Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало Олимпиады в Пекине: трансляция открытия и первые скандалы


Валерий Винокуров: В студии также гость, наш коллега профессор Роберт Воскеричян. Мы поговорим сегодня, естественно, в большей степени, а может быть, и только о начавшейся Олимпиаде. Вот-вот должна завершиться велогонка групповая на 245 километров . Я предварю наш разговор об олимпийском спорте, об Олимпиаде в связи с тем, что пишут газеты на эту тему и говорят телекомментаторы. Сегодня утром я проснулся очень рано для того, чтобы начать смотреть Олимпийские игры. В 06:20-06:30 я включил телевизор и посмотрел первые два вида. Первый – это была стрельба женская из пневматической винтовки, а потом тяжелая атлетика тоже у женщин, 48 килограммов . И вот потом начались матчи волейболисток и так далее. Я решил посмотреть новости «Вести – Спорт» на канале «Спорт». И что же они сообщили? Они сообщили об одном только разыгранном виде – стрельбе, где Любовь Галкина завоевала серебряную медаль, и сообщили волейбольный результат. Там действительно две россиянки проиграли в пляжном волейболе австралийкам. А женская волейбольная сборная проиграла итальянкам. Ну, это же начало турнира, тут ничего такого особенного нет. Больше никаких новостей сообщено не былою. И вот я думаю, что если канал «Спорт» так будет освещать новости с Олимпийских игр, тогда единственный призыв к нашим слушателям – все время слушать Радио Свобода . Потому что мы будем регулярно в будние дни сообщать по ходу развития дня спортивного все результаты, во всяком случае уж там, где завоеваны, где разыгран комплект наград. Вот это очень меня огорчило, потому что мне казалось, что уж при таком интересе к Олимпийским играм надо в информационных программах, в частности, на канале «Спорт» сообщать, по крайней мере, все, что завершилось. А по ходу дела можно, конечно, сообщать и результаты пускай только российских команд, что, конечно, тоже странно.



Дмитрий Морозов: И при той смене подхода, при той смене идеологии функционеров российских, о чем мы говорили в прошлой программе, об отношении многих чиновников российских вообще к освещению, в частности, например, и скандальных ситуаций, и допинговой ситуации. Кстати, в этой связи уместно проинформировать слушателей о том, что президент Федерации легкой атлетики России Валентин Балахничев заявил, что не снимает с себя вину за отстранение от соревнований группы легкоатлетов-олимпийцев. Однако он объяснил это несовершенной системой допинг-контроля в России. Об этом говорит чиновник высшего ранга. Одновременно федерация отстранила от участия в Олимпиаде бегуна на 3 тысячи метров с препятствиями Романа Усова, в анализе которого, взятого во время чемпионата России в Казани недавнего, был обнаружен запрещенный препарат – такой же, который послужил причиной двухлетней дисквалификации биатлонистки Ольги Пылевой. Многие помнят этот скандал.



Валерий Винокуров: Ну, тогда не понятно, зачем было вести его в Пекин и там это объявлять.



Дмитрий Морозов: Значит, от Балахничева скрывали это все, естественно.



Валерий Винокуров: Да, это выяснилось в Казани еще в июне.



Дмитрий Морозов: Первым Анатолий из Карелии дозвонился.



Слушатель: Хотелось бы, конечно, извиниться перед вами, потому что, я так полагаю, сегодня передача будет посвящена полностью Олимпиаде.



Валерий Винокуров: Нет, почему? Это от вас зависит. Мы готовы ответить на любой вопрос, просто главное событие, естественно, - Олимпиада.



Слушатель: Мне не очень интересно это в связи с грязными скандалами по поводу допингов. Я бы хотел задать вопрос Роберту. Остыло европейского первенство по футболу, но мне бы хотелось задать… Меня волнует, так как я являюсь болельщиком «Зенита», судьба Аршавина. Павлюченко, Жирков были выставлены на трансфер. Мне кажется, что был сделан своеобразный пиар на этих футболистах нашему российскому чемпионату. И я хотел бы вернуться. В 1966 году наша сборная Советского Союза, самое, наверное, ее удачное выступление было, четвертое место они заняли…



Валерий Винокуров: На чемпионате мира.



Слушатель: В Англии, по-моему, происходило.



Валерий Винокуров: Да, самое удачное выступление на чемпионатах мира.



Слушатель: Да. И там были такие команды, как Италия, Германия, Венгрия, Чили.



Валерий Винокуров: Нет, Германии не было в группе. В группе была Италия, Чили и КНДР. И вышли в следующий этап, в одну восьмую тогда СССР и КНДР.



