так, Южной Осетии, то в отношении Абхазии. То Южная Осетия, то Абхазия. Есть какая-то координация действий между этими сепаратистскими территориями или нет, как считают в Тбилиси?



Коба Ликликадзе: Господин Багапш заявил вчера, что они откроют второй фронт в направлении Кодорского ущелья, чтобы отвлечь нападение на Цхинвали, в знак солидарности с югоосетинскими братьями. Кому выгоден в политическом смысле такой конфликт? Честно скажу, я думаю, что грузинской стороне это не выгодно. Если бы у Саакашвили было такое намерение... он многое теряет, это все понимают, это потеря всех этих шагов, которые были сделаны в отношении реформ... в НАТО и так далее. И какие дивиденды ждут от этого власти непризнанной республики, мне тоже очень сложно сказать, потому что гибнут люди, это должны понимать все.



Андрей Шарый: Коба, есть ли какие-то политические методы решения конфликта? На что надеялся Якобашвили, когда он направился в Цхинвали? В прошлый раз ведь его не приняли там.



Коба Ликликадзе: Проблема, в каком это формате будет. Грузинская сторона хочет напрямую идти в направлении диалога с непризнанными республиками, на что, естественно, есть отказ. Но политическое решение вопроса есть всегда.



Андрей Шарый: Заявил мне информированный военно-политический эксперт из Тбилиси Коба Ликликадзе.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG