Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наводнение на Западной Украине


Виталий Портников: Наводнение на Западной Украине – тема всех мировых средств массовой информации последних недель: трагические сообщения из зоны бедствия, люди, потерявшие кров и собственность, стремление Украинского государства помочь этим людям. И наконец, сообщения о том, что не удается сделать все, что необходимо для того, чтобы помочь пострадавшим. И гуманитарная помощь международных организаций и ряда стран.


Что же действительно происходит в зоне затопления? Как украинское руководство сейчас борется с последствиями стихии? И угрожает ли что-либо в ближайшем будущем пострадавшему региону? Обо всем этом мы поговорим с нашим гостем. У нас на связи глава Ивано-Франковской областной государственной администрации Николай Палийчук.


Николай Васильевич, давайте начнем, собственно, с самого главного вопроса. Как сегодня обстоит дело? Ведь, насколько я понимаю, Ивано-Франковская область, наряду с Черновицкой, - это наиболее пострадавшая территория Украины от этого наводнения. Что сегодня делается для того, чтобы помочь пострадавшим людям и просто предотвратить последствия произошедшего уже?



Николай Палийчук: Да, действительно, Ивано-Франковская область очень сильно пострадала. И все районы, города были подвержены стихийному бедствию. Но на сегодняшний день ситуацию удалось стабилизировать. Все находится под контролем властей. На сегодняшний день удалось возобновить снабжение электроэнергией, газоснабжение. Остается еще около 30 населенных пунктов, которые отрезаны от районных центров в связи с тем, что еще нет дороги или уничтожены мосты. Но мы доставляем груз – продукты питания, хлеб, воду – вертолетами. На сегодняшний день нет опасений за жизни людей, и это самое главное.



Виталий Портников: А вот были в средствах массовой информации, в том числе и украинских, сообщения о том, что в Киеве заметили то, что происходит в вашем регионе, буквально через несколько дней после того, как наводнение уже начиналось, что для жителей была возможность узнать о происходящем исключительно из региональных средств массовой информации, что исключительно региональные власти заботились о том, чтобы ликвидировать последствия наводнения. И только вот когда в Ивано-Франковск вылетел президент Украины Виктор Ющенко, а в Черновцы – премьер-министр Юлия Тимошенко, тогда в Киеве обратили внимание на происходящее. Действительно ли вы несколько дней были в одиночестве с этой трагедией?



Николай Палийчук: Нет, в первый день стихии... Ночью после сильных дождей началось подтопление. В 10 часов утра в Ивано-Франковск прибыл министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Шандра, который возглавил штаб по борьбе со стихией. И были дополнительно переброшены отряды МЧС из пяти соседних областей. И эти оперативные действия дали нам возможность спасти тысячи людей, которых снимали и вертолетами с крыш домов, и специальными плавательными транспортными средствами. Тысячи людей были спасены. Киев сразу отреагировал – и помощь в регион пришла сразу. На следующий день приехал президент Украины, который дал распоряжение – и была оказана финансовая и другая помощь. Нас не оставили.



Виталий Портников: А вот если говорить о том, как люди, в принципе, будут сейчас жить после этого наводнения, те, кто потерял жилье. Что, они будут возвращаться обратно, и через какое время? Либо они будут размещаться в каких-либо других населенных пунктах области? И вообще, есть ли опасность того, что какие-то населенные пункты, в принципе, могут быть не восстановлены?



Николай Палийчук: На сегодняшний день такой опасности нет. Я хочу выразить благодарность всем тем, кто оказывал помощь области, кто оказывал помощь нашим людям. И из государственного бюджета выделены достаточные средства для того, чтобы компенсировать убытки и к новому году или даже к началу зимы отстроить новые жилые дома людям, у которых они полностью разрушены. У нас в области разработан механизм компенсаций. Люди или получают денежные компенсации, или мы отстраиваем им дом, или покупаем, если в данном населенном пункте что-то можно купить.



Виталий Портников: А вот, в принципе, говорили о том, что такого наводнения не было 200 лет на территории Западной Украины. Действительно ли с такого масштаба бедствием никогда не сталкивались региональные власти, ни с чем подобным?



Николай Палийчук: Нигде в архивах нет записи о бедствии такого масштаба. Последнее наводнение, которое забрало очень много людских жизней, было более 130 лет назад, в 1869 году. И тогда на реке Днестр вода поднялась чуть более 7 метров . В этом году уровень воды был зафиксирован 10,32. Это на 3 метра выше, чем самая большая до сегодняшнего наводнения отметка. Такого наводнения никто не помнит, чтобы сразу бассейны всех больших рек разлились одновременно, такого не было.



Виталий Портников: А есть ли какие-то выводы, почему это могло произойти? То есть это, может быть, все-таки результат какой-то деятельности человека экономической, а не просто стихийное бедствие, может быть, как-то бездумно, например, выкашивались лесопосадки. Известно, и для вас не секрет, что в Италии большие проблемы...



Николай Палийчук: Сейчас поднимается эта тема, но Карпаты – горы молодые, и рубим в Ивано-Франковской области мы только 40 процентов прироста. Ежегодный прирост в области – 2 миллиона метров кубических, а рубим мы всего 800 тысяч. Поэтому лесной массы становится больше, и она, как губка, впитывает. В городах за два дня выпала трехмесячная норма осадков. Это наводнение спровоцировал циклон, о котором мы предупреждали. И вот в первые дни, когда мы выселяли людей из домов, они не хотели... ну, мало кто верил, что такое когда-нибудь может быть. Но на следующий день, слава Богу, уже все увидели масштабы катастрофы, и нам удалось очень много людей отселить.



Виталий Портников: Николай Васильевич, вот, в принципе, если оценить ущерб именно для экономики региона, для экономики Ивано-Франковской области, можно ли говорить о том, что все эти разговоры о рекордных и для вашего региона урожайных цифрах и так далее, что все это сейчас, в принципе, отошло на второй план? И в принципе, вообще говорить нужно не о каких-то рекордах и не о каких-то возможных достижениях, а о том, чтобы как-то залатать дыры, которые будут в бюджете после этого наводнения.



Николай Палийчук: Ну, к сожалению, сейчас очень сложно просчитать все убытки. По предварительным данным, на сегодняшний день это больше 2 миллиардов гривен. И у меня есть информация, что эта цифра будет возрастать, потому что Верховинский район, который очень разрушен, там еще нет снабжения по дорогам, и мы еще не все видели. А это один из самых больших районов по площади. Поэтому убытки будут возрастать. К сожалению, уничтожено почти 70 процентов урожая в области в той или иной степени. Ну, убытки очень большие. Но, я говорю, нас одних не оставили, нам идет помощь, и вся страна мобилизовалась. Очень большая помощь была с востока Украины, с юга Украины. Как бы все в государстве отошло на второй план, потому что была проблема – помочь Западной Украине пережить эту стихию.



Виталий Портников: А вот приезжал к вам президент, он занимался лично руководством всеми этими работами против стихии на месте. А насколько вообще его помощь была действенной? И вообще, насколько уместно присутствие высших должностных лиц государства – президента, премьер-министра, когда решаются конкретные вопросы хозяйственные, казалось бы?



Николай Палийчук: Знаете, когда приезжает президент в село, то люди, у которых все разрушено, нет дома, нет имущества, на которое люди всю жизнь зарабатывали, нет документов, одежды – ну, ничего нет, и когда приехал президент и сказал, что никто не будет забыт, все будут зимой жить уже в хороших домах... и вот слова президента, что эта беда, которая пришла к нам, мы все вместе объединимся и ее переживем, победим. После этих визитов и дух у людей поднимается, и все начинают еще более активно работать.



Виталий Портников: А вот скажите, какая материальная компенсация сейчас выплачивается людям, которые пострадали от наводнения? Вот человек потерял, допустим, жилье, потерял имущество, он с кучей вещей в руках остался на улице. Ну, может быть, его поселили куда-то во временный центр размещения, вероятно. И сколько он денег получит, которые помогли бы ему это все пережить? Какая это сумма?



Николай Палийчук: Сумма ущерба сейчас обсчитывается. И правительство обещает выплатить ту сумму ущерба, которая будет зафиксирована в акте специальной комиссии. Тому, кто потерял дом вообще, он разрушен, мы будем отстраивать новое жилье. И есть такие варианты, когда люди хотят получить деньгами, то это приблизительно 120 тысяч гривен компенсации.



Виталий Портников: А на 120 тысяч можно построить дом?



Николай Палийчук: Возможно, на 120 тысяч сложно построить хороший, добротный дом. Но тот дом, который был, небольшой, за такие деньги его продать было тоже невозможно. Есть люди одинокие, пенсионеры, которые просто говорят: «Мы уже не хотим никакого дома, мы едем к детям, мы берем компенсацию».



Виталий Портников: То есть уезжают, по сути, из вот этой проблемной теперь для них...



Николай Палийчук: Да, их дети забирают в город, они компенсацию за дом получают в размере 120 тысяч гривен. И потом еще получают компенсации по урожаю, огороду, если он был, и по имуществу.



Виталий Портников: Николай Васильевич, вот вы сказали о том, что президент пообещал, что к зиме будут построены все дома для людей, которые потеряли жилье. Но до зимы, в общем-то, времени... ну, три месяца. И я хотел бы понять, какие ресурсы есть для такого строительства. Ведь это, насколько я понимаю, вообще не областная теперь задача, тут необходимы какие-то общенациональные усилия для того, чтобы это за три месяца сделать.



Николай Палийчук: Да, по поручению президента все области Украины закреплены за районами Ивано-Франковской и Черновицкой областей. И они стягивают всю технику дорожную, технику для укрепления берегов, для строительства дамб и других сооружений – мостов, путепроводов. Каждый областной центр направляет строительные организации, причем большие, крупные, известные, для того, чтобы как можно быстрее, к зиме, в первую очередь построить жилье для людей. А дальше – дороги, железные дороги, потому что не по всем дорогам еще идут поезда.



Виталий Портников: А вот если говорить о ситуации с вот этой помощью общеукраинской, вы не ощутили какого-то, возможно, политического злорадства, условно говоря? Вот западноукраинские регионы – традиционное, так сказать, место политической опоры президента Украины, «Нашей Украины», в меньшей степени, возможно, Блока Юлии Тимошенко. И вот сейчас они в такой ситуации, когда восточные и центральные регионы страны должны выделять им помощь.



Николай Палийчук: Ну, еще не было решений ни Верховного Совета, ни Кабинета министров, а помощь с востока Украины уже шла. Крым, Донецкая, Луганская, Днепропетровская, Харьковская области помогали сразу же деньгами, помогали техникой, кто чем мог. Даже мы еще не успели попросить, а помощь уже была. Это беда, которая сегодня объединила Украину.



Виталий Портников: Вот я как раз хотел бы понять именно на фоне этой беды, насколько продуктивны вот эти вечные разговоры о том, что Украина, как государство, таким образом, политически разобщена, что у ее жителей нет внутренней солидарности друг с другом, и люди, которые живут на Западе, не интересуются проблемами и бедами востока, и наоборот, люди, которые живут на востоке, не интересуются проблемами и бедами запада страны.



Николай Палийчук: Нет, это неправда. Потому что первыми откликнулись Донецкая, Крымская области. Первый заместитель главы правительства лично был у нас, контролировал, как работают спасатели крымские, как работают военные из их регионов. В эту минуту даже никто не думал, кто – откуда, и зачем он это делает.



Виталий Портников: Вот было бы интересно, если бы вы рассказали о самой атмосфере в регионе общественной. Потому что для людей со стороны Ивано-Франковская область – это некий центр украинского национального движения, и очень, так сказать, закрытый для приезжих, с каким-то недоверием относящийся к востоку Украины, к России и так далее. И этот стереотипный образ, он, можно сказать, культивируется в средствах массовой информации, и в российских в том числе, мне кажется, даже в большей степени, чем образ Львова или других западных областей Украины.



Николай Палийчук: Ну, я думаю, что это немножко не так. Потому что...



Виталий Портников: Просто у вас родился Степан Бандера, в Ивано-Франковской области, например. И можно таких примеров исторических много привести.



Николай Палийчук: Кроме того, Ивано-Франковская область – это центр туризма Карпат. В прошлом году более миллиона туристов посетили Ивано-Франковскую область, в том числе и много жителей России, которые приезжают кататься на горных лыжах в Буковель, хороший комплекс на территории области, хороший отдых летом. И всегда традицией было, что граждане России приезжали к нам отдыхать летом, оздоравливали детей. И я думаю, что все, кто был здесь, он плохо думать о нашей области никогда не будет.



Виталий Портников: А вот, кстати говоря, что с туристическим потенциалом в результате наводнения? Насколько пострадали все курортные регионы, туристические базы? Или вообще, в принципе, это их не столь затронуло, сколь населенные пункты?



Николай Палийчук: Слава Богу, туристические базы, курорты не очень затронуты, немножко, но восстановительные работы почти заканчиваются.



Виталий Портников: А как сейчас функционирует транспорт, железнодорожное, автобусное сообщение? Насколько осталась нормальной инфраструктура связи между населенными пунктами?



Николай Палийчук: Верховинский район, где два населенных пункта отрезаны: один населенный пункт - Коломыйский район, один населенный пункт - Косовский район – частично. Везде функционирует транспорт. На железнодорожных путях, где нет проезда, поезд идет в объезд. Полностью транспортная инфраструктура существует.



Виталий Портников: Вот мне интересно еще поговорить о координации между областями. Ведь не только Ивано-Франковская область, но и Львовская, и Черновицкая главным образом затронуты сейчас наводнением. Хотя, возможно, сейчас уже будут и на юге Украины проблемы, очевидно, из-за Днестра. Но вот насколько вы координируетесь между собой? Ведь есть, насколько я понимаю, прибрежные районы, условно говоря, Вижницкий район в Черновицкой области, который считается одним из наиболее пострадавших, он непосредственно граничит с Ивано-Франковской областью, с Косовским районом. Это все как бы единое целое. Там невозможно, вероятно, решать эти проблемы отдельно.



Николай Палийчук: Конечно. Потому что граница между Черновицкой и Ивано-Франковской областями идет по реке Черемош, которая много беды наделала и в Ивано-Франковской, и в Черновицкой области. Штаб по борьбе со стихией в Ивано-Франковске координирует деятельность тех областей. В том числе и гуманитарная помощь, в том числе мы, заканчивая откачивать воду в Ивано-Франковской области, если надо, перекидываем технику на Тернопольскую или Черновицкую. Координация очень хорошо налажена. И я думаю, что к понедельнику работы по выкачиванию воды и дезинфекции колодцев мы уже закончим в области.



Виталий Портников: И больше вот таких осадков сейчас, насколько я понимаю, не ожидается, по прогнозам?



Николай Палийчук: Ну, пока прогноза нет. Но я думаю, раньше осени наводнений не будет. А таких больших, я думаю, даст Бог, лет 200 не будет.



Виталий Портников: То есть в следующий раз мы с вами будет разговаривать через 200 лет, получается.



Николай Палийчук: Да. А к этому времени мы уже будем готовы.



Виталий Портников: А сейчас вы не были готовы?



Николай Палийчук: Ну, к сожалению, такого наводнения 200 лет не было. Уровень воды поднялся даже выше всех дамб, которые были. Будут сделаны выводы. И это явилось уроком для нас. И нужно строить укрепления берегов, но нужно строить и дамбы, которые защитят население от наводнений.



Виталий Портников: Меня просто несколько удивило именно вот то, что нет пока что такой информации о том, что в украинском бюджете было достаточно средств для финансирования работ по ликвидации последствий наводнения, что пришлось собирать Верховную Раду, что пришлось менять бюджет, что, в принципе, такого рода вещи не предусмотрены изначально. Ну, понятно, что ведь может быть какое-то такое чрезвычайное происшествие в стране, ну, если не наводнение, так что-то еще.



Николай Палийчук: Ну, сразу из Резервного фонда были выделены деньги еще до заседания Верховного Совета. Та часть, которая была в Резервном фонде, сразу деньги пошли на первоочередные мероприятия и на компенсацию людям. Через два дня было заседание Верховного Совета, на котором единогласно приняли решение об изменениях в государственном бюджете, и деньги направили на регионы.



Виталий Портников: А вот насколько не хватало этих средств, по вашему мнению, действительно? Что, не справился бы бюджет без этих дополнительных вливаний?



Николай Палийчук: Конечно. Потому что это больше, чем 50 процентов годового бюджета области.



Виталий Портников: Вот это такая сумма, которую сейчас нужно выделить...



Николай Палийчук: Да, которая нужна на ликвидацию последствий стихии.



Виталий Портников: И таким образом, это по каждой из пострадавших областей фактически...



Николай Палийчук: Нет-нет, это Ивано-Франковская область, которая пострадала, я думаю, в районе 60 процентов от всех пострадавших областей. В других регионах пострадали несколько районов, города, а в Ивано-Франковской – все 14 районов и 5 городов областного подчинения.



Виталий Портников: Николай Васильевич, а начали ли вы уже получать международную поддержку, какую-то международную помощь или пока это только декларации?



Николай Палийчук: Нет, есть международная помощь, в том числе и из Российской Федерации. И огромное спасибо властям России за помощь. Два дня назад она прибыла. И уже электростанции, сварочные аппараты, бензопилы, насосы, палатки, одеяла, кровати, посуда – все уже здесь как бы работает на ликвидацию стихии.



Виталий Портников: А вот говорили, что приезжают, кстати, из России, по-моему, отряды спасателей, которые участвовали в ликвидации последствий наводнения. Действительно ли были вот такие российские отряды? И насколько они вообще были необходимы в этот момент?



Николай Палийчук: Ну, отряды спасателей у нас в области не работали. Только привезли помпы, которые откачивали воду, насосы. Только привезли, передали, и это оборудование уже работает.



Виталий Портников: Давайте послушаем звонок от Виктора из Москвы. Здравствуйте, Виктор.



Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Видимо, при оказании помощи, наверное, встает задача оказания именно адресной помощи, то есть оказать помощь тем, кто, действительно, пострадал. И может быть, необходимо этих людей отделить от тех, кто, так сказать, пользуясь случаем, как говорится, на дармовщину пытается что-то получить. А возникала ли такая проблема именно адресной помощи? И как она, скажем, технически решалась, если возникала? Спасибо.



Николай Палийчук: Конечно, мы хотим предусмотреть все возможные варианты, чтобы помощь пришла исключительно по адресу. Вся помощь, которая идет от гуманитарных, благотворительных организаций, передается людям при помощи представителя данной организации исключительно. При выплате компенсаций в каждом населенном пункте у нас есть информация – списки людей, кто и сколько получил денег, чтобы люди сами могли контролировать, справедливо или несправедливо эта помощь распределяется. Пока случаев злоупотребления не было. Но мы этот вопрос тщательно контролируем.



Виталий Портников: Александр из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Александр.



Слушатель: Здравствуйте. Говорят, что Национальный банк Украины ввел в обращение монету номиналом 5 гривен с портретом бандеровца Романа Шухевича.



Виталий Портников: А как это относится к теме нашей программы?



Слушатель: Ну, косвенно. Напомню, что во Вторую мировую войну он активно воевал с советскими партизанами. Скажите, вот эти темы ползущего национализма как-то обсуждаются людьми на Украине, в СМИ? Или наводнение все накрыло? Спасибо.



Виталий Портников: Николай Васильевич, если хотите, то реагируйте, не хотите – не реагируйте, это как бы...



Николай Палийчук: Я думаю, что это можно оставить без ответа, потому что у нас сейчас немножко другие проблемы.



Виталий Портников: Да, вот я и хотел сказать радиослушателю, что у людей сейчас другие проблемы. И монета, которая могла быть выпущена памяти Романа Шухевича, - а напомню, что президент Украины Виктор Ющенко присвоил посмертно Роману Шухевичу звание Героя Украины, - она вряд ли является темой сейчас вот той деятельности, которую проводит украинское руководство по ликвидации последствий наводнения.


Кстати говоря, вот этот вопрос адресной помощи, он очень интересен. Потому что сейчас много, действительно, и в украинских средствах массовой информации говорится о том, что появились уже первые случаи, когда хотят нажиться на последствиях наводнения. Вот, например, что вывозят из зоны бедствия автомобили затонувшие. И там пытаются их отремонтировать и продать как не бывшие в районе наводнения и так далее. И как вообще можно предотвращать вот этот вывоз имущества из зоны бедствия, появление там мародеров и так далее? Насколько это все контролируется?



Николай Палийчук: С самого начала наводнения ни одного факта мародерства не зафиксировано. Уголовная преступность снизилась, упала, почти нет ее на период стихии, до сегодняшнего дня. А что касается автомобилей, ну, много автомобилей не пострадало, потому что люди были предупреждены и успели имущество эвакуировать. То же самое касается и скота. Пострадало только то, что находилось в домах, - это кровати, телевизоры, холодильники, стиральные машины – то, что люди просто не успевали вывозить.



Виталий Портников: Виталий Иванович из Москвы. Здравствуйте, Виталий Иванович.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Палийчук, я хочу вам два вопроса задать. Первый вопрос. Если поехать на Украину, нужна ли виза или загранпаспорт?



Виталий Портников: Нет, не нужна вам виза и не нужен загранпаспорт. Задавайте второй вопрос.



Слушатель: Будьте любезны, хочу на село послать деньги. А в какой валюте я должен посылать?



Виталий Портников: Вот тоже отвечу вам вместо губернатора, что вы можете прийти в Сбербанк, и вам там все точно объяснят, как вам это сделать. Это вполне существующая процедура между российскими и украинскими банками. И переведут вам в нужную валюту.


У меня есть другой вопрос к Николаю Васильевичу, и он касается уже, собственно, не столько уголовных проблем, которые у вас уменьшились, сколько проблем с возможной эпидемиологической обстановкой в регионе. Потому что сразу же после наводнения говорили о том, что есть возможность развития каких-либо неблагоприятных последствий именно с точки зрения появления каких-то заболеваний, распространения эпидемии, что это тоже все вполне реально в зоне затопления. А удалось ли это предотвратить полностью?



Николай Палийчук: На сегодняшний день ни одного факта эпидемиологических заболеваний нет, слава Богу. Но у вирусов, которые, возможно, будут распространяться, инкубационный период до 21 или 25 дней. Поэтому в районы, которые пострадали, мы сейчас завозим воду питьевую, даже если вода уже сошла. Дальше. Работают бригады врачей и санитарных врачей, которые совершают обход по дворам, предупреждают людей. Мы выкачиваем воду, дезинфицируем колодцы, а потом делаем следующую пробу. И только после разрешения санитарных врачей мы даем разрешение пользоваться водой из колодцев. Ну, стараемся контролировать. И слава Богу, на сегодняшний день ни одного эпизода такого не зафиксировано.



Виталий Портников: И нам позвонил Руслан из Франции. Здравствуйте, Руслан.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел задать вопрос ведущему Портникову. Вот мы вас слушаем в эфире, и вы живете в Украине, и кажется, что вы тоже украинец. Но постоянно вы темы... вот как бы веревку перетягиваете в Россию, каждый раз стараетесь их наверх поставить, а других...



Виталий Портников: Не понимаю вопроса, честно говорю, просто не понимаю вопроса. Ну, что сказать...


Продолжим беседу. Вот мы не коснулись еще вопросов развития региона, как вообще может дальше все это происходить. Вот преодолены последствия наводнения. А должны ли вы какую-то новую программу развития Ивано-Франковской области составлять? Как это все будет выглядеть с точки зрения изменения ситуации?



Николай Палийчук: Это программа не только Ивано-Франковской области, но и западного региона. Программа борьбы с наводнениями и против наводнений уже когда-то разрабатывалась. К сожалению, она не принята в государстве. Но я думаю, что это послужит уроком, который заставит власть и депутатов подойти немножко иначе к этой проблеме. Мы сейчас усиленно готовим эти программы, и в ближайшее время представим их на Верховный Совет.



Виталий Портников: То есть вы хотите сказать, что, в принципе, существовали такие предложения, понимали, что могут быть такие наводнения, но они тогда не были...



Николай Палийчук: Да, к сожалению, не были приняты. Хотя, я еще раз хочу подчеркнуть, такого наводнения, которое было несколько дней назад, 200 лет не было. И те дамбы, которые были построены еще и в советское время, и уже за последние несколько лет, они просто не выдерживали, их переливало. Потому что даже расчетов таких не было, что будет такая большая вода.



Виталий Портников: Юрий Александрович из Москвы. Здравствуйте, Юрий Александрович.



Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый гость редакции, не можете ли вы подсказать, какая ситуация в Белой Кринице сейчас? Есть ли там какие-нибудь жертвы или еще что-нибудь?



Виталий Портников: Это Черновицкая область, поэтому вряд ли глава администрации... Николай Васильевич, вы знаете что-нибудь о ситуации в Белой Кринице?



Николай Палийчук: Ну, в Черновицкой области жертв было немножко меньше, чем в Ивано-Франковской. Но о ситуации в Белой Крынице информации у меня нет.



Виталий Портников: Но в этой части Черновицкой области наводнение, действительно, было, это факт. Мы постараемся, кстати, это выяснить при случае и сообщить, потому что это, действительно, интересный вопрос. Но эта часть территории Румынии, которая затронута наводнением.


Кстати говоря, насколько есть взаимодействие между странами, которые сейчас от наводнения пострадали, - между Украиной, Румынией и Республикой Молдова?



Николай Палийчук: Ну, это уже не моя компетенция. Это государственный уровень, уровень министерств.



Виталий Портников: А в принципе, президент еще собирается приезжать, как вы считаете, он говорил о том, что он вернется...



Николай Палийчук: Да, обязательно. Президент пообещал людям контролировать полностью ход восстановительных работ, и в первую очередь – жилья. И он сказал, что каждые 10 дней он лично будет контролировать.



Виталий Портников: А ведь есть еще такой вопрос, как создание рабочих мест, если угодно, в тех регионах, в тех населенных пунктах, которые пострадали от наводнения. Вот, допустим, люди вернутся в свои дома. Но фермы там разрушены, их нет, скот, возможно, в большом количестве погиб, ну, это тоже факт, там, где люди, может быть, не успели его вывезти. И вполне возможно, что нанесен ущерб и самому производству. Наверное, там есть проблемы с техникой сельскохозяйственной и так далее. Что люди будут там делать, когда они вернутся?



Николай Палийчук: Ну, сейчас работы очень много. И мы сейчас завозим людей из других регионов для восстановительных работ в первую очередь. А когда будут закончены восстановительные работы, ну, жизнь будет налаживаться постепенно. И то же самое сельское хозяйство... мы будем возобновлять фермы. Что касается скота, ну, слава Богу, тут тоже удалось избежать многих жертв, удалось временно вывезти и спасти. Немного птиц затонуло, кроликов.



Виталий Портников: Вот вы сказали, что 70 процентов урожая в области погибло. А это значит, что фактически область должна будет всю осень и зиму (а возможно, даже более длительное время) жить на ввозном продовольствии. И это для вас совершенно новая, насколько я понимаю, ситуация.



Николай Палийчук: Уже сейчас из Госрезерва перекинуто достаточное количество зерновых всех для того, чтобы не спровоцировать панику и полностью обеспечить область на зиму. Слава Богу, урожай очень хороший в этом году на Украине. И Госрезерв перекинул достаточное количество зерна для того, чтобы зима была обеспечена.



Виталий Портников: А вы не боитесь, что это приведет, к тому же, к дополнительному росту цен? На Украине и так цены растут очень серьезно. И вот теперь такая ситуация, когда к вам и ввозное зерно приходит, приходят товары из разных регионов Украины...



Николай Палийчук: Цена на зерно сейчас низкая, потому что очень хороший, большой урожай.



Виталий Портников: Но я имею в виду даже не только зерно, я имею в виду вообще товары, скажем так, потребительские. Людям же сейчас все нужно, они вынуждены все покупать заново.



