Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Псковской области стремительно дорожает дизельное топливо? Гаражные кооперативы Саранска выселяют в болото. Коммунальные удобства по-челябински. 90 лет назад ижевские рабочие восстали против власти большевиков. Самара: По какому праву у Нины Темниковой вычитают из пенсии 2 тысячи рублей? Оренбург: Бизнес по-российски. Ростов-на-Дону: Смогут ли велосипедисты сделать город европейским? Село Рождествено: Новая жизнь набоковского дома. Мордовия: Может ли слепой человек ловить рыбу удочкой


В эфире Псков, Анна Липина:



Борис Кузьмин : Беспредел полнейший. Никогда такого не было, чтобы дизтопливо стоило дороже 92-го бензина. Я работаю водителем уже больше 30 лет, и ни в какие времена такого не было.



Анна Липина : Говорит водитель автобуса Борис Кузьмин. Среди регионов Северо-Западного федерального округа самые высокие цены на бензин зафиксированы в Пскове и Петрозаводске. Такие данные опубликовала Федеральная служба государственной статистики 28 июля. Так средняя стоимость 92-го бензина в Пскове составляет 25 рублей 80 копеек, дизельного топлива – 26 рублей 50 копеек за литр. Из-за высоких цен на топливо псковский автобусный парк снял по одному или несколько автобусов с некоторых маршрутов. По этой причине уже три месяца подряд дорожает проезд, говорят в дирекции псковского автобусного парка.



Сотрудник псковского автобусного парка : Хуже только и для водителей и для организации и для народа. На народе это все сказывается. Из-за чего дорожают билеты? Из-за того, что солярка дорожает, автобусы в основном на солярке работают.



Анна Липина : Одной из главных причин подорожания топлива в Псковском регионе многие называют соседство с Евросоюзом. К примеру, в соседней Эстонии топливо стоит в полтора раза дороже. Каждый раз при пересечении границы водители заправляют полные баки. По закону можно ввозить полный бак плюс 10 литров. Особым спросом на границе пользуется дизельное топливо. На заправках у таможенных пунктов его продают столько же, сколько на заправках по всей области. По объемам продаж дизтоплива Псковская область уже сравнялась с Ленинградской, несмотря на то, автомобилей здесь в несколько раз меньше.



Василий Полуэктов : Таковых у нас около 170 тысяч. Из них около 30 тысяч грузовых автомобилей и автобусов, которые заправляются преимущественно дизельным топливом. При этом через территорию Псковской области проходит более полумиллиона единиц транзитного транспорта.



Анна Липина : Говорит начальник псковской ГИБДД Василий Полуэктов. Эстонские власти исключают риск для страны из-за разницы цен на топливо в России и Эстонии. Между тем, цифры на автозаправках в Псковской области меняются практически раз в неделю в сторону повышения.



Представитель топливной компании : Мы живем в условиях рынка, и здесь цены определяет спрос. Этим и пользуются наши операторы рынка. Спрос есть, он постоянно растет, поэтому рост цен не отпугивает покупателей.



Анна Липина : Утверждает представитель одной из топливных компаний. Тем временем специалисты говорят, что спрос на бензин не снизится. За последний год автомобилей в стране стало на 20 процентов больше. Примерно на столько же увеличился автопарк и в Псковской области. Большая часть этого транспорта - большегрузные автомобиле. На каждом – баки вместимостью в сотни литров. Автозаправки на границах для дальнобойщиков – это последняя возможность залить бензин по низкой цене в сравнении с Евросоюзом.


На днях антимонопольная служба распространила информацию о том, что три крупные топливные компании Псковской области нарушили закон. На нескольких заправках в Островском районе они одновременно повысили цену всех видов топлива до одинаковых показателей. По словам руководителя управления ФАС по Псковской области Владимира Кобыжчи, это похоже на картельный сговор.



Владимир Кобыжчи : Вот эта 11-я статья Закона «О защите конкуренции» предусматривает административное наказание в виде оборотного штрафа. Это весьма серьезное наказание. Все три нарушителя будут вынуждены платить так называемый оборотный штраф, то есть процент от выручки оборота по данным продуктам за предыдущий год.



Анна Липина : Активный рост цен на топливо в Псковском регионе начался в марте и не останавливается до сих пор. По данным псковского управления ФАС, в январе средняя стоимость 76-го бензина в регионе составляла 17 рублей, сейчас уже больше 22 рублей. 92-й бензин в начале года стоил примерно 20 рублей, сейчас - около 26 за литр. А дизтопливо выросло в цене примерно на 6 рублей за литр. Основной причиной этого специалисты называют рост цен на мировом рынке. Причем Псковская область от этого рынка зависит особенно. Из-за транзита.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Неспокойно в гаражных кооперативах столицы Мордовии. Это – реакция на действия городских властей, которые намерены непременно реализовать некоторые положения Генерального плана развития Саранска.


На территории города, а именно его центра, появится несколько новых строений. Новостройки будут возведены, в частности, на площадках, где сейчас расположены гаражные кооперативы. Вот одна из них. Находится она около улиц Васенко, Титова и Терешковой. Пришедшие за своими машинами автомобилисты увидели на воротах гаражей расклеенные объявления такого содержания (цитирую):


"Уважаемый владелец гаража! В связи со строительством административного здания Федеральной регистрационной службы ваш гараж подлежит переносу. Просим вас явиться в муниципальное предприятие "ГаражСтройЭксплуатация". В случае вашей неявки ваш гараж будет демонтирован без предварительного уведомления и отправлен на штрафную стоянку". Это объявление вызвало возмущение владельцев гаражей.



Владелец гаража : Здесь гаражи, которые вообще нельзя с места трогать. Они развалятся просто-напросто. Это, во-первых. Во-вторых, объявления пишут, будто бы мы должны к такому числу прибыть, или они без нас переведут. Никто не имеет права так поступать !



Игорь Телин : Тем более что речь идет не о гаражном самострое, а о кооперативе. На установку у владельца каждого из 360гаражей есть соответствующее разрешение, выданное городскими властями. Только власти тогда были совсем другие. Нынешние же намерены действовать в отношении членов кооператива весьма жестко.



Член кооператива : Выйдет так, что вывезут гараж (мой, соседа, другой гараж), кинут, а там, как хотите, так и делайте.



Игорь Телин : Вот в связи с этим в кооперативе "Космос" и прошло незапланированное собрание с главным вопросом повестки дня – что делать?



Член кооператива : Если нас сносят, они должны предоставить, допустим, место, чтобы выставить. Он меня заверил.



Член кооператива : Да, вот ваше место, пожалуйста.



Член кооператива : Вот место, мы вам выставим, а подъехать туда нельзя будет. Где машину я буду ставить? На платной стоянке? Кто мне эту платную стоянку будет оплачивать?



Игорь Телин : В принципе, городские власти выделили территории для нового размещения гаражей кооператива "Космос". Но то, где именно находится это место, вызывает не меньшее возмущение автовладельцев. В чистом поле, на затапливаемой половодьем пойме протекающей по Саранску реки Инсар.



Член кооператива : Ну, они хотя бы создали там инфраструктуру – хотя бы уложили камни, щебенкой настелили, подъездные пути подготовили. Всего этого ничего не сделано. Просто людей бросают в болото.



Член кооператива : Что нам выделили? Чернозем? На пойме реки! Все. Поэтому обидно уходить. То, что нас вот так обманут, и то, что нам ничего не предоставят, а просто пойму, мы на это не согласны.



Игорь Телин : Действительно, территория эта совсем не благоустроенная. Иван Никишов из кооператива "Космос" специально свозил меня туда, где ему и его соседям предлагают поставить гараж. Проехали на машине, потом остановились, и дальше пришлось добираться почти километр пешком – нет никакой дороги по болоту, зато - кучи мусора. В это место уже с прошлого года стали свозить демонтируемые с других территорий гаражи, однако, нет ни одного, что называется, обжитого.



Иван Никишов : Свалка гаражей здесь будет и все. Можете даже все это смотреть. Это уже те гаражи, которые откуда-то свезли. Побросали, один гараж вообще на боку лежит. То же самое будет здесь у нас.



Игорь Телин : В городской администрации говорить на микрофон по ситуации с саранскими гаражами не стали. Только отметили, что существует разработанный Генплан Саранска, который даже прошел процедуру публичных слушаний, и все работы по сносу построек в городе, в том числе и гаражей, проводятся в соответствии с этим документом. Что касается вопроса о благоустройстве территорий, где планируется размещать перенесенные гаражи, в муниципальном предприятий "ГаражСтройЭксплуатация" ответили, что это дело самих автомобилистов и владельцев гаражей.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Людмила Ивановна Матаева на своем веку насмотрелась на многое. Ей не привыкать жить в 11-метровой комнате вместе с престарелой матерью и взрослым сыном. Она знает, каково годами обходиться без душа и ванной. И совершенно не удивляется тому, что ее матери, вдове фронтовика, власти решили улучшить жилищные условия в день, когда женщине исполнилось сто лет – примерно за 2 недели до смерти. Но обо всем по порядку. Рассказывает Людмила Матаева.



Людмила Матаева : Мы с 2002 года обращались во все инстанции – и к депутатам, и в администрацию нашего района. Нам отвечали одно – устанавливайте ванну за свой счет. Администрация нашего района дала письменное заключение. Ну, кто имеет возможность, устанавливает, конечно, за свой счет, потому что выхода нет. Мыться людям надо где-то. Но я не имею такой возможности. Поэтому до сегодняшнего дня я вообще, можно сказать… В декабре у меня была чесотка. Не был здоровья ходить в баню, я не могла мыться. Сейчас баню закрыли в нашем районе, куда я ходила, бассейн закрыт. Мыться совершенно негде! Моемся в тазике на полу. Естественно, у нас пол-то и гниет оттого, что с 2002 года мы на полу, можно сказать, моемся. И пол не меняют, и окна прошу поменять. В результате отключения отопления рамы перекосились, стекла полопались, тоже не хотят менять.



Александр Валиев : Людмила Ивановна с конца 60-х живет в крохотной комнатке общежития. В середине 80-х, когда у нее родился сын, она забрала к себе из деревни свою к тому времени овдовевшую мать. С тех пор они втроем жили на 11,5 квадратных метрах. Несколько лет назад здание передали в жилой фонд.


Сейчас у жильцов нет ни малейшей возможности совершать гигиенические процедуры. Раньше они мылись в душе, который находился в подвале, но после того, как дом перестал быть общежитием, за подвалом никто не смотрел и он превратился в пристанище бездомных. Сейчас на нем висит замок.


А вот что Людмила Ивановна рассказывает о том, как на 100-летний юбилей ее матери, вдове ветерана, власти решили сделать подарок - выделить социальное жилье в бараке.



Людмила Матаева : Дом – барак, можно сказать, под снос! И это вдове участника войны! Это в канун 60-летия и в канун 100-летия моей матери выделить в бараке под снос без права на прописку! И после смерти матери я должна была вернуться обратно в эту свою конуру. Я им ответила - лучше бы катафалк заказали к 100-летию, чем такое улучшение жилья.



Александр Валиев : От квартиры в бараке семья отказалась, тогда власти выделили квартиру поприличнее, но старушка не дождалась переезда, умерла. Ее дочь стоит в очереди на жилье с 80-х, очередь движется со скоростью 1 человек в год. Людмила Матаева сейчас в ней 21.



Людмила Матаева : С 1987 года стоя на улучшение жилищных условий, и никаких результатов. В год продвигается очередь на 1 человека, несмотря на то, что дома строятся, как грибы. Я перед выборами обращалась к президенту по телефону, и сказала – для кого эта программа «Доступное жилье»? Кто эту программу придумал? Для богатых, но никак не для нас, если очередь продвигается в год на 1 человека. Это значит очередная пыль, брошенная в глаза народа. Обращалась к Юревичу в последний раз - просила выделить социальное жилье. Но ответ был таков, что условия наши нормальные. Можно так жить. Нет оснований мне вне очереди выделить жилье.



Александр Валиев : Условия действительно не такие уж плохие. Подумаешь, зимой, в морозы, неделю не было отопления, которое, кстати, включают только в ноябре. Не беда и то, что в подвале круглый год стоит горячая вода, от чего зимой в подъезде ледяной аттракцион. Пережить можно и клопов, и блох, и даже крыс. Чиновники в курсе. Но их этим не проймешь.



Людмила Матаева : Обращалась я к Любимову, начальник ЖКХ города. Я сама с ним разговаривала, была у него в кабинете. Он мне тоже сказал – устанавливайте за свой счет. И письменный ответ пришел тоже такого же содержания, что за свой счет устанавливайте или же покупайте новое жилье. Я ему сказал, что мы со взводом женским придем к нему домой мыться. Он пообещал вызвать наряд милиции. Я говорю – милиция-то нам помоет спинки, потому что милиция даже заключенным предоставляет раз в неделю мыться, а мы не имеем такой возможности, хотя платим коммунальные услуги.



Александр Валиев : Людмила Ивановна и ее соседи куда только не обращались. Им обещали дать письменный ответ относительно того, когда в доме сделают капитальный ремонт, и что именно он будет в себя включать. Прошло 3 месяца, но управляющая компания молчит.



Людмила Матаева : Я дочь участника войны! Мать моя была вдова участника войны! Но я ее мыла в тазике на полу, пол не меняют мне, потому что я лила якобы специально воду на пол. Но в тазике мыть 100-летнюю мать-старуху!... Я не позволю, чтобы сын меня точно также мыл в тазике на полу. Пока ноги ходят, пока голова соображает, буду добиваться. Москва не поможет, новый президент не поможет (у меня портрет Путина висит, присланный матери на 100-летний юбилей в комнате, вроде как и неудобно в комнате на полу перед этим портером мыться), буду обращаться в Организацию объединенных наций. Выхода-то потому что уже нет!



Александр Валиев : Сейчас Людмила Ивановна моется, стоя в тазике под душем, подключенным к кухонному крану. А некоторые обитатели этого дома, престарелые женщины за 80, и вовсе не моются годами – просто негде.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Восьмого августа Ижевск отметил 90 лет со дня начала антибольшевистского восстания, поднятого ижевцами в августе 1918 года. Советская историография вообще не упоминала об этом событии. Только в 90-х годах появились первые исследования историков. Но печать «мятежа», то есть незаконного противоборства с легитимной властью, на нём так и осталась, что в литературе, что на стендах музейной экспозиции. Хотя, по мнению моих собеседников, активистов общественной организации за увековечение памяти участников ижевского восстания, основной движущей силой восстания были как раз таки легитимно избранные российским населением члены Учредительного Собрания, разогнанного большевиками в начале 1918 года.


Твердой поддержки у большевиков в Ижевске не было. А настроение местных жителей складывалось не в их пользу. О причинах, приведших к восстанию, - Евгений Кузнецов, врач по профессии, краевед по призванию.



Евгений Кузнецов : Были обложены налогами, коммунальными платежами жители города Ижевска, рабочие, которые до этого ни с какого дома никаких податей не платили. Тогда я впервые столкнулся с термином «коммунальный террор». Все четко понимали, что здесь жизнь меняется, но далеко не в лучшую сторону. И все это вместе в одном котле – потеря работы, изменение условий жизни, изменение городских порядков и попытки изменить психологию ижевский рабочих – привели к активному неприятию этой власти.



Надежда Гладыш : Непосредственным сигналом к захвату рабочими здания Ижевского совета и арсенала послужил митинг, который большевики собрали в ночь на 8 августа, сразу после того, как им стало известно о падении Казани. Рассказывает Василий Крюков, депутат Ижевской городской думы и большой энтузиаст восстановления исторической справедливости. Мы с ним находимся как раз возле восстановленного в прошлом году Михайловского собора, то есть на месте тех событий.



Василий Крюков : В Ижевске была объявлена мобилизация. Среди ночи 7 августа прозвучал заводской гудок. Все городское население пришло на эту площадь рядом с Михайловским собором – это самая высокая точка в городе. При свете факелов состоялся общегородской митинг, на котором была объявлена полная мобилизация 20 призывных возрастов. Все обязаны были явиться на следующий день для отправки в Сарапул.



Надежда Гладыш : Наутро восставшими была взята проверочная мастерская, где находилось до семи тысяч готовых к отправке винтовок. Но Совет не дремал. Он располагался в здании Офицерского собрания. Я включила микрофон рядом с ним, на площади, которая сейчас носит название Ижевских Оружейников. Западный фасад Офицерского собрания довлеет над расположенной в низине заводской территорией. Рассказ продолжает Евгений Кузнецов.



Евгений Кузнецов : На западном фасаде был установлен пулемет (здесь очень удобная точка), с которой можно было простреливать все набережные пруда и большую часть территории завода. Был предпринят обходной маневр. Основные силы ижевцев вышли с такого ракурса, который не позволял против них эффективно сражаться. Понимая, что силы неравны, что они проиграют, часть большевиков разбежалась и укрылась в арсенале, а, во-вторых, была увезена городская казна, которая тоже находилась в этом здании.



Надежда Гладыш : В 150 метрах от Офицерского собрания расположен Генеральский дом, собственно резиденция заводского начальства, построенная еще при первом начальнике Андрее Федоровиче Дерябине в начале XIX века. До восстания ижевцев и после его поражения здесь располагалась ЧК, а в краткий момент взятия Ижевска колчаковскими войсками – контрразведка белых. Сейчас мы стоим с моими собеседниками возле этого здания. Речь – о терроре. Да, красных не без оснований обвиняли в терроре. Но и повстанцы казнили своих противников. Вот что на это ответил доктор Кузнецов.



Евгений Кузнецов : Под террором надо понимать массовые юридически необоснованные убийства населения. Так вот массовых юридически необоснованных убийств населения у ЧК была масса. Союз фронтовиков – это жители Ижевска, ушедшие на военную службу во время Первой мировой войны, и вернувшиеся обратно в свой город. Это были люди чести. Они террор не начинали.



Надежда Гладыш : Гибель же руководителя Ижевского Совета Ивана Пастухова мои собеседники связывают не с политикой, а с пропажей 13 миллионов рублей городской казны, которую Пастухов распорядился вывезти из города. Эти две подводы с золотом канули безвозвратно к пучине гражданской войны.


Ровно 100 дней Ижевск был в руках так называемого Прикомуча – Прикамского комитета членов Учредительного Собрания. И поражение его было неизбежным следствием поражения белого движения в целом.


Последний пункт нашего нынешнего путешествия по местам боевой славы ижевцев – Пироговские высоты, где 7 ноября дивизия под командованием Азина одержала тяжелую победу над ижевскими рабочими. Ижевцы шли на окопы красных так точно, как это показано в знаменитой сцене психической атаки в фильме братьев Васильевых «Чапаев».



Евгений Кузнецов : Движущим мотивом, побуждавшим людей идти в психические атаки, было, как правило, отсутствие припасов. Использовалась достаточно средневековая тактика, то есть люди сознательно (первые ряды) шли на смерть, авось пронесет. Первые ряды выступали в роли движущегося живого щита, который выкашивался пулеметным огнем. Это было необходимо, чтобы дать возможность следующим плотным этим колоннам добежать до окопов и войти в непосредственное физическое соприкосновение с неприятелем. А дальше наступал всем известный ижевский штыковой удар. Почему ижевцев считали очень жестокими людьми? Потому что против ижевского штыкового удара мало кто выдерживал.



Надежда Гладыш : А уже 8 ноября начался массовый террор.



Евгений Кузнецов : На следующий день после взятия Ижевска на Михайловской площади было расстреляно из пулеметов от 400 до 800 человек. В течение нескольких дней тела находились на этой площади. Они были сложены в штабеля.



Надежда Гладыш : Последнее открытие общественников-краеведов – место захоронения жертв массовых расстрелов, обнаруженное с помощью ученых-физиков методом электромагнитной локации. Здесь, на левом крутом берегу речки Подборинки, они намереваются со временем возвести часовню в память о тех событиях. Исследователи называют цифру 35 – 40 тысяч – примерно столько коренных жителей Ижевска после поражения восстания ушли с отступающими войсками адмирала Колчака. Этот исход закончился для горстки ижевцев на западном побережье Тихого океана, в Сан-Франциско.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Из пенсии самарской пенсионерки Нины Темниковой по решению суда уже почти год вычитаются 2 тысячи рублей. Причем, пенсионерка не получила из суда никаких документов о законности такого взыскания.


История началась в 1995 году, когда пенсионерка обратилась в мэрию с просьбой начислить ей субсидию по квартплате. Рассказывает Нина Темникова:



Нина Темникова : С 1995 года меня лишили субсидий. В 1995 году же началось повышение квартплаты с января месяца. В феврале месяце я обратилась, потому что в январе еще ничего не было известно. Мне субсидию не дали и довели до июня месяца. В июне я опять пришла с документами. Они вызвали по телефону. С июля хотели мне оформлять. Я, естественно, возразила, заставили написать заявление. А когда вызвали в июле, мне не дали, а обязали полностью за свой счет, еще и пени накрутили мне. Я не стала платить первый квартал. Если бы не пени, я, может быть, и заплатила, а тут в наглую!



Сергей Хазов : После множества судебных разбирательств с 2000 года пенсионерке начислили субсидию. С февраля 2004 года Нина Темникова не платит квартплату, протестуя против снятия льгот с совместно проживающих с ней в квартире.



Нина Темникова : В суде мне отказали. В судебном решении не поймешь, что к чему. Они подали на меня в суд об удержании с меня долгов, так называемых. В ноябре месяце прошлого года я получаю от судебных приставов постановление о возбуждении исполнительного производства по анонимному судебному приказу. Мне ничего не присылали. Кто судья? Я не знаю. Предложили погасить задолженность. Где я такие деньги возьму? Потом незаконно все это. И вдруг с января месяца не получаю половины пенсии. Никакого документа, неизвестно кто и что, куда мои деньги деваются, никакого доказательства у меня нет, что с меня, за что, чего, в счет погашения квартплаты. Я ничего не имею. И так с меня по июль месяц 50 процентов удерживают.



Сергей Хазов : Сейчас по решению анонимного суда половина пенсии пенсионерки вычитается в счет долга погашения по квартплате. Нина Темникова не согласна с таким решением суда и намерена его опротестовывать. Однако на все обращения Нины Темниковой и прокуратура, и милиция отвечают отказом.



Нина Темникова : Мне прибавили число проживающих. У меня там заявление есть, подписанное соседями, что я проживаю одна. А они мне ставят пять человек по числу прописанных, хотя со мной они не проживают. По вопросу незаконного этого судебного постановления я обращалась в милицию. Там они отказали в связи с отсутствием состава преступления. Я обращалась в областную прокуратуру. Областная прокуратура, конечно, пошла по ступенькам вниз – до городской, городская – в Ленинскую. Ленинский суд считает, что пенсия не как согласно Гражданского кодекса, в соответствии с которым они не имеют права с меня снимать пенсию, а там пишут в письме, что как доход. Считать доходом пенсию.



Сергей Хазов : Правозащитник Александр Лашманкин, защищающий интересы пенсионерки, говорит, что суд, постановивший вычитать половину и без того маленькой пенсии Нины Темниковой, нарушает права человека.



Александр Лашманкин : Я думаю, что происходит это анонимно в целях того, чтобы она не могла обжаловать действия суда для того, чтобы все-таки наказать ее за то, что она осмеливается защищать свои права. Такая вот сознательная политика по удушению людей, которые осмеливаются отстаивать свои права в России. Явное нарушение прав человека в данном случае, потому что с нее взимают половину пенсии. В результате у нее остается денег меньше, чем официальный уровень прожиточного минимума по Самарской области. Как она существует на эти деньги, непонятно, не говоря уже о том, что в принципе услуги, которые оказывают жилищно-коммунальные органы, сейчас управляющие компании, они очень низкого качества. Не соблюдаются строительные правила и нормы, правила эксплуатации жилья. Если все грамотно пересчитать, то получится, что, на самом деле, не граждане должны выплачивать на эти услуги, а гражданам государство ежемесячно должно переводить деньги на их счета за тот убыток и ущерб, которое оно наносит несоблюдением этих норм. Но граждане у нас послушные и покорные. Они несут денежки, лишь бы их из квартиры не выгнали.



Сергей Хазов : Историей о том, как суд лишил самарскую пенсионерку половины пенсии, заинтересовались правозащитники из Нижегородского правозащитного союза. Правозащитники намерены отстаивать интересы пенсионерки Нины Темниковой в международном суде по защите прав человека в Страсбурге.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Наталья Сафонова : Что такое бизнес по-оренбургски? Это нервы круглосуточные, вечные очереди, куча бумаг…



Елена Стрельникова : Вот так оценивает положение малого бизнеса в Оренбуржье предприниматель Наталья Сафонова. Вместе с мужем Виктором частным бизнесом она занимается три года. По образованию Наталья - преподаватель музыки и психолог, Виктор – авиатор. Ей – 29, ему - 34. Вот-вот родится их первенец. Родители уверены, что новое поколение будет знать о бизнесе все, а пока Сафоновы учатся на собственных ошибках. Вот Наталья, например, вздыхает:



Наталья Сафонова : Если бы я начинала, когда мне было 18 лет, я возила нижнее белье, я сразу бы открыла магазин. И, наверное, ездила бы сейчас на «Лексусе».



Елена Стрельникова : Виктору тоже сначала казалось, что поставка и продажа окон и дверей не женских рук дело. Потом понял: частный бизнес чужих не любит.



Виктор Сафонов : Второй год уже занялись вместе. Свою энергию пустили как бы в одно русло. Немножко стало получаться, продвигаться.



Наталья Сафонова : Мы практически не видимся друг с другом. Мы видимся утром в 9 утра и в 9 часов вечера дома.



Виктор Сафонов : С одной стороны, это удобно, а, с другой стороны, вечером, находясь дома, не отдыхаешь, а обсуждаешь работу.



Елена Стрельникова : Говорит Виктор Сафонов. Причем и обсуждение рабочего дня, и его планирование иногда проходят бурно.



Виктор Сафонов : В основном я уступаю, но я потом все равно свою точку зрения докажу.



Наталья Сафонова : Ну, что ты сейчас-то начинаешь! Просто, когда я пришла и начала заниматься этим бизнесом, мы разделегировали отношения. У нас два направления – розница и внутренне-оптовая. Вот оптовой занимается полностью он, а розничной занимаюсь я. Если бы не разделегировали отношения, мы бы переубивали друг друга, наверное, через месяца полтора. Да?



Виктор Сафонов : Да, да.



Елена Стрельникова : Строительный бизнес сегодня выгоден, считают молодые оренбургские предприниматели. Нужно только поднимать собственное производство. Минимальный шаг в этом направлении сделан. Есть цех по изготовлению дверей. Для дальнейшего развития требуются большие капиталовложения. Только где и как их взять? Рассуждает Виктор Сафонов.



Виктор Сафонов : Начальный капитал взять фактически невозможно.



Наталья Сафонова : Только на следующий год в капитал уложимся.



Виктор Сафонов : Может быть, на следующий год страна созреет, что будут давать без залога имущества. Залог составляет в два раза больше, чем берешь денег. Помощь малому бизнесу – это воздух. Пинают из стороны в сторону. Может быть, где-то в Москве… Показывают по телевизору – каким-то ребята под бизнес-план дали денег. У нас, по-моему, только ребятам дают под бизнес-план, у которых папы-мамы сидят в администрации. Они им и бизнес-планы дают.



Елена Стрельникова : В итоге, чтобы взять денег и заработать, как говорит Виктор, приходится выкруживаться.



Виктор Сафонов : Первый год фактически бедствовали. Аренда очень большая. Единственное, до сих пор не пойму – почему мы арендуем и платим налоги, и с наших денег, которые мы платим за аренду, еще берутся налоги?! Получается, что мы платим двойные налоги. А арендаторы как хотят, такие цены и ставят – 900 рублей, 1000 рублей квадратный метр, 2000, 3000 рублей, Производственные площади – цена составляет от 50 до 150 рублей за квадратный метр, а коммерческие площади соответствуют 900 рублям. Разница очень большая, а плата у них идет одинаковая. Соответственно, мы кормим людей, которые ничего не производят. Просто дармоеды.



Елена Стрельникова : Так что арендодателей Виктор Сафонов искренне называет клещами на малом бизнесе. К подобным вредителям он еще относит и рекламные агентства.



Виктор Сафонов : Реклама – двигатель торговли. Кто должен регламентировать цены на эту рекламу? Элементарно дать в газету объявление стоит минимум 7 тысяч! Фактически, если не сезон 7 тысяч не отбиваются. Так получается имиджевая реклама.



Наталья Сафонова : Телевидение еще дороже.



Елена Стрельникова : Если добавить сюда налоги, производственные затраты, заработную плату, то получается, что на каждый заработанный рубль – 95 копеек расходов. При этом Наталья Сафонова всю документацию ведет согласно букве закона.



Наталья Сафонова : Сотрудников стараешься оформлять по правилу, особенно продавцов, потому что они материально ответственные люди, и они связаны с деньгами. Деньги-то твои заложены. А потом еще с них берешь подоходный налог, который надо перечислять государству. 5 тысяч поставишь минус налог, на руки получаются мелочи жизни. Больше зарплату ставить невыгодно. Потому что налог будет больше. Зачем платить такие деньги? Раздражает – столько отчетности! Оформляешь продавца – 10 дней бегаешь по инстанциям.



Елена Стрельникова : Кстати бумаги по всем инстанциям эта беременная на девятом месяце женщина развозит на машине самостоятельно. И без очереди ее никто нигде не пропускает.



Наталья Сафонова : Хотя хочется уже отдыхать, спать.



Виктор Сафонов : Это не мы такие глупые. Пока тянут кредиты, тянут аренды не до этого. А как делают очень многие наши коммерсанты – за счет поставщиков отдыхают и ездят. Пока мы не можем себе такого позволить. Может быть, слишком честные пока. Мы надеемся…



Наталья Сафонова : Мы планируем на следующий год.



Елена Стрельникова : А еще Виктор и Наталья Сафоновы планируют, что их дело продолжат дети. Главное, уже сегодня выбрать им правильное образование. Впрочем, как оптимистично говорят ребята, к моменту получения их первенцем диплома, Сафоновы станут известными предпринимателями и перейдут в крупный бизнес.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бакунин:



Ростовские велосипедисты вот уже второй год пытаются, не много ни мало, изменить имидж городам - приблизить его к европейскому уровню. Пока ещё не всё получилось из того, что задумано, но молодые люди отступать не намерены. Рассказывает студентка одного из ростовских вузов Екатерина Каныгина:



Екатерина Каныгина : Если посмотреть, у нас каждый год количество машин увеличивается. И, в принципе, для автомобилистов что-то делается, какие-то дополнительные места для парковки, закрытые гаражи в несколько уровней, подземные гаражи и так далее. Если, например, открывается супермаркет, его владельцы в первую очередь заботятся о том, чтобы клиенты могли спокойно поставить машины и идти делать покупки. А в то же самое время в городе увеличивается и количество велосипедистов - каждый год их становится больше, чем было в предыдущем. И для них ничего не делается.


В Ростове, если посмотреть глазами велосипедиста, ну, практически, в любом районе припарковаться очень сложно. Потому что всегда есть опасность того, что твой велосипед раскурочат, что-нибудь утащат, снимут, испортят и элементарно его негде «пристегнуть». Если велосипеды где-то и ставят, то, скорее всего, в местах, не предназначенных для этого. Это или решётка возле дороги, или одинокий столб-фонарь возле банка. И всё. Это может быть столб, это может быть маленькое дерево, но если это дерево, то это получается, что ты залезаешь на газон. А это уже некрасиво, и лишний повод для ссоры с окружающими.



Григорий Бакунин : О том, как ездил на учёбу на велосипеде вспоминает аспирант Южного федерального университета Максим Гридин.



Максим Гридин : Договорился в гардеробе ставить, у нас гардероб близко от входа, просто заводил его туда. Но когда было грязно, это не получалось делать. Ставил под лестницей, ну, в общем, разными способами. Я даже слышал, что мне, якобы, декан разрешил. Хотя с самим деканом я на эту тему не разговаривал. После того, как я закончил учиться, я слышал, что ещё кто-то ездит на велосипеде на химфак. Ездил не каждый день, конечно, но когда позволяла погода… Спокойно выезжал, и из центра на Западный добирался быстрее, чем на автобусе. И заодно – зарядка утренняя.


О велодорожках я слышал только один миф, что, якобы, есть велодорожка на проспекте имени Нагибина. Я лично её там не видел. Может быть, я просто не знаю, как они должны выглядеть, но в остальном нигде, ни в каких местах велодорожки я не видел. Велостоянки? Ну, оборудуются ними в основном спортивные магазины, и то, это обычные крепления для велосипедов они выносят наружу, и дают возможность «прикалывать» велосипед. Ещё велостоянку сделали на мехмате – поспособствовал кто-то из велосипедистов, через знакомых как-то. Ну, там просто много людей ездят учиться на велосипедах. За счёт того, что факультет большой, пошли навстречу. На журфаке, по-моему, пытались. Больше нигде.



Григорий Бакунин : Максим пояснил, почему он уже много лет не расстаётся с двухколёсным железным другом.



Максим Гридин : Изначально это была свобода передвижения. То есть, я могу в течение получаса максимум оказаться в любой точке города. Ну, естественно, ближе – меньше. Потом, постепенно, такой спортивный интерес, «фан» так называемый, это уже движение по улицам по таким траекториям, по которым автомобиль не может проехать, то есть, дворы, скорость, люди. Ну, такой адреналин небольшой. Ну и постепенно так выбрал для себя триал. То есть, остепенился уже, и пошли уже именно тренировки. Но это не сразу, это спустя лет пять. Я знаю людей, которые пробуют, и очень даже легко «вливаются». Лично знаю десятки людей, которые при мне начали, и не бросили, им это понравилось. Отсюда вывод - статистика показывает, что люди втягиваются, вливаются.



