Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Галисийские «мамаши кураж» - центр реабилитации в поместье наркобарона «Птички»


Ирина Лагунина: На днях на северо-западе Испании в области Галисия произошло знаменательное событие. В поместье, некогда принадлежавшем одному из авторитетов галисийской наркомафии, был открыт центр реабилитации наркоманов. На церемонию его открытия прибыл министр здравоохранения, другие официальные лица. Но больше всего здесь было женщин, активисток движения, выступающего против наркотиков. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: Испанская пресса давно нарекла их «галисийскими мамашами кураж» по аналогии с известной героиней Бертольда Брехта. Их деятельность началась в середине 80-х годов прошлого века. Тогда Галисия, одна из самых бедных и отсталых окраин Испании, превратилась в рассадник наркомании. Местные мафиозные кланы, столетиями занимавшиеся контрабандой табака, переключились, в погоне за наживой, на «вошедшие в моду» в Испании героин и кокаин. Они использовали безработную молодежь в качестве уличных торговцев зельем, наркокурьеров, а заодно втягивали ее в потребление наркотиков. Доходы наркобаронов позволяли им подкупать местные органы власти, так что эти власти вроде бы и не замечали преступной деятельности кланов и трагедии, которую эта деятельность вызывала. Чтобы защитить своих детей от наркоторговцев на борьбу поднялись матери – «галисийские мамаши кураж». Об этом вспоминала на открытии центра реабилитации наркоманов в поместье Пасо-де-Байон Кармен Авенданьо, руководитель движения под названием «Вставай на борьбу!». Она называла имена своих подруг – Маруху Арагунду, Сару Гунтин, потерявших сыновей-наркоманов, Лауру Гарсия, которая смогла спасти от порока дочь, и имена десятка других женщин, вместе с которыми начинала в 1984 году битву с мафией. Открытие центра увенчало их 20-летнюю деятельность:



Кармен Авенданьо: Это хозяйство - для нашей молодежи, чтобы она лечилась, чтобы восстанавливала здоровье!



Виктор Черецкий: Образ Кармен, один из пяти сыновей которой стал в 80-е годы наркоманом, вдохновил в свое время создателей художественного фильма «Героин». Он вышел на экраны в 2004 году и вызвал большой общественный резонанс. Ну а теперь, выступая на митинге, посвященном открытию центра, Кармен Авенданьо благодарила власти: ныне хорошо известного в Испании и за рубежом, а в те времена молодого следователя Бальтасара Гарсона, который первым из испанских юристов поддержал борьбу женщин. В те годы они начали устраивать манифестации в городах и поселках Галисии, чтобы обратить внимание властей на сложившуюся ситуацию, собирали материалы о наркоторговцах, выступали с частными обвинения на судебных процессах против мафии.


Почему все же в Испании, в которой еще три десятилетия назад наркотиков и в помине не было, стала быстро распространяться это зло? Сусо де Торо, сотрудник Государственного наблюдательного совета по вопросам борьбы с наркотиками:



Сусо де Торо: Появление и массовое распространение наркотиков в Испании связано с исчезновением тоталитарного режима генерала Франсиско Франко в конце 70-ых годов и переходом к демократическим формам правления. В стране произошли глубочайшие изменения в политической и социальной жизни, в представлениях людей о жизненных ценностях и приоритетах, в морали. Употребление наркотических средств стало модным и сделалось чуть ли не отличительным признаком сторонников новой культуры поведения, символом свободы, раскрепощения личности и так далее. Общество оказалось не готовым к радикальным преобразованиям. Наверное, мы сделали слишком быстрый переход от системы, при которой поведение всех и каждого контролировалось – семьей, школой, церковью, обязательной военной службой, строгой общественной моралью - к системе, где человека никто не контролирует.



Виктор Черецкий: После митинга у входа в поместье Пасо-де-Байон, женщины и другие участники митинга прошли на его территорию. Отныне здесь, на 30 гектарах виноградных плантаций, принадлежащих винодельческому хозяйству Кондес-де-Альбарей, будут трудиться бывшие наркоманы, нуждающиеся в трудовой реабилитации. Часть доходов хозяйства пойдет в фонд борьбы с наркоманией. Отметим, что хозяйство Пасо-де-Байон стало определенным символом в борьбе матерей Галисии с наркоторговцами. Еще недавно оно принадлежало одному из «крестных отцов» галисийской наркомафии Лауреано Убинья по кличке «Птичка». Его пытались посадить в начале 80-х, когда мафиози промышлял контрабандой табака. Затем в 90-ые годы он несколько раз привлекался к суду, но постоянно выходил сухим из воды. В последние годы «Птичка» скрывался за границей. Его арестовали в 2006 году в Греции. В свое время, видя бессилие испанского правосудия перед лицом мафиози, «мамаши кураж» решили устроить самосуд. Толпа разъяренных женщин попыталась в декабре 94 года взять штурмом поместье, откуда в окружении телохранителей – колумбийских боевиков, руководил своей наркоимперией «Птичка» Убинья. Одна из активисток движения убеждала соратниц, сбивавших замок с металлических ворот, что государство обязано конфисковать поместье «Птички».



Мы должны иметь возможность свободно входить в это поместье. Его надо отобрать у наркоторговцев. Оно должно принадлежать нашим больным детям, которых погубили эти дельцы.



Виктор Черецкий: Кармен Авенданьо пыталась остановить подруг: Мы живем в правовом государстве! Следователи и судьи разберутся с мафией! Ей помогли тогда уговорить женщин разойтись гражданские гвардейцы – жандармы. Они не столько опасались за судьбу наркобарона, сколько за жизнь самих женщин – охрана поместья могла в любой момент пустить в ход оружие.


Превращать собственность наркоторговцев в центры борьбы с наркоманией – традиция Испании. К примеру, под аналогичный реабилитационный центр было отдано конфискованное в 1999 году российское рыболовное судно Тамсааре, на котором колумбийские дельцы пытались доставить в Испании порядка 10 тонн кокаина. Кармен Мойа, руководитель Национальной программы Испании по борьбе с наркотиками:



Кармен Мойа: Мы хотим, чтобы эти объекты, некогда принадлежавшие наркоторговцам, служили делу борьбы с наркоманией.



Виктор Черецкий: Безмятежному существованию империи «Птички» и деятельности других кланов наркоторговцев был положен конец в ходе крупномасштабной, с участием 350 полицейских, операции под кодовым названием «Краб». Были арестованы, а затем предстали перед судом 47 наркоторговцев. Самой известной фигурой, пойманной в результате этой операции, был даже не «Птичка», а Дон Мануэль Чарлин, король галисийской мафии. На него донес следователю Гарсону его подельник Бауло из клана «Лос-Канеос». Тогда, в начале 90-х годов испанская пресса писала, что «крестный отец» «Лос Канеос» одного из наиболее зловещих кланов раскаялся и рассказал о содеянном следователю, который и арестовал Мануэля Чарлина. Вспоминает Бальтасар Гарсон:



Бальтасар Гарсон: Борьба с наркоторговлей стала одним из главных направлений нашей работы с начала 90-х годов. Думаю, что в этой борьбе мы действительно не жалели сил. Таковым было требование нашего общества, особенно в Галисии, которую банды наркодельцов превратили в свою вотчину. Благодаря усилиям всех правоохранительных органов, нам удалось обуздать основные кланы наркоторговцев и их покровителей в местной администрации. Однако уровень борьбы с торговцами наркотиками никогда нельзя снижать.



Виктор Черецкий: Любопытно, что в последние десятилетия картина потребления наркотиков в Испании менялась. До начала 90-х годов здесь доминировал героин. Затем его продажа резко упала, но зато потребление кокаина, гашиша и синтетических наркотиков приобрело массовый характер. Говорит мадридский психолог Милагрос Перес:



Милагрос Перес: В течение многих лет основным наркотиком в Испании был героин. Со временем здесь сложилось мнение, что это единственный «плохой» наркотик. А остальные вовсе не опасные. Так, кокаин в понятии многих испанцев связан с успехом, с весельем, с возможностью веселиться всю ночь, не уставая. Он тебя стимулирует, помогает блистать в компании, принимать смелые решения на работе. При этом люди не сознают, что со временем они попадают в зависимость от кокаина и уже не могут существовать без него, не могут сконцентрироваться и жить так, как они жили до того, как стали наркоманами. Кончается это обычно тем, что эти люди даже с постели утром встать не могут без кокаина.



Виктор Черецкий: Кокаин доставляют в Испанию в основном из Колумбии. Главными «европейскими воротами» для кокаина и в Испанию, и в остальные европейские страны – продолжает оставаться все та же Галисия. Правда, после удара, полученного от следователя Гарсона, местным кланам пришлось несколько перестроиться, перейти на менее опасные - посреднические услуги в международной торговле наркотиками. Они больше не покупают и не возят сами зелье, а лишь принимают груз от поставщиков и хранят его до появления оптовых покупателей, получая за это солидные комиссионные. Рассказывает полицейский Мануэль Арамбуру:



Мануэль Арамбуру: Флот галисийских наркоторговцев – это быстроходные катера. Речь, в основном идет о 5-метровых надувных моторных лодках с тремя моторами по 120 лошадиных сил, за которыми никому не угнаться. Они способны двигаться со скоростью 140-150 километров в час. Забирают груз с кораблей, доставивших его из Колумбии, примерно в 30 морских милях от Галисии и выгружают товар в заливах. Только рядовым бойцам за разгрузку катера платят по 400 евро.



Виктор Черецкий: О том, что борьба с наркоторовлей в стране должна продолжаться, не останавливаясь ни на минуту, говорила на митинге по случаю открытия центра для реабилитации наркоманов в Пасо-де-Байон и Кармен Авенданьо.



Кармен Авенданьо: Мы смогли победить лишь одну из разновидностей наркоторговли, когда наши кланы действовали в открытую, устанавливая свои порядки, подобно сицилийской мафии. Теперь нам приходится иметь дело не только со своей, но и международной мафией наркоторговцев, которые действуют более скрытно.



Виктор Черецкий: Правой рукой Гарсона в ходе операции «Краб» был молодой прокурор Хавьер Сарагоса. Теперь он главный прокурор Испании по борьбе с наркоторговлей. Г-н Сарагоса считает, что операция 90-х годов лишь положила начало широкой борьбе со злом. Он тоже принял участие в открытии Центра в Пасо-де-Байон:



Хавьер Сарагоса: Результаты операции «Краб» были весьма положительными. Было положено начало широкомасштабной войне против наркотиков. Большинство обвиняемых получили тогда по заслугам, так, как того требовала прокуратура.



Виктор Черецкий: Между тем, в последний год Министерство внутренних дел Испании вынуждено было выставлять полицейские посты даже в средних школах, где идет бойкая торговля наркотиками. За школами стали присматривать три тысячи сотрудников правоохранительных органов. Но, разумеется, только полицейскими мерами с наркоманией не справиться. Нужны усилия общественности и не только в Галисии, где по-прежнему активны «мамаши кураж». Нужна работа педагогов, нужна помощь родителей. Необходимо по-иному воспитывать молодежь. Мнение психолога Милагрос Перес:



Милагрос Перес: Все испанские родители боятся, что их дети станут наркоманами. Ведь подростки с большим вниманием относятся к мнению своих вожаков-сверстников, чем к мнению родителей и педагогов. Они пытаются обособиться, ищут свое место в окружающем мире. Задача родителей – попытаться как-то стимулировать своих детей, чтобы у них хватило воли противостоять нажиму со стороны сверстников, побуждающих их к потреблению наркотиков. Это сделать непросто, поскольку в молодежной среде существует мнение, что в компании все должны потреблять наркотики, что это модно, современно и совсем не вредно.



Виктор Черецкий: По мнению журналиста Алехандро Пералеса, автора книги о наркомании в Испании, распространению наркотиков среди молодежи способствует также кризис традиционной испанской семьи. Некогда крепкая общественная структура – основа государства, разрушена. Количество разводов увеличивается с каждым годов, как и число матерей-одиночек. Кроме того, в семьях теперь работают и отец, и мать, так что на воспитание детей времени не хватает. Они предоставлены улице и, естественно, становятся легкой добычей торговцев наркотиками. Алехандро Пералес:



Алехандро Пералес: Начинать бороться с наркотиками надо задолго до того, как у подростка появится тяга к этому пороку. В семье, в которой существуют нормальные отношения с детьми, где родители занимаются воспитанием, к моменту появления этой проблемы должны существовать доверительные отношения: родители должны оказывать на ребенка большее влияние, чем улица. А ведь сейчас многие родители последними узнают, что их дети наркоманы – в семьях между ними и детьми – глухая стена непонимания. Хорошо известные науке признаки детской наркомании многим родителям не знакомы, да и по большому счету они их особо не волнуют.



Виктор Черецкий: Недавно мне довелось побывать на юге Галисии в городе Вильягарсия-де-Ароса. Кстати, многие «мамаши-кураж» живут именно здесь, как и их злейшие враги-наркоторговцы. Зашел в местное казино. Игра шла на полную катушку, даже слишком активно для захолустного игорного дома. Пьяная публика с явно неинтеллигентными обветренными лицами в шрамах делала ставки, которые не снились аналогичным заведениям в столице. Сопровождавший меня знакомый испанский журналист из местных шепнул: не удивляйся - это наши «наркосы».


XS
SM
MD
LG