Николай Палийчук: Да. Ну, цены вырастут, если будет недостаток товаров. А мы делаем все для того, чтобы завезти товары в достаточном количестве, в том числе и продукты питания, и продукты урожая, который пропал. Вот поэтому пока роста цен нет у нас.



Виталий Портников: А действительно ли у вас... вот сейчас говорят о том, что будет введено страхование от наводнения, причем это все в обязательном порядке будет делаться для жителей области.



Николай Палийчук: Ну, это как решит Верховный Совет или правительство. Я думаю, что это было бы хорошо. Ну, я не думаю, что обязательно, но хотя бы информационную, рекламную кампанию провести. И было бы легче государству, и люди, которые потеряли имущество, имели бы компенсацию на 100 процентов.



Виталий Портников: А вообще, кстати, у вас сейчас можно говорить, что были какие-то люди, которые были застрахованы на случай наводнения, на случай стихийного бедствия, и что этим людям сейчас выплачивает компенсацию не государство, а страховые компании?



Николай Палийчук: Только по транспорту, а имущество в этих населенных пунктах – практически нет.



Виталий Портников: То есть, в принципе, можно говорить о том, что всех этих предосторожностей сами люди не предпринимали?



Николай Палийчук: Нет, не предпринимали.



Виталий Портников: А ведь это интересный вопрос, согласитесь. Вот столько времени уже ведут работу свою страховые компании на Украине, и казалось бы, что это развитая сеть вполне...



Николай Палийчук: Да, сеть развитая, но на такой вид «страхование имущества от стихийных бедствий, наводнений», к сожалению, никто не страховался, никто даже не мог предвидеть.



Виталий Портников: А вот когда вы говорите о том, что может быть принята программа в будущем борьбы с наводнениями, то вы сами собираетесь участвовать в разработке такой программы, если она будет на общенациональном уровне приниматься?



Николай Палийчук: Да, конечно, область будет принимать участие. И Ивано-Франковская, Закарпатская, Львовская, Черновицкая области... Комплексная программа противопаводковых мер.



Виталий Портников: Скажите, а вот эти дамбы, о которых вы говорили, когда они последний раз ремонтировались? Я имею в виду наиболее пострадавшие.



Николай Палийчук: Это водное подразделение, которое курирует дамбы, все время работает, и деньги выделялись, но не в том количестве и объеме, которые нужны. И новые дамбы строили, которые выдержали. А если бы все дамбы прорвало, то это вообще катастрофа бы была. Слава Богу, многие дамбы выдержали. Но особенно по реке Днестр не выдержала, потому что уровень воды был намного выше критической точки.



Виталий Портников: Просто ведь, по большому счету, это было в истории очень многих городов, к сожалению, на постсоветском пространстве и еще в Российской империи, что серьезные какие-то действия начинались только после серьезных наводнений. И это как-то странно. Вот говорят: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. И вот Москву так заливало, после чего там были построены необходимые гидротехнические сооружения, Санкт-Петербург заливало, после чего была создана дамба, пока город весь не ушел под воду. И может быть, действительно, вот это наводнение на Западной Украине может стать поводом для того, чтобы поговорить о более действенной вообще системе защиты территории от возможных наводнений на будущее. Потому что, хорошо, ну, последний раз это было 200 лет назад, а сейчас это может повториться через 10 лет.



Николай Палийчук: Да, конечно, выводы будут сделаны. И я думаю, что мы с этого года начнем серьезно готовиться к тому, чтобы такого больше не повторилось.



Виталий Портников: А вы не опасаетесь каких-то политических спекуляций на эту тему? Вот уже в сентябре начнет работу сессия Верховной Рады, будут депутаты от оппозиции обвинять вас в том, что вы того не сделали, того не организовали, будут обвинять президента в том, что он старался пиариться за счет пострадавших от наводнения. И все это опять сведется к мелкой политической грызне на людском горе.



Николай Палийчук: Нет, я не думаю, что кто-то будет так делать. Это будет неправильно. И я думаю, что тот, кто приедет сюда и посмотрит, он никогда не будет спекулировать на этой теме.



Виталий Портников: Виктор Иванович из Калининграда. Здравствуйте, Виктор Иванович. Мы с вами пережили, кстати, наводнение два дня назад фактически в Калининграде, когда у вас весь город был залит.



Слушатель: Здравствуйте. Да-да.



Виталий Портников: Я был в этот день в Калининграде и это все видел.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, а стоит ли в этом году ехать в Западную Украину отдыхать или нет?



Николай Палийчук: Конечно, стоит ехать. Мы приглашаем всех. И рады будем вас видеть. И те курорты, которые всегда принимают гостей, сейчас работают на 100 процентов. Мы даже оздоравливаем наших детей. Они не очень сильно пострадали. Приезжайте.