Григорий Бакунин : В прошлом году на одном из региональных велофорумов в Интернете и родилась идея помочь Ростову вырасти из давно уже ставших короткими и тесными детских штанишек южнороссийского города, и побыстрее стать по-европейски комфортным для своих жителей. Естественно, что без участия властей сделать это невозможно. А что же могут сами велосипедисты? Продолжает Екатерина Каныгина:



Екатерина Каныгина : Сами велосипедисты могут обращаться к журналистам, чаще заявлять о себе и о своих нуждах. Потому что мы являемся такими же членами общества, как и невелосипедисты. И велосипедисты могут говорить о том, что им нужно. Нам действительно нужны велостоянки. Потому что если вы хотите, чтобы в городе, по крайней мере, не так быстро увеличивалось количество автомобилей, чтобы в городе было ещё чем дышать, чтобы наши дети видели хороший пример перед глазами, то нужно сделать хотя бы какие-то минимальные условия для того, чтобы поддерживать эту связь со спортом. Нужны специальные площадки для того, чтобы «экстремальные» велосипедисты тоже могли заниматься. Причём, не где-нибудь за городом, на левом берегу, или гребном канале, или на Северном, на Военведе, а действительно в центре. Мы, конечно, понимаем, что есть исторический центр, который очень сложно «перекроить» и перестроить, но государство же у нас создано для того, чтобы заботиться о жителях, о населении. Ну, пускай хотя бы вот так эта забота выражается.



Григорий Бакунин : Для того чтобы многочисленные обращения в мэрию и другие ответственные организации были замечены, ростовские велосипедисты организовали уже несколько публичных акций, и намерены проводить их впредь. Они планируют, например, проехать по Большой Садовой — главной ростовской улице — и провести митинг у здания областной администрации. Может быть, после этого власти обратят внимание на их проблемы.



В эфире село Рождествено, Татьяна Вольтская:



При всей красоте реки Оредеж, красных глиняных берегов, окрестных поселков, среди которых таких известные как Сиверский или Вырица, вряд ли где-нибудь еще можно найти такой вид, как в Рождествено – большой белый дом с колоннами, который как бы взлетевший на высокий берег, чтобы посмотреть на красную церковью, стоящую на другом берегу. Именно этот дом был когда-то завещан Владимиру Набокову, так и не успевшему здесь пожить по причине грянувшей революции. В советские годы дом чудом уцелел. Много чего здесь было – и колхозная контора, и пионерский лагерь. Потом энтузиасты стали возрождать его уже как дворянскую усадьбу. Потом дом горел, потом его снова восстанавливали по крупицам. Теперь здесь музей. Но обгорелые колонны видны и сегодня, потому что музейные работники стремятся сохранить каждую родную доску старого дома. Проблемы здесь, в общем, обычные для каждого музея такого рода. Говорит директор музея-усадьбы Рождествено Ирина Авикайнен:



Ирина Авикайнен : Мы проводим реставрации, нехватка средств. Но, несмотря на это, музей живет и работает, посетители к нам, слава богу, приезжают в достаточном для нас количестве. Потому что штаты музея невелики. В принципе, работаем на пределе сейчас, что очень радует. Также мы проводим много мероприятий. Музей-усадьба живет такой обычной усадебной жизнью. Из летних событий, конечно, у нас областной Пушкинский праздник, который традиционно проводится и на нашей площадке. Такое традиционное мероприятие – Иванов день. Совместно с храмом Рождества Пресвятой Богородицы проводим этот праздник. После службы Крестный ход проходит по нашему парку. Происходит освящение источника. Потом праздничный концерт и чаепитие в усадьбе.



Татьяна Вольтская : А как обстоят дела с реставрацией? Ведь дом столько лет стоял в лесах.



Ирина Авикайнен : Ситуация немножко изменилась с нашей реставрационной бригадой. Если до этого бригада состояла из местных жителей, возглавлял ее Александр Александрович Семочкин, то последние два года мы работаем по системе тендера. Приезжает бригада, осваивает выделенные средства, то есть определенный объем работы, и уезжает. Поэтому, как видите, лесов у нас сейчас не стоит, хотя фасад не доделан до конца.



Татьяна Вольтская : А эта обгорелая колонна?



Ирина Авикайнен : Это своя, родная, колонна. Пока мы ее оставили в таком виде. Может быть, потом мы ее также обошьем, как и остальные. Здесь и колонны, и капителька – все это свои, родные. А остальные все колонны на всех фасадах новые, сделанные по той же технологии местными мастерами. Конечно, хочется как можно быстрее закончить реставрацию усадьбы. Для нас еще большая проблема – нам хочется привести в порядок усадебный парк, огородить его. Все-таки 16 гектар. Это достаточно большая территория. Как-то обозначить ее границы нужно уже сейчас.



Татьяна Вольтская : А потом будет туда не попасть уже?



Ирина Авикайнен : Нет, слава богу, никаких проблем с тем, чтобы попасть, чтобы передать его в музей, этого нет. Но когда нет границ, мы не можем даже тем, кто нарушает какие-то наши правила, что-то сказать. Они говорят – а где здесь это написано, почему нельзя костер жечь, почему нельзя на машине проехать?!



Татьяна Вольтская : Что проблема и правда актуальная, я убедилась воочию. Когда я пришла милиционеры как раз разбирались с гранатой, подложенной в дупло дерева около дома. Потом оказалось, что это муляж. Нельзя сказать, чтобы всю местную молодежь дисциплинировало и облагораживало присутствие набоковской усадьбы. Но некоторые юноши и девушки с детства пленены ею. Дмитрий закончил первый курс Ленинградского областного института экономики и финансов. Летом он водит здесь экскурсии. Почему он выбрал именно такой вид летних заработков?



Дмитрий : Ну, во-первых, потому что я здесь родился. Мне очень нравится мое село, мне очень интересна его история. Еще в школе я пришел сюда, чтобы поработать в этом музее. Так и остался. Каждое лето (уже три года) сюда прихожу. Это место так привлекало людей практически во все века, уже после того как эти земли стали действительно русскими. Очень красиво все здесь, но, к сожалению, осталось лишь немногое из того, что могло бы сохраниться. И то, что еще осталось, все равно разрушается.



Татьяна Вольтская : Юля тоже закончила первый курс Ленинградского областного государственного университета имени Пушкина.



Юлия : Я учусь на социального педагога и психолога, и работаю здесь третий год. Мне интересно общение с людьми. Здесь очень хорошие люди приходят. Сам процесс работы нравится. Ведешь экскурсию, и потом еще что-то читаешь, пишешь, что-то еще новое узнаешь, добавляешь. Такое ощущение интересное, что-то рассказываешь. Им интересно, и у тебя подъем душевный.



Татьяна Вольтская : А вот и посетитель Леонид Виноградов.



Леонид Виноградов : История этого дома… Все время проезжаешь и видишь, какое место потрясающее, как здорово это все построено, и как он сгорел… Жалко, конечно. Это могло все процветать. Мне кажется, что государство недостаточно уделяет внимания этому музею. Потому что он просто нищенствует. Здесь же богатейшее место. Можно было бы как здорово все сделать! Обидно!



Татьяна Вольтская : Мечтает об обновлении парка и Дмитрий, чтобы там появилось много нового.



Дмитрий : Беседки, скамейки – как все было при последних хозяевах. Даже существовало такое выражение, что парк без беседки, что человек без души.



Татьяна Вольтская : А вот сторож Галина Фирсова, которую я застала в подвале за игрой в домино, предпочитает сравнивать сегодняшний день с прежним запустением. И потому нынешним состоянием усадьбы довольна.



Галина Фирсова : По сравнению с тем, что было… На улице сарай покрасили, туалеты делались… А рабочих сейчас осталось один человек, который все делает. И вот электрик. Конечно, страшновато, что летом очень много молодежи. Вся она здесь. Вот я полночи хожу по музею, чтобы тишина. Боишься – как бы, что, чего. А им бы похулиганить, чтобы разбить, где-то залезть.



Татьяна Вольтская : Но все это не мешает директору Ирина Авикайнен мечтать о возрождении усадебной жизни – устраивать концерты и даже задумывать балы.



Ирина Авикайнен : Ну, в усадьбе же должен быть бал. Зал у нас есть. 7 ноября мы отмечаем каждый год день рождения музея. Может быть, в этом сезоне откроем это таким балом. Пригласим студии бальных танцев.



Татьяна Вольтская : А кто будет гостями бала?



Ирина Авикайнен : Главными гостями будут наши участники – рождественская студия бальных танцев «Снежинка». Прежде всего, мы все-таки должны давать дорогу для своих.



Татьяна Вольтская : Уходя, я заглянула в это зал с черно-белым шахматным полом и галерею для музыкантов. И, честно говоря, даже слегка позавидовала гостям будущего бала.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Увлечение рыбалкой становится все более популярным у жителей Мордовии. Популярность эта – в отсутствие крупных рыбных производств – объясняется не профессиональным занятием, а сугубо любительским интересом, для удовольствия. Озера и реки республики стали чище, в них стало водиться больше рыбы, как результат – все большее число жителей Мордовии стало увлекаться рыболовством.


Проводятся и соревнования, участвуют в них от мала до велика, а также женщины – их немало в числе любителей рыбной ловли. В этом году в программе соревновательного сезона – новый чемпионат. Провели его в первый раз, участники – инвалиды по зрению. Организатором соревнований стали республиканское общество охотников и рыболовов и региональное отделение Всероссийского общества слепых.


Участники соревнований, которые проводились на пруду лагеря "Корчагинец" в пригороде Саранска, приехали со всех районов Мордовии. Снасти использовали в основном необычные. Наиболее популярные – с колокольчиком на конце удилища, перезвон которого означает поклевку. Однако некоторые из рыболовов считают, что это отпугивает рыбу, и весьма скептически относились к своим соседям, кто как раз и использовал колокольчик. Впрочем, вместо колокольчиков можно было пользоваться услугами ассистентов, которые сидя на берегу подсказывали – "клюет", "тяни", "вываживай". Ну и сачком помогали работать.


Иван Моторин увлекается рыбалкой добрых три десятка лет. Регулярно ездит в Астрахань, на Волгу. Не расстался с увлечением и тогда, когда после тяжелой болезни стал терять зрение. Именно он в числе фаворитов соревнований, именно он поймал первого карпа.



Иван Моторин : Бывает на кукурузу берет. Зависит от времени дня. Когда давление высокое, оно лучше берет. Когда низкое давление – плохо берет рыбу. А в основном на кукурузу, на перловку.



Игорь Телин : Вообще, вопрос насадки стоял очень остро.



Рыболов : На кукурузу плохо. Не знаешь – там кукуруза или нет. На червяка надо.



Игорь Телин : По итогам первых в истории Мордовии соревнований по рыбной ловле среди инвалидов по зрению, абсолютно все участники получили подарки, памятные призы и грамоты. Но не это главное, считает организатор соревнований, представитель регионального отделения Общества слепых Николай Иневаткин.



Николай Иневаткин : Главная цель – это общение инвалидов между собой, а также это адаптация к внешней среде – как инвалид себя поведет, какие у него есть навыки.



Игорь Телин : А навыков – хоть отбавляй. Это показали результаты соревнований. Победителем стал представитель города Ковылкино. Здесь протекает река Мокша, крупнейшая в Мордовии, так что его победа была предсказуема – опыт большой. Улов – два с половиной килограмма, такое не каждому зрячему рыбаку по силам.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG