Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ТСЖ требует передать Томский музей политических репрессий в долевое пользование


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Евгения Назарец: Томское отделение общества «Мемориал» обеспокоено судьбой Музея политических репрессий. Частный собственник здания подал в суд исковое заявление с просьбой передать подвальные помещения, где как раз и располагается музей в общедолевое пользование с товариществом собственников жилья. Томский музей политрепрессий уникален именно тем, что располагается в бывшей следственной тюрьме НКВД. Для общества "Мемориал" важно сохранить музей именно в этом здании. Но прав на помещение у музея нет. Что будет с Томским музеем политрепрессий в результате спора хозяйствующий субъектов, разбиралась Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Стальные двери с засовами, решетки, железные кровати, прикрученные к стенам. Камеры следственной тюрьмы НКВД остались такими же, как были в советские годы. В Томском мемориальном музее истории политических репрессий полностью сохранены атмосфера и обстановка того времени. В этом уникальность томского музея, рассказывает директор Василий Ханевич.



Василий Ханевич: Единственный в России музей тюрьмы советского периода, расположенный в реальных подвалах НКВД, причем здесь тюрьма существовала длительное время, поэтому здесь были и ОГПУ, и НКВД, и МГБ. За эти 20 лет существования здесь тюрьмы в подвалах этих находилось очень много людей, причем известных, знаменитых людей. Здесь можно перечислять десятки, сотни имен. Голые кровати, шконки по-тюремному, здесь же в углу стояла параша, поэтому здесь, естественно, были совершенно другие, невыносимые запахи, отсутствие воздуха. Если рассказывать подробно об условиях содержания политзаключенных именно в этом подвале, многие просто не верят, что так оно и было.



Мелани Бачина: Музей политический репрессий расположен в подвале двухэтажного здания в самом центре Томска. 20 лет назад городская власть передала подвальные помещения музею в безвозмездное пользование. Был составлен соответствующий договор. Но после того, как у здания появился новый собственник - бизнесмен Игорь Скоробогатов, музей оказался в неопределенной ситуации. Юридически право на подвал за музеем никак не закреплено.



Василий Ханевич: Был период, когда в течение почти четырех лет мы вообще не знали, кто собственник этих помещений, то федеральная собственность, то муниципальная собственность, то вообще неизвестно чья. Мы боимся за музей. Юридическая неопределенность этих площадей нас, конечно, пугает. Нам нужны гарантии - не только крепкое слово предпринимателя, но и юридические гарантии. Нас волнует судьба музея.



Мелани Бачина: Объясняет директор музея Василий Ханевич.


Бизнесмен Игорь Скоробогатов обратился в суд, как сам объясняет, именно для того чтобы расставить все точки над "и". Скоробогатов просит признать подвальные помещения, где расположен музей, его собственностью и передать их в долевое пользование товарищества собственников жилья.



Игорь Скоробогатов: Дело не в музее, дело в том, чья это собственность. Мэрия считает, что это собственность мэрии. Мы считаем, что это наша собственность. Музей здесь, получается, третье лицо, которое от смены собственника либо получит плюсы, либо минусы. Поэтому суть вопроса в том, чтобы расставить все эти точки над "и", упорядочить вопросы с арендаторами, сделать так, чтобы у нас был доступ ко всем коммуникациям, как это и положено быть, чтобы мы сами могли... мы, извините, весной, до середины июля не можем отключить отопление, мы не можем включить горячую воду, когда нам это нужно. Кто-то ходит, кто-то ее отключает, включает по своему усмотрению, а мы к этому не имеем доступа. Мы хотим, чтобы наши права были нормально установлены, подвал был передан жильцам этого дома, не мне лично, а всем жильцам.



Мелани Бачина: Смущает руководство музея и томского отделения "Мемориала" то, что никаких коммуникаций в помещениях, где расположен музей, нет. А часть подвала уже давно отдана ТСЖ. в пользование. Именно поэтому исковое заявление стало неожиданностью для председателя томского отделения всероссийского общества "Мемориал" Бориса Тренина.



Борис Тренин: Коль скоро будет принято судом решение о признании права ТСЖ на эти помещения, включая музей, как место общего пользования ТСЖ, я не исключаю, что, возможно, будут следующие иски - иски о признании незаконным решения городской думы Томска о выделении этих помещений под музей и о признании незаконным договора аренды. В настоящее время в России ширится серьезное движение - движение за создание в России общефедерального, общенационального комплекса мемориального, памятник-музей. У нас в Томске этот мемориальный комплекс с 1992 года работает. У Томска сомнительная перспектива стать единственным на постсоветском пространстве городом, где этот мемориальный комплекс будет ликвидирован.



Мелани Бачина: Бизнесмен Игорь Скоробогатов уверяет, спор хозяйствующих субъектов музея не коснется.



Игорь Скоробогатов: Я не думаю, что у нормального, здравого человека рука поднимется на музей в том виде, в каком он сегодня существует. Это будет просто кощунственно. Безусловно, ни у меня, ни у кого другого рука не поднимется. Я гарантирую, что в любом случае музей останется в этих помещениях.



Мелани Бачина: Но, кроме честного слова бизнесмена, музею нужны юридические гарантии. Первое судебное заседание назначено на 19 августа. Если суд примет решение в пользу бизнесмена Игоря Скоробогатова, то, по большому счету, судьба уникального Томского музея политрепрессий, члена Всемирной ассоциации музеев совести будет в руках одного человека.


XS
SM
MD
LG