Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы Грузии на фоне мировых политических тенденций


Каков он, глас народа? Президент Грузии Михаил Саакашвили в военном госпитале в Гори

Каков он, глас народа? Президент Грузии Михаил Саакашвили в военном госпитале в Гори

Российский военный эксперт Сергей Маркедонов рассказал о том, как ему удается разобраться в информационной войне, ведущейся между Россией и Грузией вокруг конфликта в Южной Осетии.


«Безусловно, мне удается разобраться в ситуации, поскольку я не привязываюсь к конкретным деталям. Детали мы будем выяснять еще не просто можно дней, а много лет. Сейчас важно зафиксировать тенденцию. Тенденция такова, на мой взгляд, что конфликт, который был в течение четырех лет (с 2004-го по 2008-й год), замороженным, сейчас перешел эту грань и снова стал военным конфликтом.


Причин тому несколько, на мой взгляд. Во-первых, грузинская сторона всегда, и в 90-е, и в 2000-е годы, считала Южную Осетию слабым звеном в цепочке непризнанных республик, считала, что Южную Осетию в силу военно-политических, просто природных, географических причин достаточно легко подавить, присоединить, реинтегрировать – назовите, как угодно.


В течение четырех лет позиция Южной Осетии и России постоянно испытывалась на прочность. Испытывалась на прочность также и позиция Запада. Поскольку западные страны закрывали глаза на многие, скажем так, не вполне демократичные действия Михаила Саакашвили, в том числе и в Южной Осетии. Россия использовала в основном жесткую риторику, но до нынешнего года к каким-то открытым действиям не прибегала. Это все создало тот, как говорится, фон, который позволил Грузии играть все время на опережение и на повышение.


То, что мы увидели сегодня, - результат того, что началось четыре года назад, когда после бескровного присоединения Аджарии президент Грузии решил, что Южная Осетия – это очень легко, это не Абхазия, где действительно сложно. Цену этой «легкости» мы с вами видим сегодня. Сегодня есть линия фронта, идет война. Надо называть вещи своими именами.


Я считаю, что очень многое будет зависеть от позиции Запада. Понятно, что Запад, европейские страны, США не будут в восторге от российских действий. Но если их критика будет дозированной и не жестко антироссийской, а, скажем так, конструктивной, то есть какие-то перегибы с российской стороны будут критиковаться, но в целом грузинская сторона будет осуждаться, - естественно, будет позиция такая, что нужно мирное соглашение, нужно невозобновление боевых действий. В этом случае, я думаю, пыл Саакашвили остынет.


Если будет жесткая поддержка Саакашвили, и он будет рассматриваться как такой маленький демократ в борьбе с большой империей, - ну, тогда это серьезно может ситуацию осложнить. Для Грузии главная проблема – это проблема интерпретаций. Даже маленькая похвала в адрес Тбилиси там воспринимается чуть ли ни как карт-бланш на силовые операции в Абхазии и Южной Осетии.


Я даже считаю, что сверхзадачей Саакашвили, собственно, будет показать, что старый формат миротворческой операции не работает, он неэффективен. Давайте все пересмотрим, и давайте построим, так сказать, какие-то иные «голубые каски». Я не имею стопроцентной информации, но думаю, что логика была такая. Просто когда вы открываете ящик Пандоры, непонятно, что из него выскакивает. В данной военной ситуации некоторые сержанты начинают значить больше, чем Саакашвили и Кокойты.


Я не уверен, что существуют вообще какие-то объективные миротворцы, таких нет вообще. Многие наши проблемы в Грузии возникали оттого, что у нас взгляды на международные отношения взяты из фантастических книжек, а не из реальности. В истории нет такого случая, чтобы какая-то страна добровольно и без давления уступала свои позиции на той или иной арене. Этого не было ни во времена Венского конгресса, ни во времена Вестфальского мира и так далее, и не было после Версальско-вашингтонской системы. Не было и нет! Любая страна будет отстаивать свой интерес, и идея о том, что есть какие-то объективные миротворцы, - это тоже из области фантастики.


Наверняка у грузинского руководства есть какой-то сценарий многоходовой комбинации. Эта задача была очень прозрачной еще во времена «розовой» революции: переформатировать конфликты. Именно не урегулировать, а представить их сначала как российско-грузинские. В последние два года это новый этап – представить ситуацию как посредничество между Западом и Россией, где Грузия играет за команду Запада. Вот, собственно, понятная цель: столкнуть Россию лбами с Западом. Пусть Россия выясняет отношения с США и с Европой, а мы в этой мутной воде поймаем наш главный приз, так сказать.


Но я хочу напомнить, что у России с США есть масса стратегических точек, где их интересы, в общем-то, совпадают, - это Центральная Азия, это Афганистан, это проблема распространения ядерного оружия, корейская, в частности, программа. Точки, где Россия и США могут сотрудничать, - это Иран, это международный терроризм. И Грузия не станет важнее в этой ситуации. Давайте хотя бы посмотрим на пункты Бухарестского саммита НАТО. Где Грузия? 23-й пункт. Есть 22 других вопроса, по которым мы можем достичь соглашений и даже торговаться. Поэтому, на мой взгляд, расчеты, что Грузия станет центром мировой политики, по-моему, скоро должны развеяться.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG