Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Войдя в Южную Осетию, Грузия вышла из образа»


Эксперты считают, что Михаилу Саакашвили придется объясняться с партнерами Грузии на Западе

Эксперты считают, что Михаилу Саакашвили придется объясняться с партнерами Грузии на Западе

Совет Безопасности ООН на сегодняшнем экстренном заседании не смог выработать единой позиции по вопросу о конфликте в Южной Осетии. Заседание было созвано по просьбе России. Постпред Виталий Чуркин обвинил Грузию в агрессии. Совет Безопасности выразил обеспокоенность ситуацией в регионе, но не принял предложенного Россией заявления с призывом к обеим сторонам отказаться от применения силы.


Буквально вчера еще звучали заявления о том, что Тбилиси ни при каких обстоятельствах не пойдет на штурм Цхинвали. Тем не менее это случилось. Эксперт по Северному Кавказу журналист Иван Сухов убежден, что события стали развиваться по самому худшему сценарию:


- Это поражение для всех сторонников цивилизованного урегулирования ситуации в Южной Осетии - как в Грузии, как в России, так и в самой Южной Осетии. На первый взгляд, это, конечно, серьезнейшая имиджевая потеря для Грузии, которая до последнего момента заверяла, что не готова к военным действиям, что будет избегать их до последней возможности. Получилось так, что обострение началось практически одновременно с телеобращением Михаила Саакашвили, который как раз призывал стороны к миру. Сейчас грузинская сторона, естественно, утверждает, что это было ответом на атаку южных осетин на грузинский анклав к северу от Цхинвали. Но это, в общем, уже не имеет значения. Приходится только надеяться на то, что будет каким-то образом возобновлен контакт между президентами России и Грузии, потому что в текущей ситуации, конечно, отпуск Дмитрия Медведева уже напоминает о какой-то профессиональной недееспособности или даже о последнем хрущевском отпуске в Пицунде (Медведев выступил с довольно жетским заявлениями только во второй половине дня. - РС).


- Какова теперь может быть роль России, учитывая что раньше шла речь о том, что Москва так или иначе способствует возникновению напряженности в регионе, поддерживая прямые контакты с Южной Осетией?


- Мне кажется, что существуют по-прежнему две точки зрения в самой Москве на должное поведение России в этом конфликте. Судя по событиям прошедшей ночи, торжествует точка зрения «ястребов», которые считают возможным наносить авиационные удары по территории Грузии, если верить сообщениям грузинской стороны.


- Уже известно, что Совет Безопасности ООН не принял никаких резолюций по поводу происходящего. О чем это может свидетельствовать? Может ли в данных обстоятельствах какую-то роль сыграть позиция мировой общественности?


- Я думаю, что все будут воздерживаться от комментариев хотя бы в течение ближайших часов, потому что пока еще не понятно, к чему приведет эта военная фаза конфликта. Думаю, что в конечном итоге Россия и ее западные партнеры будут пытаться усадить стороны за стол переговоров и отыграть ситуацию назад, потому что подобная вещь уже происходила в 2004 году, но, конечно, таких интенсивных боев тогда не было, и в этом смысле ситуация дошла до беспрецедентного накала. Можно говорить о том, что война возобновилась в объеме, который был характерен для начала грузино-южноосетинского конфликта в 1989-1992 годах. Остается только надеяться, что в конечном итоге удастся заставить стороны сесть за стол переговоров. Думаю, что это отразится на отношениях грузинского президента с его западными патронами. Потому что, несмотря на то, что он достаточно успешно вышел из политического кризиса зимой этого года, связанного с досрочными выборами парламента и президента, сейчас он, конечно, занял неудобопонятную для Запада позицию, потому что достаточно последовательно все-таки Грузия позиционировала себя как жесткий противник боевых действий. Даже если военные действия с грузинской стороны были действительно спровоцированы южными осетинами, это серьезная политическая ошибка.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG