Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытие XXIX Олимпийских игр в Пекине


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин: Открытие XXIX Олимпийских игр в Пекине. Торжественная церемония началась около часа назад. Сейчас со мной в студии мой коллега Андрей Шароградский. Мы смотрим церемонию открытия и обсуждаем некоторые ее нюансы.


Давайте начнем с вопроса, который очень всех интересовал. Отвлечемся на секунду, действительно, от очень красивой церемонии. Это вопрос, который интересовал всех, прежде всего, спортсменов, но также и гостей Пекина, и туристов, приехавших на Олимпиаду, болельщиков. Воздух. Грязный воздух. Об этом много говорили. Китайские и пекинские власти принимал какие-то меры срочные, чтобы улучшить экологическую ситуацию. Действительно там такой грязный воздух?



Андрей Шароградский: Воздух, действительно, не очень хороший. Я бы даже сказал плохой, потому что это огромный мегаполис. Вообще, я должен сказать, что я помню, как в 1993 году, когда Пекин впервые подал заявку на проведение Игр, зимой туда приехала комиссия и в том месте, где располагались главные спортивные сооружения, всем приказали выключить печи. Потому что печи топились угольными брикетами. Из-за этого в воздух шла угольная пыль, чрезвычайно загрязнявшая, шел очень неприятный запах. Сейчас, конечно, все это изменилось. Все очень и очень быстро меняется, но добавилось количество машин, добавилось количество каких-то других загрязняющих воздух мест. В общем, это действительно очень сложная проблема.


И все-таки я хочу сказать несколько слов в защиту Пекина, потому что действительно очень многое было сделано для того, чтобы очистить атмосферу. Это первое. Сокращено количество автомобилей, которые могут въезжать в город, двигаться по улицам на время Олимпиады. Это тоже должно было повлиять. Но самое главное, что мы довольно много видим по телевидению кадров смога, накрывшего Пекин. Обычно в кадре мы видим корреспондента, который стоит на фоне стадиона, о котором мы говорили. Этот стадион едва видно, а совсем недалеко находящийся куд вообще не видно. Действительно, это в определенной степени связано с загрязнением воздуха, но не настолько, насколько просто это объясняется климатическими условиями.


Пекин находится на северной оконечности так называемой Великой Китайской равнины. Рядом горы, которые, пусть и небольшие с севера и с запада, но они задерживают влажный воздух, который идет с располагающегося неподалеку океана с юга. В результате, особенно летом, получается очень мощная влажность, которая в сочетании с жарой дает ощущение, что ты, когда идешь по городу, что ты двигаешься, как сквозь воду. Ты намокаешь просто от этой мощной влажности, которая, в общем-то, сказывается и на видимости. Поэтому я бы все-таки не говорил о том, что сейчас в Пекине такая ситуация, что просто невозможно дышать. Дышать, действительно, трудно, но это связано с климатическими условиями. Тогда надо возложить вину и на тех, кто решал проводить Олимпиаду в Пекине ровно в августе, а не в сентябре. Если бы прошел дождик, видимо, он пройдет все-таки в ближайшее время, судя по прогнозам, то там обстановка значительно улучшится. Все будет видно гораздо лучше.



Кирилл Кобрин: Давайте перейдем к тем, кому, в общем-то, мешают, наверное, эти природные или будут мешать, по крайней мере, условия, климатические условия, этот смог, к спортсменам. Вопрос очень странный, потому что, с одной стороны, его задают (это самый популярный вопрос), во-вторых, на него явно никто не может ответить - кто победит в командном зачете?



Андрей Шароградский: Кирилл, здесь я должен начать разговор о политике, потому что сейчас после этого вопроса никуда не деться. Несомненно, что перед китайскими спортсменами поставлена задача - выиграть Олимпиаду в командном зачете. Несомненно, что они должны по заданию своего руководства (понятно, что речь идет о спорте) есть некая сверхзадача. Только если они победят в командном зачете, завоюют наибольшее количество медалей, завоюют наибольшее количество золотых медалей, руководство будет удовлетворено. Перед китайцами стоит очень сложная задача - им нужно опередить американцев.


Как известно, Владимир Путин, может быть, неофициально поставил перед российскими спортсменами задачу - опередить китайцев. Получается, что эта тройка - США, Китай и Россия... Напомню, что в общекомандном зачете на финской Олимпиаде ровно так и расположились команды. Китайцы хотят занять в этот раз первое место. Россия, видимо, понимает, что не очень удастся опередить американцев, судя по тому раскладу, по прикидкам, хочет опередить китайцев. В общем-то, и сборная Германии завоевала на прошлой Олимпиаде на десяток, может быть, олимпийских золотых медалей меньше, но это не такой большой разрыв, который нельзя ликвидировать.



Кирилл Кобрин: Андрей, вы говорили о политизации игр за пределами Китая. Это совершенно понятно - вопрос национального престижа и так далее. И вообще способ ведения войны с помощью спортсменов, мирный, слава богу, так можно себе Олимпиаду представить. А вот в самом Китае?



Андрей Шароградский: В самом Китае... Китай - страна эгоцентричная. Я надеюсь, что меня никто не обвинит в неполиткорректности, потому что серединное государство. В общем, Китай довольно заслуженно считает себя мировым центром. Понятно, что очень многие китайцы радостно восприняли известие о том, что Олимпиада будет проводиться там. Но я разговаривал с теми, кто сейчас живет в Китае, моими друзьями не китайцами. Некоторые из них очень часто упоминают о том, что эта Олимпиада внутри преподносится, как необходимость доказать всему миру исключительность Китая, китайской нации. В определенной степени даже та церемония, которую мы наблюдали, ее первую часть, а сейчас уже выходят спортсмены, она была призвана продемонстрировать вот эту самую исключительность, выдающаяся цивилизация, славная эра. Так сформулирована тема первой части церемонии открытия.


Кстати, сейчас команды идут не по алфавиту, а по количеству черт в иероглифах, которые обозначают те или иные страны, хотя, конечно, открывает этот парад сборная Греции.



Кирилл Кобрин: Ну, можно начинать учить китайский язык.



Андрей Шароградский: Стоит, стоит, стоит.



Кирилл Кобрин: Спасибо, Андрей!



XS
SM
MD
LG