Слушатель: Просто я тогда только родился. В то время были такие имена открыты, как Воронин, Малофеев, Кавазашвили, Банишевский.



Валерий Винокуров: Они играли в 1966 году, но правда, главными были другие. Воронин – да, Малофеев и Банишевский только начинали играть в сборной. А главными действующими лицами, естественно, были Яшин, Шестернев, Численко.



Слушатель: Мне кажется, что если бы этим нашим футболистам была возможность выступать в клубах мировых, за них, наверное, бы любые деньги выложили.



Валерий Винокуров: Правильно. Анатолий, в чем вопрос к Роберту?



Слушатель: Скажите, пожалуйста, Аршавин перед чемпионатом Европы числился игроком, который будет играть в «Тоттенхейм», по-моему.



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Так оно и происходит. А «Барселона», все эти громкие клубы, мне кажется, они и не хотели его.



Роберт Воскеричян: Ответ на этот вопрос довольно простой. Конечно же, Аршавин может представлять интерес для целого ряда клубов, но не топовых клубов и не «Барселоны». Я напомню еще раз, процитирую то, что сказал работник, который отвечает за отношения с прессой, в «Барселоне». Он сказал дословно следующее: «Когда мы подпишем договор, контракт с Аршавиным, мы обязательно об этом сообщим вам, уважаемые журналисты». В переводе на более понятный язык это означает, что у нас нет таких мыслей. Что сказал Аршавин – это факт его личной биографии, что я хотел бы играть в «Барселоне». Вообще, это не взрослый подход к делу. Где он хочет играть – это его личное дело. Что касается нынешнего состояния вещей, он вроде начал бунтовать, причем обвиняет руководство «Зенита» в том, что завысили, задрали цену на меня, поэтому меня никто не покупает. В общем, я думаю, что это скорее вопрос относится к внутренней кухне «Зенита». Там очень много нужно говорить о том, что нужно было изначально так приподнимать, чтобы потом не так больно было этому достаточно способному мастеровитому игроку, временами показывающему просто блестящую игру, к сожалению. не так часто. И сейчас он якобы пропускает тренировки, еще что-то такое. С таким отношением к делу не только в «Тоттенхейме», я думаю, что и в клубе Второй английской лиги нечего делать. Нельзя пропускать тренировки, если ты профессионал. Обижаешься – это другой вопрос.



Валерий Винокуров: Но цену, конечно, «Зенит» явно завышает. Только договорились с «Тоттенхеймом», он опять приподнял цену. Я не знаю, в чем тут смысл.



Роберт Воскеричян: Не хотят продавать.



Валерий Винокуров: Поэтому агент Аршавина и заявил во всеуслышание, по всем агентствам прошло, во всех газетах напечатано, что это советский подход – не пускать игрока, но вот таким способом.



Дмитрий Морозов: Александр из Москвы, приветствуем.



Слушатель: У меня четыре вопроса к вам по поводу Олимпиады. Меня очень впечатлил, когда я смотрел, фейерверк в Пекине, не сравнить с нашим убожеством, которое бывает по разным праздникам. Сколько китайцы потратили средств на эти фейерверки? Второй вопрос: вы говорите про нашу прессу, но оказывается, что на Западе дураки еще больше. Польская газета «Речь Посполита» писала, что «Китай нарушает права человека, а Запад все равно туда едет ради торговли. Раз так – чего требовать со спортсменов, которые применяют допинг?» Разве это не идиотизм?


Третий вопрос у меня не совсем политкорректный. Я считаю, что спортсмены, которые идут, делегации, которые несут знамя, должны представлять свою страну. А вот в норвежской делегации несла знамя негритянка, которая даже ничем даже особо выдающимся не отличилась. Я понимаю, что в Европе политкорректность… И четвертый вопрос: одновременно с китайской делегацией шла делегация Гонконга, а Макао не было. И к этому еще один такой подвопрос. В свое время, еще до войны были город Данциг (теперь Гданьск в Польше) и провинция Саарланг, их отделили от Германии после Первой мировой войны, и управляла ими Лига наций. Вот если они участвовали в Олимпийских играх, то под каким флагом они шли?



Валерий Винокуров: Я не знаю, участвовали ли те страны. Про Гонконг совершенно ясно, что Гонконг по договору, когда вошел в состав Китайской Народной республики, на много лет все равно сохранил…



Роберт Воскеричян: 50 лет политическая система Гонконга сохраняется, Сянган по-китайски. А Макао просто:



Дмитрий Морозов: :не выставил спортсменов и все.



Валерий Винокуров: Что касается Норвегии, то тут, Александр, ни в какой не в политкорректности дело, а в элементарном уважении к людям. Ну, какая разница, если человек – подданный норвежского короля, какой у него цвет кожи? Вас политкорректность не удивляет, что Джон Роберт Холден играет за сборную России или Бекки Хеман в баскетбольных сборных? И если бы доверили не Андрею Кириленко нести, а Джону Роберту Холдену, что же тогда было бы? Он, между прочим, своим броском на последних секундах и отправил сборную России по баскетболу на Олимпиаду в Пекин. Поэтому давайте этой темы национализма не касаться. Я понимаю, что вы назвали это политкорректностью.



Роберт Воскеричян: На фейерверки сколько потратили, сказать не могу, потому что нигде таких цифр нет. Есть у тех, кто выделял средства и покупал фейерверки. Но есть оценочные данные, во сколько обошлась церемония открытия, имеется в виду бюджет этой церемонии – костюмы, освещение, по разным оценкам, в пределах 80 миллионов долларов. Вот столько это все удовольствие стоило, вот эта постановка и какие-то, видимо, сопутствующие вещи, включая фейерверки. Я думаю, на фейерверки пару миллионов ушло из этих 80.



Валерий Винокуров: Но это вообще, по-моему, не имеет никакого значения. Известно, сколько стоила вся Олимпиада – 42 миллиарда.



Роберт Воскеричян: Вся Олимпиада, включая инфраструктуру, экологические мероприятия.



Валерий Винокуров: Но 17 миллиардов – это спортсооружения.



Роберт Воскеричян: Спортсооружения – от полутора до двух и двух десятых миллиардов в зависимости от того, что считать новыми сооружениями. Потому что там еще и реконструкция была. Очень много, одним словом, сумасшедшие деньги!



Валерий Винокуров: Александр Николаевич Островский в одной пьесе, мне очень нравится эта фраза, один персонаж его говорит: «А для меня что больше тысячи – все мильон!» Поэтому мы можем здесь сидеть и оперировать этими цифрами.



Дмитрий Морозов: С нами Виталий Иванович, москвич.



Слушатель: Читать газеты нет возможности, я – слепой. Только вас слушаю. И вот вчера объявили: закончился шахматный турнир в Испании по быстрым шахматам, первое место – Топалов, второе – Мамедъяров. Но почему ни когда открылся, ни какой состав? Почему такое ограничение шахматной информации?



Валерий Винокуров: Объясним вам еще раз. Это же турнир не сногсшибательный. По быстрым шахматам, не по классическим. Играли по швейцарской системе. Там по девять туров было. Невозможно такой рядовой в общем-то турнир освещать в течение всего времени, что он проходит, когда масса других событий. Мы дали итог, но я могу еще добавить, там же было сообщено, что победил Веселин Топалов – восемь очков из девяти, на полочка отстал Шахрияр Мамедъяров, еще пять гроссмейстеров набрали по 7 очков. Там давались первые 14 мест, а участвовало чуть ли не 50 человек. Ну, это же по швейцарской системе такой турнир. Мы вообще бы даже могли не сообщать этот результат, учитывая невысокий уровень этого турнира, и что это не классические шахматы. Но именно идя навстречу любителям шахмат, мы стараемся что-то сообщать. Смешно сейчас сообщать результаты теннисных турниров, которые проходят, когда вся элита собралась в Пекине. А кто-то скажет, что вы не сообщаете, как там чего там происходит.



Дмитрий Морозов: Кстати, Анна Иванович может не выступить на Олимпиаде из-за травмы кисти. Станислав присоединился к нам.



Слушатель: Сказали, что там было меньше, чем полтора очка. В спорте очки делятся либо на целое число.



Валерий Винокуров: Где полтора очка?



Слушатель: На Олимпиаде. Так сказал наш журналист в эфир. Но этого не бывает. Либо на целое число, либо на пол-очка.



Валерий Винокуров: Станислав, если вы имеете в виду стрельбу, то там в пневматической стрельбе на десять метров считаются сейчас, учитывая, что круглые цифры, и тогда у всех были бы одинаковые результаты, там считается расстояние от яблочка. Ты выстрелил, и тебе начисляют 10,7 очка или 10,3 очка, 10,1, 9,9 и так далее. Вот я сегодня смотрел стрельбу и в очередной раз убедился. Поэтому из-за этих десятых отставание и получается в полтора очка, 1,8 может быть и так далее.



Дмитрий Морозов: Слушаем Евгения из Воронежа.



Слушатель: Я слушаю Радио Свобода с 1956 года, а регулярно с 1990. Вчера по телевидению показывали открытие Олимпиады. Идут американцы, сборная России – показывают Путина. Идет реклама, это же анекдот. Пять минут репортаж, 10 минут – реклама.



Валерий Винокуров: Ну, что мы можем сделать? Мы же уже неоднократно в этой студии все по очереди объясняли, что никакого влияния на телевидение у нас нет, к сожалению или к счастью, может быть. Потому что если бы мы еще связались бы с ними, определять как и чего надо показывать, то тогда бы совсем, наверное, жизни у нас не стало. Бессмысленно обсуждать телевидение, потому что такой уровень его. Я вам сообщил, что новости не могут сообщить.



Дмитрий Морозов: Кстати, вдогонку к мнению Евгения из Воронежа сообщение от Елены Николаевны из Москвы: «Нельзя ли как-то нейтрализовать репортажи Губерниева? Открытие он провел так, чтобы все поняли, как он много знает об олимпийском движении. Но, к сожалению, за этим словесным потоком он часто забывал называть страны, которые выходят на дорожку. Вообще-то, это было какое-то словоблудие», - считает наша слушательница. Что касается рекламы, Евгений, я смотрел открытие на телеканала RAI итальянском, там рекламы тоже было вдоволь. Что поделать? Это коммерция. 42 миллиарда долларов было потрачено на игры – колоссальный бюджет. Естественно, это коммерческое мероприятие. Поэтому ничего удивительного, что все это так или иначе связано с рекламой. Если раньше, до 1984 года вы не встречали ни баннеры, ни какие-то рекламные щиты и прочее на Олимпийских играх, то после Олимпиады в Лос-Анджелесе…



Роберт Воскеричян: Это первый опыт спортивного маркетинга, первая прибыль от Олимпийских игр.



Дмитрий Морозов: С 1984 года все это так или иначе связано с рекламой.



Валерий Винокуров: Но можно и тактично это делать. Насколько я знаю, итальянцы делают более тактично, чем…



Дмитрий Морозов: Не знаю, я не смотрел по российскому телевидению, поэтому сравнить мне не с чем.



Валерий Винокуров: А вот что касается комментария, я смотрел кусочки передачу об открытии. Но на канале «Евроспорт» (Россия) очень хорошие были комментаторы Владимир Синицын и Сергей Курдюков. Они достаточно корректно вели и с умом вели репортаж.


Мы сейчас были ошарашены вот этой новостью про убийство в Пекине американского туриста. Видите, как невозможно в современном мире, чтобы что-то даже какое-то яркое радостное событие прошло нормально. То война началась в Южной Осетии, тут такое дело.



Дмитрий Морозов: Наш постоянный слушатель держит ситуацию под контролем и принимает участие в нашем «круглом столе». Первым дозвонился москвич Рашид.



Слушатель: Американские профессионалы, боксеры, прежде чем профессионалами стать, он должен был быть олимпийским чемпионом. Правильно?



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: А хоть будет три раза чемпион мира в любителях – не брали. Правильно?



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: Я знаю, что Джо Фрейзер, Мохаммад Али, Кассиус Клей, Майкл Тайсон…



Валерий Винокуров: Ну, он не участвовал в Олимпийских играх.



Слушатель: А почему столько сейчас профессионалов много? Они что, все – олимпийские чемпионы что ли?



Валерий Винокуров: Нет, конечно. Просто время другое.



Слушатель: Они изменили правила, значит.



Валерий Винокуров: Ну, конечно.



Слушатель: Раньше была такая команда «Гарлем Блок тропикс», помните?



Валерий Винокуров: Ну, конечно. Она приезжала даже в Советский Союз.



Слушатель: Они как циркачи…



Валерий Винокуров: Да, но там были известные в прошлом баскетболисты.



Слушатель: А вот куда они делись?



Валерий Винокуров: Ну, любое такое шоу-предприятие рано или поздно заканчивается.



Слушатель: Их закрыли?



Валерий Винокуров: Они пропагандировали баскетбол по всему миру. Когда в этом уже необходимости не стало, когда баскетбол во всем мире стал активно развиваться, то прекратило существование это шоу-предприятие. Вполне достаточно того, что показывают шоумены в настоящей борьбе.



Слушатель: Вот у вас есть диктор Мумин Шакирова, он мой земляк, узбек?



Валерий Винокуров: Он не диктор, он – корреспондент. Вообще, по-моему, он из Таджикистана, но и жил в Узбекистане. Я знаю, что он очень дружит с деятелями искусства узбекскими. Благодаря ему мы один раз пригласили Али Хамраева к нам в студию, кинорежиссер был, как раз о спорте мы говорили. Мумин заканчивал ВГИК, он вообще по основной специальности – кинематографист.



Слушатель: Он по-русски очень чисто говорит.



Дмитрий Морозов: Слово Артуру из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Сначала я замечу, что я смотрел открытие по каналу «Евроспорт», там рекламы вообще не было. Вполне замечательно было смотреть. Я два слова скажу о некоторых визуальных околофутбольных впечатлениях своих. У нас в Санкт-Петербурге появились огромные рекламные щиты на развязках транспортных, на которых изображен Дик Адвокат в обтягивающем комбинезоне и накидке а-ля Бетмен в форме цветах «Зенита», надписи на груди «Газпром», рядом огромная эмблема «Зенита» и надпись наверху: «Адвокат победоносный», причем «победоносный» почему-то в кавычках.



Валерий Винокуров: То есть имеется в виду, что не все еще выиграл.



Слушатель: Это, конечно, очень забавно. Еще очень забавную вещь увидел я в одном киоске газетном. То ли это была книга, то ли это был такой блокнот – половинка формата А4. Полностью на обложке была фотография Гуса Хиддинка и по краю золотыми буквами было написано «Святой Гус».



Валерий Винокуров: Ну, заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет.



Слушатель: Как говорится, маразм крепчает. И два слова о допинг-проблеме. Больше всего меня поразил за последнее время случай с признанием олимпийца 2000 года американского бегуна в применении каких-то препаратов…



Валерий Винокуров: Антонио Петигрю.



Слушатель: И из-за этого американскую команду эстафетную лишили золота. И это было восемь лет назад. Я о чем задумался? О том, что мы в принципе не можем быть уверены ни в чем. Мы сейчас видим, что человек выиграл золотую медаль, но мы не можем быть уверены, что он действительно олимпийский чемпион.



Валерий Винокуров: Артур, на эту тему, конечно, многие размышляют. Но я вам вот что должен сказать. Так же, как с Мэрион Джонс такая история, такая же с Антонио Петигрю. Их никогда на допинге не поймали, они принимали его, потом перед соревнованиями умело выводили из организма. А вот сейчас они, завершив карьеру, видимо, совесть заговорила, и они в этом признаются, и их наказывают. Вот за что лишили всю эстафетную команду? Это мне непонятно. Потому что в эстафете в легкой атлетике много есть предварительных забегов. Вот команда выступает в одном составе – четыре человека, выступили в четверть финале, в полуфинале двоих могут заменить, в финале могут опять – человек шесть заявлено в общей сложности. Там в данном случае было, по-моему, пять. Так вот у одного из них нашли в допинг. Другой, который потерял, Майкл Джонсон – великий бегун, которого мировой рекорд на 400 метров стоит до сих пор. Я не знаю, побьют ли его когда-нибудь. На 200 метров тоже, по-моему. Меня удивило в этой истории, что Антонио Петигрю признался, что я с такого то по такой год принимал, но умело скрывал, и меня не ловили. И у него отобрали с 1997 по 2003 все награды, которые он завоевал. Не так их много было. Но почему вдруг наказали эстафетную команду, я в данном случае не понимаю. Хотя никто из них пойман не был. Вообще, в игровых видах спорта, которые мне ближе, там так. Предположим, Егора Титова недавно наказывали, но ведь со «Спартака» не снимали очки.



Роберт Воскеричян: И со сборной России. Он же играл с Уэльсом, по-моему.



Валерий Винокуров: Или во всяком случае был в составе.



Дмитрий Морозов: Он не выходил на поле.



Валерий Винокуров: Но в игровых видах спорта, вот если сейчас бразильского гандболиста еще до начала игр отстранили, но если бы сборная Бразилии сыграла, а его потом поймали, то только его бы наказали. Вот в игровых видах спорта так. Мне казалось, что так должно было быть и в эстафете. Почему отняли у тех четверых, я не знаю. Артур, у вас еще что-то есть?



Слушатель: Я хотел добавить, что в таком случае, если человек признался, то можем думать все, что угодно и об остальных. В том числе и о членах этой эстафетной команды. Может, они тоже выводили умело, но они не хотят, например, признаваться.



Валерий Винокуров: Ну, можно.



Слушатель: Абсолютно все ориентиры потеряны.



Валерий Винокуров: Ну, можно, конечно. В принципе, меня это все удивляет, когда вы не поймали. Предположим, история сейчас произошла с российскими легкоатлетками. Давайте в сегодняшний день вернемся. У них брали три раза пробу на допинг. Ни в одной из трех проб не было допинга. Установила лишь Международная федерация легкой атлетики вдруг, что это было от трех разных людей. Ну, разные ДНК в этих пробах. Но что они сделали? Они отстранили их от соревнований, но не дисквалифицировали пока еще. А после Олимпиады будут разбираться, как это получилось. Спортсменки сами подменили пробы, или это сделало руководство, или каким образом это произошло? Они будут разбираться, потому что если бы допинг был обнаружен, или если кто-то признался бы, то тогда их должны лишить звания чемпионок мира, серебряных медалей, рекордсменок мира. Вот в чем смысл. Как раз эти все организации сейчас поступают, как мне кажется, достаточно благородно. Вот сейчас вы слышали, что Дмитрий признал про признание Балахничева, что несовершенная система допинг-контроля России. Это меня тоже удивило. Все время же говорят, что современнейшая аппаратура…



Роберт Воскеричян: 17 миллионов долларов потратили на закупку оборудования, Фетисов все гордился этим. Чего-то не очень хорошо работает.



Валерий Винокуров: Один швед Лундквист, кажется, который возглавляет комитет ВАДА, он сделал такое заявление, и пока что никто не опроверг. Он сказал, что в разных странах периодически частные случаи приема допинга возникают. Но только в России почему-то это поставлено на поток, и это система. Но он имеет, видимо, что защищают, что все оспаривают все на свете. Сейчас сами отстранили бегуна Романа Усова Федерация легкой атлетики за прием того же препарата, который Ольга Пылева приняла. Она была дисквалифицирована в Турине. Если тот же самый препарат обнаружили у легкоатлета и сами отстранили его, ну, вы вспомните, что творилось тогда, когда Пылеву поймали за применение этого препарата. Заговор – чего только ни говорили! Это и имел в виду вот этот шведский руководитель какого-то департамента в ВАДА. Он имел в виду именно это, когда говорит, что защищают, и поэтому это система.



Дмитрий Морозов: К слову, Майкл Джонсон, мировой рекордсмен на 200 и 400 метров , на 200 метров рекорд 1996 года держится, а на 400 – с 1999. Тем временем присоединился к нам москвич Игорь Анатольевич.



Слушатель: Кстати, сегодня День физкультурника. Валерий, я передачу слушал с вашим участием об истории спорта про пролетарское общество «Динамо» вы рассказывали.



Валерий Винокуров: В том числе, не только.



Слушатель: У меня вопрос потом будет пострашнее националистического. Я помню, как-то вы меня прервали, когда я стал говорить про «Спартак», «Спартак» как раз уже не пролетарское общество. И вот он то был и создан, чтобы вставлять гвоздя НКВД. То есть это единственный такой легальный способ. И на трибунах собирались по одну сторону НКВД, по другую сторону те, кого НКВД держало. И когда «Спартак» побеждал «Динамо», то это активно поддерживалось прессой. И Лаврентий Павлович Берия ходил к Сталину с просьбой позволить ему разогнать «Спартак». Но Сталин все-таки признавал, что болельщиков трогать не надо, потому что (это уже мой вывод) настоящий болельщик никогда Родину не продаст. Поэтому это уже такое будет оскорбление.



Валерий Винокуров: Так а в чем пострашнее?



Слушатель: Я ждал, ждал, дойдете или нет… А когда у нас появилась вот эта классификация – мастер спорта, разряд, как на заводе, на стройке? Потому что совпадение у нас… Возьмем Масонскую ложу: ученик, подмастерье, мастер. И берем спорт: юношеский разряд, разряд, потом мастер. Ни в одной стране мира такого нет. Откуда вот это? С масонщиной прямо…



Валерий Винокуров: Во-первых, в этой передаче речь шла о нескольких документах. Эта передача сегодня в 8 часов утра была первый раз в эфире. Там речь шла о некоторых документах. А моя роль сводилась к тому, чтобы как-то расширить, мне кажется, я понял так свою задачу, расширить немножко рамки этого разговора, не только упираться в документы. Там не только про «Динамо» речь, там еще ВЦСПС. Нельзя в одной программе все, естественно, сказать. Что касается появления званий «заслуженный мастер спорта» и так далее, потом же появились еще и кандидат в мастера спорта. Это было уже в застойное время, появился мастер спорта международного класса. Но появилось это все, безусловно, до войны, до Второй мировой войны, где-то в 30-е годы появились уже звания мастеров спорта. Я знаю, что многие футболисты стали заслуженными мастерами спорта, которые никакого отношения не имели к органам, переходили из «Динамо» в «Спартак» и из «Спартака» в «Динамо». Это надо посмотреть в любой справочник. Если вы откроете энциклопедию какую-то «мастер спорта», будет написано: «Звание введено в таком то году».



Дмитрий Морозов: Тем временем еще один комплект наград разыгран на Олимпийских играх в Пекине. В групповой гонке у мужчин на 245 километров , это велоспорт, шоссе, золотую награду завоевал Мануэль Санчес, испанец, серебряным олимпийским призером стал Давидо Ребелин, итальянец. Ну, а на третьем месте Фабиан Канчеларе из Швейцарии.



Валерий Винокуров: Ой, как интересно. Сегодня день рождения у Давида Ребелина. Он завоевал серебряную медаль, ему исполнилось 36 или 37 лет. И он является самым старшим по возрасту участником велосипедных соревнований у мужчин. У женщин там Жени Ланго, естественно, которая значительно его старше.



Дмитрий Морозов: Слушаем Леонида из Смоленской области.



Слушатель: Скажите неграмотному, как правильно называются столица Китая?



Валерий Винокуров: По-китайски будет Бейджин, а по-русски Пекин, по-французски Пари, а по-русски – Париж, по-итальянски – Рома, по-русски – Рим.



Роберт Воскеричян: Правильно будет Пекин, если говорим по-русски.



Валерий Винокуров: По-русски Пекин, а по-китайски Бейджин.



Дмитрий Морозов: Но раньше Пекин писали, а теперь немножко видоизменили почему-то. Ну, решили и решили. Слушаем Наталью Михайловну из Москвы.



Слушатель: Я смотрела по «России», и 32 минуты на рекламу ушло, восемь раз по четыре минуты. Объявили, что наши спортсмены не сразу заехали в Пекин, а будут подъезжать к своим видам спорта. А как же с адаптацией к погоде? Сроки разные для разных людей. И какой срок адаптации установлен медиками?



Роберт Воскеричян: Те, которые не подъехали, находятся на расстоянии подлетного времени, если выражаться военным языком, либо в Красноярском крае, либо в Иркутской области. Некоторые находятся в Приморском крае, то есть часовые пояса, а в Приморском крае и климатические условия похожи на китайские. А что касается акклиматизации, то вообще идеально, для игровых видов спорта даже практикуется прилет в день игры, если это футбол, например, или хоккей. Вот хоккеисты особенно часто летают из Благовещенска или из Хабаровска в европейскую часть. Прилет в день игры, игра, акклиматизация вообще не нужна. Более того, это дает дополнительные силы. Если же длительный турнир, то минимум, 5-7 дней необходимо, чтобы организм перестроился под часовой пояс.



Валерий Винокуров: Здесь работает большущая группа медиков, масса врачей. Они определяют, во-первых, в зависимости от длительности соревнований. Предположим, у легкоатлетов соревнования по прыжкам с шестом проходят два дня, квалификация, на следующий день разыграли. Но чего же там сидеть долго и дышать смогом и всем прочим? Тут как раз даже хорошо без акклиматизации сразу взять и выступить.



Дмитрий Морозов: Слушаем Олега Алексеевича, москвича.



Слушатель: Я, во-первых, критически подхожу. У меня вызвало отвращение, я посмотрел, вынужден был смотреть по второй программе открытие Олимпийских игр и вот этот комментарий. Но без них не обойтись, потому что тут уже не выключишь приемник, не выключишь телевизор, потому что со зрением не очень все хорошо. И вот только временами пробивались делегации, которые шли… А так о чем угодно, об иероглифах, о босоножках они говорили. Но больше всего они лизали задницу своему Губерниеву и гребцам. Других видов спорта для этих не существовало. И тут еще одно политическое. У меня телевизор «НТВ-спорт» показывает. И второй день там уже черное пятно. Как раньше в газетах неугодные материалы вырезались, и оставляли белые пятна. А здесь телевидение оставляет черные пятна, чтобы люди не имели доступ к честной разнообразной информации.



Дмитрий Морозов: Это Александр из Нижегородской области.



Слушатель: Скажите, Первый канал решил нас избавить пока от футбола что ли? Сегодня тур будет футбольный, чемпионат России?



Валерий Винокуров: Видимо, да, наверное, в связи с Олимпийскими играми, я так думаю.



Роберт Воскеричян: Вообще-то, Олимпийские игры не должны мешать показывать футбол. О том, что в Пекине 8 августа открываются игры, знали давно, лет примерно пять назад. А договор подписан год назад, но от Первого канала, в частности, можно ожидать любых неожиданностей. Но вообще, они должны показывать. Потому что мало того, что Первый канал ничего не платит Премьер-лиге за показ этих матчей, да еще лишать любителей футбола, я думаю, что при всем уважении к олимпизму футбол остается футболом, и внутренний чемпионат интересует миллионы людей. Надо просто внимательнее посмотреть программу. Думаю, что будут показывать.



Валерий Винокуров: Александр, советуем вам проверять. А канал «Спорт» в Нижнем Новгороде то есть?



Слушатель: Дело в том, что у нас как раз на днях присоединили канал «Спорт», он у нас в общую секту включен, в пакет, который мы бесплатно получаем по аналоговому телевидению. Но это такое неважное качество. Мы живем в 10 километрах от телевышки, и такое качество неважное.



Валерий Винокуров: Там как раз, я знаю точно, что матч «Спартак» - «Химки» будет часов в 7 вечера.



Роберт Воскеричян: Я думаю, будут показывать.



Дмитрий Морозов: «Увидим ли мы по общедоступному каналу матч «Спартак» (Москва) – «Динамо» (Киев)?» - Александр интересуется.



Роберт Воскеричян: Вообще-то, права есть у НТВ, «НТВ плюс Спорт», «НТВ плюс футбол». Я думаю, что по крайней мере по платному каналу точно увидим. Выйдет ли в среду? Они показывают один самый выдающийся, по их мнению, матч. И, как правило, это не самый выдающийся.



Валерий Винокуров: Будет 13-го как раз.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что покажут. Думаю, что вполне возможно, что и канал «Спорт» покажет. Потому что уж больно резонансный матч такой. Честно говоря, я этот ажиотаж не разделяю, но искусственно как-то подогревается.



Валерий Винокуров: Он для болельщиков интересен.



Роберт Воскеричян: Да, болельщикам определенного возраста и выше. Потому что молодая болельщицкая среда, я более-менее контачу с этой публикой, им, по-моему, все равно, Киев – когда это было? А для тех, кто вкусил еще тот футбол, советский футбол, когда играли Блохин, Буряк.



Дмитрий Морозов: От него уже ничего не осталось.



Валерий Винокуров: Но все равно это с натяжкой. Потому что для самих футболистов… эти легионеры, им надо еще все рассказать, чтобы они узнали, что те легионеры, что эти.



Дмитрий Морозов: Честно говоря, гораздо больший интерес вызывает выступление, допустим, «Каунаса», который впервые в истории может пробиться в групповой турнир Лиги чемпионов или, предположим, белорусский клуб «Бате», который также имеет неплохие шансы. «Ольбрук» все-таки не гранд-клуб.



Валерий Винокуров: Это любопытно, но тут, конечно, «Спартак» - «Динамо» (Киев)…



Роберт Воскеричян: Это брендовая игра.



Дмитрий Морозов: Бесспорно. Госпожа Майорова уточняет, имел ли право Второй канал давать рекламу во время прямой трансляции открытия Олимпиады? Да, имел, безусловно.



Валерий Винокуров: Видимо, имел.



Дмитрий Морозов: «Действует ли сейчас правило не вести войну во время Олимпиады?»



Роберт Воскеричян: Такого правила вообще нет, это неписаное правило. Понятно, что слушатель сам прекрасно это знает.



Валерий Винокуров: Да, обидно, очень обидно…



Дмитрий Морозов: «Кто, когда и в каком виде спорта установил на сегодня самый стародействующий мировой рекорд?» - Александр интересуется.



Роберт Воскеричян: Это не Бобби Монст.



Валерий Винокуров: Нет, уже фамилии его нет.



Роберт Воскеричян: Ну, стародействующий, который дольше всего держался. Он держался лет 30.



Валерий Винокуров: Он с 1968 года держался до 1992 года.



Роберт Воскеричян: 25 лет, почти четверть века.



Валерий Винокуров: Возможно, это надо проверять. Видимо, да, пожалуй, что он.



Дмитрий Морозов: Ну, вот еще полное драматизма сообщение. «Признаюсь, многие из нас хотели бы посмотреть Олимпиаду, но приходится смотреть стрельбу в Южной Осетии. Спорт сегодня ушел на второй план, когда льется человеческая кровь?» - Александр Добрый, Санкт-Петербург.


«Ученый из ГДР Гюнтер Херринг в 1979 году, заглядывая в будущее легкоатлетических рекордов, разработал математическую модель, на основе которой доказал существование максимально предельной границы достижения. В частности, по его мнению, мужчины уже тогда преодолели кульминацию…» - сообщение от Александра из Сызрани. Ну, разработана модель была, действительно ученые из ГДР фундаментально занимались подобными исследованиями.



Валерий Винокуров: Ну, надо прямо сказать, что это невозможно было сделать. Потому что как он мог предусмотреть, как изменится качество беговой дорожки, например, как изменится экипировка и так далее. Даже сейчас в плавании появились новые костюмы, которые впервые будут на Олимпиаде пловцами опробованы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG