Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Обострение конфликта в Южной Осетии нужно обеим сторонам»


В ночь на 8 августа возобновилось вооруженное противостояние Грузии и Южной Осетии. В ход пошли тяжелые орудия и танки

В ночь на 8 августа возобновилось вооруженное противостояние Грузии и Южной Осетии. В ход пошли тяжелые орудия и танки


В ночь на пятницу конфликт между Грузией и Южной Осетией вновь обострился и фактически перерос в войну. Бои идут уже на окраинах Цхинвали. Еще накануне большинство экспертов были уверены, что проблема будет решена путем переговоров. Московский обозреватель, эксперт по проблемам постсоветского пространства Вадим Дубнов считает, что в обострении обстановки заинтересованы обе стороны конфликта.


- Своя заинтересованность в поддержании напряженности есть и у той, и у другой стороны. Цхинвали необходимо поддержание нестабильного состояния, чтобы показать Москве, чем чревато ее хоть какое-то дистанцирование. Тбилиси показывает, что формат Смешанной контрольной комиссии окончательно превратился в фарс. Все, что происходит, это подтверждает. Поэтому они достигают своих целей, одинаково при этом лукавя, потому что рассчитывают на то, что Москва войны не допустит. Но сейчас расчет может не оправдаться, потому что Москва тоже не в силах справиться и с той, и с другой стороной, потому что уже начинается конфронтация даже между югоосетинскими миротворцами и Москвой, которая раньше в такой форме не проявлялась.


- Тбилиси не может решиться на полномасштабную военную операцию для того, чтобы силой реинтегрировать Южную Осетию в состав своей республики?


- Я не думаю, что Грузия строит такие планы. Я все-таки храню чуть-чуть оптимизма и думаю, что стороны остановятся. Реальная война не входит в планы ни Тбилиси, ни Цхинвали.


- Добровольцы, которые прибывают в Южную Осетию из Северной и из России - это серьезная сила?


- Из Северной Осетии приезжают разные люди, в том числе вполне боевые, потому что это люди, которые прошли 1992 год и другие события. Но я не думаю, что они могут чем-то помочь, это скорее акт солидарности.


Обозреватель грузинской службы Радио Свобода, политолог Коба Ликликадзе также высказывал мнение, что грузинское руководство не планирует крупной военной операции в Южной Осетии.


- В Тбилиси говорят о возможности широкомасштабной военной операции для реинтеграции Южной Осетии или этот вариант исключают?


- Нет, об этом не говорят. Темур Якобашвили, министр по реинтеграции Грузии, говорил, что никакой широкомасштабной операции не будет и что на любые провокации Грузия будет отвечать очень сдержанно, но адекватно. Грузинская власть говорит, что широкомасштабной операции не будет. Вообще широкомасштабную операцию военную в Цхинвали сложно представить, потому что это очень маленькое, очень узкое ущелье и маленький город. Все-таки до военного действия, я думаю, дело не дойдет. Все пока держится в рамках жанра дипломатической войны.


- В чем политический смысл происходящего? Почему обострилась обстановка?


- Такое официальное мнение, что это все началось после натовского саммита в Бухаресте, когда для Грузии и Украины открылись двери, было сказано, что они могут стать членами НАТО. Я думаю, что эта дипломатическая война - составляющая часть какой-то грядущей военной операции.


Председатель неправительственной южноосетинской организации «Закон выше власти», политолог Коста Кочиев, напротив, еще в среду расценил происходящее в Южной Осетии как начало войны.


- Это будет то, чего Грузия добивалась давно. Всеми силами она хотела это делать. Политика нескольких веков - это политика создания моноэтнического государства и вытеснение осетин из Осетии.


- Нет ли политических путей урегулирования конфликта, как вы считаете?


- Есть политический путь урегулирования конфликта. Это международный суд по преступлениям против человечности, которые Грузия совершила, начиная с 20-го года прошлого столетия до сегодняшнего дня.


XS
SM
MD
LG