Виталий Портников: И приближаясь уже к окончанию, в общем-то, нашего разговора. Николай Васильевич, вот вы говорите о том, что могут приезжать люди сейчас. Вот туристическая структура – это же очень важно для людей. И если человек, действительно, сегодня приехал в Ивано-Франковск после всех этих разговоров, после сообщений в прессе о наводнении и так далее, как он дальше попадает в Карпаты? Прямым путем, то есть без особых каких-то проблем?



Николай Палийчук: Да-да, в Карпаты, Ивано-Франковск... Прямым путем. Все мосты на месте. Этот район Карпат, в котором развита туристическая сфера, не пострадал.



Виталий Портников: И автомобильные дороги там нормально функционируют?



Николай Палийчук: Автомобильные дороги в тех местах, где было размыто, мы оперативно поправили. И на сегодняшний день все базы отдыха на 80-90 процентов заполнены. Хотя в первые два дня какая-то паника была. А сейчас уже все прошло, люди поехали и отдыхают.



Виталий Портников: Я ведь вот почему об этом спрашиваю. Потому что, на самом деле, радиослушатель задал вопрос по существу. Это даже вопрос, по-моему, прежде всего, областной администрации. Потому что если люди будут продолжать ездить в это время в Карпаты отдыхать, то это будут прямые поступления в бюджет области, которая сейчас, по-моему, очень нуждается...



Николай Палийчук: Конечно, это будет помощью для нас, да. Мы даже как-то боялись: как бы не сорвать туристический сезон. Ну, дорога Ивано-Франковск – Яремча – Буковель – Ворохта, железнодорожное соединение и транспортная магистраль – это все полностью работает. Свет, вода, газ везде есть. Проблем нет. Люди приезжают и отдыхают.



Виталий Портников: Вот к зимнему сезону в Карпатах, в принципе, должно быть все уже окончательно ликвидировано на всей территории области – так можно говорить? Но вы – не президент, вы не должны обещать мне жилье.



Николай Палийчук: Я думаю, что 90 процентов всех последствий мы ликвидируем.



Виталий Портников: А что может наиболее длительный срок занять для ликвидации последствий, какие работы...



Николай Палийчук: Это строительство новых дамб, укреплений, большие мосты, стенки подпорные. И сейчас разрабатываются проекты, потому что без проекта, без гарантий мы строить новые уже не будем. И президент дал задание, чтобы все то, что будет отстраиваться, было качественным, не как-нибудь, а качественно и под гарантию, что следующая стихия уже такой беды нам не принесет.



Виталий Портников: Если говорить об этих новых дамбах и так далее, можно ли говорить о том, что нужно какое-то принципиально новое решение обеспечения безопасности Ивано-Франковской области, вот всех этих речек? Может быть, какие-то должны быть международные меры по обеспечению безопасности?



Николай Палийчук: Ну, при проектировании мы будем, конечно, привлекать и иностранных специалистов, и изучать опыт стран, которые уже когда-то переживали наводнения. Мы должны это сделать один раз, а потом мы будем спокойны за жизнь людей и за то, что очень большой беды стихия не нанесет, чем каждый год тратить большие средства на ликвидацию последствий стихии.



Виталий Портников: Спасибо, Николай Васильевич, за то, что участвовали в этом диалоге.


А я напомню слушателям, что мы обсуждали последствия стихийного бедствия очень серьезного, которое произошло вот в эти дни на Западной Украине. И напомню, что президенту Украины Виктору Ющенко пришлось даже прервать свое участие в торжествах по случаю празднования 1020-летия крещения Руси, выехать в пострадавшие районы. Туда же выехала премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. И сегодня это главная тема для украинских средств массовой информации, для мировых - то, как ликвидируются последствия наводнения, как, в принципе, может украинская власть сейчас обеспечить возможности для тех людей, которые пострадали от наводнения, и как им помочь в ходе ликвидации последствий этого стихийного бедствия. И вы хорошо знаете, что обычно в такой ситуации государство действует, как рассказывал нам наш гость, сплоченно. Говорили мы в этой программе и о помощи, которая сейчас всеми регионами Украины и России, в том числе, оказывается пострадавшим областям, из которых Ивано-Франковская пострадала более всего. Но это не только украинское, а это еще и румынское, и молдавское наводнение. И сейчас во всех практически пострадавших регионах предпринимаются все меры для того, чтобы не только поставить точку на ликвидации последствий наводнения, на ликвидации последствий стихийного бедствия, но и понять, что делать в будущем, чтобы не было повторения такого рода трагических ситуаций. Ну, я думаю, что мы подробно обо всем этом поговорили в ходе нашей беседы с Николаем Палийчуком. Мы продолжим и в будущем освещать эту тему, потому что понятно, что она будет важной с точки зрения политической жизни на Украине в ближайшие месяцы.


Всего вам доброго, господа!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG