Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Война между Россией и Грузией: предположение или уже реальность


Гори, Грузия. 9 августа

Гори, Грузия. 9 августа

О том, как сегодня живет Тбилиси, о том, что происходит в Грузии, что думают горожане, рассказывает польский журналист Зигмунд Дзинчоловски.


«Сначала мы удивились сегодня с утра, что грузинское руководство приняло решение об эвакуации государственных зданий, то есть они куда-то переезжают, но куда - мы не знаем. Мы пытались дозвониться грузинскому чиновнику из Министерства внутренних дел, но информацию не получили.


Конечно, все встревожены бомбежками Гори. Я был в Гори вчера ночью, покинув Гори в час ночи, увидев на огромной площади в центре города, где до сих пор сохранился памятник Иосифу Сталину, как съезжались автобусы со всей Грузии с вооруженными людьми в военной форме. Автобусов были десятки, и все они были заполнены военными. Мне кажется, что там на площади собралось 3-4 тысячи военных, которых направляли на фронт воевать.


Есть такие детали военной обстановки, которые всегда, мне кажется, привлекают внимание, потому что в них проявляются какие-то человеческие мотивы. Вчера у центра, который организовало Министерство иностранных дел Грузии в Гори, я встретил человека из еврейской организации «Джойнт», который последние 5-10 лет организовывал гуманитарные поставки для проживающих в Цхинвали евреев. Евреев собралось человек 19. Озабоченное руководство организации «Джойнт» из Нью-Йорка бомбило его звонками, чтобы узнать что-нибудь о судьбе этих людей. Они спаслись, они живые, им как-то нужно помочь. Он пытался прорваться через границу. Это было абсолютно невозможно. Потом я тоже подъехал к границе с Осетией, увидел, как оттуда выезжали военные, у которых были осколочные ранения. Их везли машины «скорой помощи» в грузинские больницы. В Гори вчера обстановка была тревожная. Из того, что я слышал, она еще более тревожная.


Что сказать о нашей жизни в Тбилиси? Тут не работают мобильные телефоны. Они перегружены. Народ звонит друг другу, чтобы выяснить, кто что хочет делать. Конечно, дозвониться никуда невозможно. Катастрофическая ситуация сложилась в сфере перемещения, переездов людей. Например, у меня был забронировал авиабилет из Тбилиси в Москву. Конечно, компании наплевать на пассажиров, которые пострадали, которые не могут отсюда выбраться. Когда я попытался договориться о том, что мы меняем билеты из Тбилиси на билеты из Еревана, мне было сказано, что это компанию не волнует. Я могу сдать свой билет и в Тбилиси. А как я доберусь до Москвы - это уже моя головная боль. Мне кажется, это абсолютно недопустимая позиция, хотя авиакомпания объясняет это решением российских властей.


Вообще из Тбилиси уже почти ничего не летает. Все международные авиакомпании, в связи с появлением в воздушном пространстве российских бомбардировщиков, отменили свои рейсы - чешские авиалинии, австрийские авиалинии. Сейчас в ситуации, которая сложилась, я вижу единственное окошко в мир – это Ереван. Теперь таксисты в Тбилиси требуют 500 долларов у всех, кто хочет таким путем выбраться из Тбилиси. А билеты в Москву, которые мы, например, можем приобрести, - только бизнес-класс за очень большие деньги. Как видите, обстановка непростая даже на таком бытовом уровне.


Я общался сегодня днем с видным представителем оппозиции Закарашвили, который сильно критиковал руководство и именно президента Саакашвили. Он говорил, что, наверное, это был какой-то ответ, что Россия тоже участвовала в разогревании этой ситуации. Но, добавил он, очевидно, Саакашвили попался на эту провокацию. Здесь люди тоже понимают, что то, что было предпринято в ночь с четверга на пятницу, - это была масштабная военная операция, которая планировалась уже какое-то время. Есть и понимание того, что успех этой операции зависит, например, от взятия дороги и взятия выхода из Рокского тоннеля.


В Тбилиси настроения очень серьезные. Вчера народ ликовал, радовался взятию Цхинвали. Вчера по городе Тбилиси ездили машины с государственными флагами, как будто Грузия готовилась к какому-то серьезному футбольному матчу. Это, более или менее, внешне выглядело именно так. Но сегодня у людей подавленное настроение. Они боятся, что у этих событий будут гораздо более серьезные последствия, чем то, что случилось до сих пор.


В Грузии отключили все российские телеканалы. Прямая информационная война не ведется. Грузинские зрители не понимают, что говорят российские каналы. Грузинское телевидение ведет информационную пропаганду, военную пропаганду, я бы сказал даже, достаточно истеричную.


Говорит о возможном развале государства. Мы слышим все время патриотические ноты. Во-первых, нужно подчеркнуть, что информация о том, что Цхинвали взят под грузинский контроль, вызвала здесь восторг и энтузиазм. Но вчера уже в конце дня, ближе к ночи, когда стало понятно, что ситуация меняется кардинально, то я увидел тревогу. Вчера в городе я видел депутатов грузинского парламента, которые были весьма встревожены. Видно, что эта игра привела к таким тяжелейшим последствиям.


Теперь люди, которые работают с Саакашвили кричат о том, Запад должен помогать Грузии, потому что здесь ситуация, аналогичная той, которая сложилась в Чехословакии в 1968 году, когда Советский Союз пытался задавить «Пражскую весну», или в 1956-м, когда советское военное вторжение подавило венгерское восстание. С ними трудно разговаривать на эту тему, и объяснять, что, может быть, эти аналогии не совсем подходят. Но именно такую точку зрения, такую позицию занимает сейчас грузинское руководство».



Далее – слово военному эксперту Сергею Маркедонову, который рассуждает о том, можно ли говорить, что сейчас идет война между Россией и Грузией, или это слишком смелое предположение?


«Я думаю, что можно говорить об ограниченной войне. Она не объявлена с формальной точки зрения. Мы должны быть здесь, может быть, осторожны терминологии. Но, по сути, поскольку задействованы российские военные подразделения, можно говорить, что, да, идут военные действия. Грузия объявила сбор резервистов. В стране введено военное положение. Да, официальное война не объявлена, но, в общем-то, соприкосновение российских военных частей и грузинских есть.


В этой ситуации, мне кажется, Россия не могла остаться просто безучастной. Во-первых, это миротворцы. Сегодня многие говорят, что Россия должна немедленно вывести войска без всяких условий. А вы знаете, государство Израиль из-за одного-двух солдат победило целое независимое государство Ливан. Хотя это тоже вызывало определенные нарекания, но эти действия были с определенной точки зрения мотивированы.


Я, например, не понимал этой правозащитной истерики, которая была по поводу израильских действий. Не может государство бросать своих солдат, тем более, миротворцев. В чем уязвимость их позиций? У них был определенный мандат. Они не могли выходить за его пределы. Если мы с вами посмотрим хронику последних дней, даже несмотря на всю эту информационную войну, мы увидим, что миротворцы-то сами по себе, в общем, вели себя достаточно пассивно. И втягивались они в этот конфликт, в общем-то, неохотно именно потому, что их мандат в достаточной степени ограничен. Они все-таки пытались цепляться за эти уже фактически уничтоженные Дагомысские соглашения 1992 года. Но нельзя бросать своих солдат в этих условиях.


Если говорить о Северной Осетии и Южной Осетии, - это сообщающиеся сосуды. Если бы Россия просто бросила Южную Осетию сейчас, мы бы получили очень серьезный конфликт и кризис российской легитимности на нашем Кавказе. Южный Кавказ – это та территория СНГ, которая напрямую имеет продолжение на Северном Кавказе».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG