Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Снижать ли в России НДС


Глава Минфина Алексей Кудрин не скрывает своего негативного отношения к снижению НДС

Глава Минфина Алексей Кудрин не скрывает своего негативного отношения к снижению НДС

Два министерства по-разному представляют себе будущее НДС в стране. В Министерстве экономического развития считают вполне допустимым отмену двух ныне действующих ставок НДС – 18% и 10% - и замену их одной, 12%-ой уже с 2010 года.


В Министерстве финансов полагают, что от любого снижения этого налога выиграют торговля и сфера услуг, но не перерабатывающие отрасли. «Для той ситуации, которая сложилась в экономике, снижение НДС – это дальнейшее усиление ее перегрева», - заявил министр финансов Алексей Кудрин.


В целом бремя НДС на экономику той или иной страны возрастает по мере расширения доли в ней производств с наиболее высокой добавленной стоимостью. А она пока в России - относительно стран Западной Европы, где, собственно, и возник НДС полвека назад - невелика.


НДС – косвенный налог, поэтому, если допустить его снижение до 12%, главным видимым эффектом в первое же время теоретически может стать дополнительный рост потребления со стороны населения, полагает главный экономист «Альфа-Банка» Наталия Орлова. Для бизнеса такая ситуация будет означать продолжающийся рост спроса на его продукцию, что позволит расширить объемы производства.


Пафос предложения Минэкономразвития о снижении НДС до 12% заключается в том, что эта мера, по их расчетам, приведет к ускорению темпов роста российской экономики на 0,2-0,3-0,5%, отмечает главный экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков. «Но, если быть честным перед собой, следует признать, что такого рода расчеты в принципе невозможны!.. Мы не знаем, как именно отреагирует бизнес на такое снижение. Но предполагаю, что влияние это будет минимальным».


Налоги на прибыль или на доходы


Три основных налога на бизнес – налог на прибыль, налог на добавленную стоимость (НДС) и единый социальный налог (ЕСН) - очень разные налоги, поэтому изменение любого из этой тройки может и не сопровождаться компенсирующим изменением двух других, считает Евгений Гавриленков.


Бизнес, понятно, активно поддерживает планы снижения НДС: он в принципе хотел бы платить налог по минимальной ставке, желательно, близкой к нулю. Но при этом эксперту кажется странным то, что бизнес никак пока не лоббирует снижение налога на прибыль, хотя именно он и является прямым его плательщиком, тогда как НДС в итоге платит конечный потребитель. Кроме того, полагает Евгений Гавриленков, планы изменения НДС привлекают сегодня столько внимания потому, что это более «прозрачный» налог, чем налог на прибыль или ЕСН, его значительно легче собирать.


На нынешнем этапе развития национальной экономики Россия фактически оказывается перед выбором, сохранять ли вообще нынешнюю модель налогообложения, направленную на стимулирование конечного потребления, то есть потребления частных лиц? Отсюда - низкий подоходный налог и относительно низкий ЕСН, отмечает Наталия Орлова. Или страна должна переходить к новой модели, которая будет стимулировать инвестиции?


Такой переход будет означать снижение налогов на бизнес при одновременном повышении налогов на частных лиц – какой бы непопулярной мерой это ни стало. «На мой взгляд, учитывая потребность России в инвестиционном росте, в инвестициях в модернизацию производства, снижение налоговой нагрузки на бизнес, возможно, при повышении налогов на частных лиц могло бы стать оптимальной моделью, отражающей стремление России увеличить внутренние инвестиции».


Налоги на доходы граждан в России снижали, пока эти доходы были относительно низкими. В последние годы они значительно выросли. Соответственно, рост доходов населения привел к стремительному росту потребления, который, в свою очередь, в значительной мере направлен на импорт, а не на поддержку внутренних производителей.


По мнению Орловой, продолжая стимулировать частное потребление, Россия способствует расширению импорта, тогда как российские производители преимуществ не получают: «Именно в этом контексте, на мой взгляд, нужно рассматривать переход от системы налогообложения, стимулирующей конечное потребление домохозяйств, к такой, которая перенаправит финансовые потоки в пользу российских производителей, помогая им становиться более конкурентоспособными».


Перераспределение финансов и цены


Когда в 1992 году НДС впервые появился в России, его ставка составляла 28%. С тех пор она несколько раз снижалась, но еще никогда это не приводило к снижению цен.


Здесь проявляются другие факторы - расходы бюджета, цены на нефть, приток-отток капитала и другие, которые в значительно большей степени формируют макроэкономические условия, чем просто снижение НДС, поясняет Евгений Гавриленков. Сегодня, например, расходы бюджетов растут такими темпами, которые обеспечивают рост номинальной заработной платы в целом по всей экономике примерно на 27% в год - это гораздо выше любых возможных темпов роста производства.


Другими словами, формируется дисбаланс: между физическими возможностями производства предложить на рынке определенные объемы товаров и услуг, с одной стороны, а с другой – мощным стимулированием спроса. «При таком дисбалансе спроса и предложения само по себе снижение НДС никак не отразится на динамике цен, - прогнозирует Евгений Гавриленков. - Оно приведет лишь к перераспределению финансовых потоков между государством и бизнесом: чуть меньше денег будет оставаться у государства, чуть больше перейдет к бизнесу».


Примерные объемы такого перетока прогнозирует Минэкономразвития. Унификация НДС на уровне 12%, полагают в министерстве, приведет к тому, что прежняя доходная часть бюджета сократится примерно на сумму, равную 3% ВВП России. Это деньги, которые не попадут в бюджет, оставшись на балансах производителей. Если иметь в виду 3% от ВВП России в 2007 году, - это 36 миллиардов долларов. Для сравнения: сегодня страна получает в целом от экспорта нефти и газа чуть почти 1,1 миллиарда долларов в день.


Снижение ставки НДС в какой-то степени может замедлить инфляцию, то есть отразиться на самих темпах роста цен, добавляет Наталия Орлова. «Но то, что такое решение не приведет к снижению цен, очевидно».


XS
SM
MD
LG