Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Строительный бум в Санкт-Петербурге мешает усилиям поисковиков по увековечению памяти павших


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков: В Петербурге работают поисковые отряды, занимающиеся обнаружением и захоронением останков солдат и офицеров Красной Армии, погибших в боях под Ленинградом. Однако строительный бум на окраинах города, часто на местах бывших боев, нередко мешает усилиям поисковиков по увековечению памяти павших.



Татьяна Вольтская: С 1994 по 2008 год на территории Ленинградской области были обнаружены и захоронены останки более 4 тысяч солдат и офицеров, установлены имена 3 769 воинов. Останки тех, чьи имена удалось установить и у кого нашлись родственники, были переправлены для захоронения в другие регионы.Надо сказать, что движение поисковиков – это одно из тех редких явлений российской общественной жизни, которые возникли стихийно, снизу, а не внедрены по инициативе властей. В советское время деятельность поисковиков была практически нелегальной, но теперь ее принято включать в программы патриотического воспитания. Говорит заместитель председателя петербургского Комитета по молодежной политике Петр Тищенко.



Петр Тищенко: Несколько лет назад поисковая работа, то есть та работа, которая в Санкт-Петербурге проводится в соответствии с федеральным законом об увековечении памяти воинов, погибших в Великую Отечественную войну, проводилась рядом общественных организаций на свой страх и риск, без постоянной поддержки, без должного учета этой работы. После принятия постановления правительством Санкт-Петербурга о порядке проведения поисковых работ в Санкт-Петербурге не только регулярно выделяются нужные средства, не только всегда, когда на территории города при проведении строительных работ, при проведении вот сейчас реконструкций… Много объектов строится в Санкт-Петербурге, и в районе Колпино, и на Пулковских высотах, в Московском районе, в тех местах, где «Балтийская жемчужина» возводится, в Петергофе, - много еще следов войны, очень много находится останков бойцов, защищавших подступы Ленинграда. И здесь поисковики Петербурга всегда могут работу, необходимую для того, чтобы война была закончена, проводить. А мы знаем это расхожее выражение, что войну можно считать завершенной, когда будет захоронено тело последнего солдата. Так вот Великую Отечественную Войну законченной еще считать по этому критерию нельзя.



Татьяна Вольтская: На практике поисковикам совсем не так легко работать, на многих строящихся объектах их появлению вовсе не рады, поскольку знают, что по закону при нахождении неизвестных останков должны остановить работы, - говорит командир поискового отряда имени Евгения Ковалева Владимир Федоров.



Владимир Федоров: Наиболее сложно с этим в самом городе. Потому что в области поисковые работы налажены превосходно. В городе, на территории Петербурга поисковые организации слабы, и поскольку строительство связано с большими деньгами, то они пикнуть и не могут. Простейший пример – со строительством так называемой «Балтийской жемчужины» у Петергофского шоссе. Когда только задумывался этот проект, к его организаторам, в том числе губернатору, сто раз обращались и говорили: это линия фронта, там будут бойцы. В ответ звучали ответы чиновников, это была стратегия: что это за линия фронта, там было какое-то болото, и если что и было, так все ушло далеко вниз; кроме того, там насыпная территория, внизу там если что-то и было, в общем, это несерьезно.


Сейчас, когда там уже полно работает китайских и русских рабочих, объект «Балтийская жемчужина» стал известным местом, где металлоприемщики скупают разные части амуниции, где продаются карабины, то есть фронтовые остатки идут вовсю. Что же касается костей, то, по моим сведениям, их находят неоднократно и зарывают, чтобы не нарваться на прецедент, когда, действительно, по закону нужно будет останавливать стройку. Вот пример того, как хорошие инвестиции перешагивают через любой закон, через любое моральное право. Хотя официально этого не признает никто. А китайские рабочие, как известно, по-русски не говорят.



Татьяна Вольтская: К сожалению, «Балтийская жемчужина» – это не единственное место, где так обращаются с останками погибших защитников Ленинграда, - говорит Владимир Федоров.



Владимир Федоров: Прямо напротив имеет так называемый Полежаевский парк, в 300 метрах от него находится красносельская районная администрация, которая считает, что не знает разные простейшие вещи. Этот Полежаевский парк, так был поселок Клиново, сметенный орудийным огнем, где погибли мирные жители, и были дети-герои, 12-летние дети, Коля Тихомиров, Соня Ляшкевич, они погибли вместе с минометчиками на переднем крае. Там погиб разведчик Хотинский, очень знаменитый. Там земля стояла дыбом. Но поисковые работы в этом квадрате красносельская администрация не поощряет, ссылаясь на КГИОП, а КГИОП ссылается на красносельскую администрацию. В результате там масса бутылок, драки, преступления, все что хочешь. Мемориал там был задуман, вроде Дома Павлова, в 1990 году было постановление Ленгорисполкома – что-то вроде Хатыни. Все загублено. Мы с ребятами там копали – там буквально с глубины полметра идут человеческие кости.



Татьяна Вольтская: Поисковики писали и обращались в разные инстанции, но, справедливости ради, они даже не могут ни в чем обвинить чиновников: просто не нашлось человека, ответственного за то, что происходит. Самое печальное предположение поисковиков, что скоро эти дорогие земли будут распроданы, и кости не похороненных воинов навсегда останутся в котлованах.


XS
SM
MD
LG