Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петр Мамрадзе: "Единственная цель - это уничтожить все огневые точки и бандформирования"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин : А теперь позиция другой стороны. Мой коллега Андрей Шарый побеседовал с депутатом грузинского парламента от президентской партии "Национальное движение Грузии", зампредседателя Комитета по правам человека и национальным вопросам, то есть буквально это имеет прямое отношение к Южной Осетии, Петром Мамрадзе.



Петр Мамрадзе : Трагические события происходят. Вчера вечером президент, наш командующий Вооруженными силами Грузии Саакашвили принял очень сложное, но мужественное, гуманное решение - он отдал приказ об одностороннем прекращении огня. Ибо все эти дни велся обстрел с сепаратистской стороны мирных сел и пунктов, где были расположены грузинские миротворцы. Конечно же, только после ответного огня удавалось прекратить этот обстрел, гибель мирных жителей. И вот в 7 часов вечера вчера это было принято, конечно, под давлением сепаратистов продолжать переговоры. Наши министры пытались туда проникнуть. Никого из них не приняли. А потом где-то к 10 вечера вчера сепаратисты начали массированный обстрел опять-таки мирных грузинских сел и пунктов. Пришлось ответить. Сейчас идет эта операция.


Выступал президент Грузии. Выступал госминистр по делам реинтеграции. Очень четко было сказано: единственная цель - это уничтожить все огневые точки и бандформирования. Никакого другого задания и цели нет.



Андрей Шарый : По крайней мере, некоторые эксперты так считают, что речь идет о хорошо подготовленной операции грузинских военных с целью просто прекратить независимость Южной Осетии. Вам такая трактовка событий не близка?



Петр Мамрадзе : Нет, совершенно не близка, ибо я знаю эти события изнутри. Это вовсе не так. Кокойты, а это в отличие от того же Багапша, - это криминал, о котором российские политологи еще в те годы писали, что это ставленник бандитской петербургской группировки. А министры его - это отставные чекисты, приехавшие из России. Он совершенно не пользуется поддержкой и уважением в том регионе, который он символически якобы контролирует. Реальны его контроль распространялся на город Цхинвали и узкую кишку - дорогу, которая ведет к Рокскому тоннелю. Вот и все! И ни раз оттуда были угрозы, что, дескать, очистим весь периметр административной границы Южноосетинской области (напомню, это была не республика, а область в советское время), ибо все села давно заменились. Существует административная администрация, обладаемая альтернативно избранным президентом Санакоевым. Кстати, вот он сражался с оружием в руках против Грузии в свое время, в отличие от Кокойты, который сидел в Петербурге и контролировал игровой бизнес. Явно этнические осетины, живущие в Цхинвали, в осетинских селах, никакого желания не имеют защищать его режим.



Андрей Шарый : Вы не опасаетесь военного вторжения России?



Петр Мамрадзе : Это уже имеет. Постоянно передают и показывают, как российские самолеты ВВС бомбят город Гори, который не входит в регион конфликта. Где бомбы были сброшены, к счастью, никто не погиб. Они бомбят село рядом с Гори. Бомбежка с воздуха неприкрытая ведется. Я очень надеюсь, что вмешательство международного сообщества остановит чекистов.



Андрей Шарый : В Тбилиси есть консолидация разных политических сил по этому вопросу, связанному с Южной Осетией. Как сейчас ведет себя оппозиция?



Петр Мамрадзе : Сейчас выступали самые непримиримые оппозиционеры (скажем, Давид Гамкрелидзе из "Новых правых"), которые даже отказались войти в парламент, будучи избранными, то есть наиболее радикальное крыло. Я не говорю о тех, кто вошел в парламент и работает в нем. Он заявил, что есть неписанный закон во всем цивилизованном мире, что когда такое происходит на твоей родине, прекращаются всякие политические разборки, дебаты. Надо надеяться на лучший исход.



Андрей Шарый : Вы сказали о том, что режим Кокойты не пользуется поддержкой в Цхинвали. Я в последние дни, месяцы, по характеру свой журналистской работы беседовал со многими собеседниками в Южной Осетии. У меня возникло несколько другое ощущение. Не знаю, как они относятся конкретно к Кокойты, но они боятся прихода Грузии туда. Они готовы сражаться до конца. Вас это не беспокоит как-то?



Петр Мамрадзе : Это меня очень беспокоит, очень беспокоит. Сейчас один за другим делаются заявления. Всем, всем, всем объявлена полная амнистия, кто бы ни был, как бы ни сражался. Никто не хочет жертв. Это такие же граждане Грузии для нас, как и любые другие.



XS
SM
MD
LG