Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношение россиян к любви


Вероника Боде: Сегодня мы будем говорить о любви, точнее, об отношении к ней россиян. Что вкладывают они в это понятие? Как связаны в их сознании любовь и секс?


У нас в гостях – социолог, сексолог, профессор, доктор философских наук Игорь Кон.


Слушатели на нашем форуме в Интернете отвечали на вопрос: «Что такое, на ваш взгляд, любовь?». Вот что пишет Сергей из Киева: «Любовь - единственное чудо, которое нам доступно».


Николай Кузнецов из Москвы: «Любовь - психоэмоциональный атрибут полового размножения при возможности выбора партнера».


Аркадий из Минска: «Любовь – это оптимальный способ отношений в популяции биологического вида для успешного ее увеличения, что и является основным смыслом существования (жизни). Теперь немного от себя: плодитесь и размножайтесь!».


Михаил из Москвы: «Любовь – это способ сосуществования и воспроизводства здорового потомства двумя различными психофизиологическими типами животных одного вида. И никакой Бог тут не при чем».


Немо из города Нельзяназватанска: «Что вы все про физиологию? Это всего лишь ничтожная часть великого понятия «Любовь». Любовь и ненависть есть две ипостаси человека, и если ненависть порождает монстров, то любовь творит добро».


«Правдист» пишет: «Это шаг к Богу!».


Владимир: «Любовь – это война».


Игорь Семенович, прошу вашего комментария.



Игорь Кон: Ну, самый хороший комментарий дал когда-то испанский классик Мигель деУнамуно. Он сказал: «Если любовь определить, то она исчезнет». Сегодня, конечно, наука сделала громадные успехи в изучении любви, в том числе на уровне психофизиологии, на уровне мозга, сканирования мозга. Когда показывают человеку фотографии любимых, то загораются другие участки мозга, чем когда показывают просто друзей и так далее. Поэтому мы сегодня можем сказать, что существование любви доказано на психофизиологическом уровне, так сказать, и химия все это показывает. Но, тем не менее, прав тот человек, который говорит, что речь идет только об основах. Это то, что происходит в мозге или в организме, а есть еще вот эти невыразимые чувства. Однозначного определения любви просто быть не может. И недаром есть, кроме существительных, прилагательные: романтическая любовь, нежная любовь. Обычно, когда говорят о сексуальной любви, подразумевают страсть. Но это совсем разные вещи.



Вероника Боде: Игорь Семенович, а что вы скажете по поводу фразы: «Любовь – это война»?



Игорь Кон: Ну, в этом тоже есть смысл, потому что еще у Катулла есть знаменитое – «люблю и ненавижу»! Потому что страстная любовь – это чувство принципиально ненасыщаемое. Не случайно один корень - «страсть», «страдание». И тот, кто вызывает это чувство… с одной стороны, это потребность в обладании, а с другой стороны, всегда недостаточно, всегда мало, риски, неожиданности. Поэтому все правильно.



Вероника Боде: Вот если в целом говорить об отношении россиян к любви, то какие тут закономерности наблюдаются?



Игорь Кон: Вы знаете, ничего сверхъестественного в отношении россиян к любви, как и ко всему остальному, не существует. Если брать глобальные данные, то разница заключается в том, что в советское время было практически запрещены слова «секс», «сексуальный», вот вся эта чувственность - она была чем-то нехорошим.



Вероника Боде: Ну да, «секса в Советском Союзе нет», было сказано однажды.



Игорь Кон: Да. Поэтому говорили в основном о любви. А на самом деле, практически любовь и секс, - они сосуществуют, они в идеале совпадают, но это бывает, как говорится, редко и лишь какое-то время. Это разные вещи.



Вероника Боде: Серьезно?



Игорь Кон: Да, конечно. Так ведь слово «любовь» не случайно употребляется и применительно к отношениям родителей и детей, и разграничение любви и дружбы достаточно проблематично. Но в связи с запрещением сексуальности, с тем, что все это казалось несимпатично, негигиенично и так далее, было только слово «любовь», а секса, вроде бы, и не было. А после того, как рухнули советские запреты, стали говорить о сексе. И наоборот, если в советское время все и сексуальные, и чисто чувственные отношения обозначали понятием любви, то потом любовь как-то вышла из моды, и стали все проецировать на секс. Значит, в советское время не было секса, была любовь, а в постсоветское время, вроде, не стало любви, а стало много секса. На самом деле они всегда находились в отношении частичного совпадения.


И сегодня большое достижение заключается в том, что люди научились это разграничивать, они понимают, что эти отношения правомерны, и каждое – по-своему. И просто надо понимать, о чем идет речь: это увлечение или это споры о том, например, влюбленность или любовь. Но на самом деле, а в особенности молодой человек это может определить только ретроспективно. Пока он молодой и юный, то каждая влюбленность – это любовь единственная и на всю жизнь, и так далее. А когда у тебя уже есть опыт, и ты знаешь, что ты чувствуешь в переживаниях, то ты можешь это разграничить. Но это ретроспективно. И при этом то определение, которое мы даем, влияет и на характер нашего поведения. Потому что если я себе говорю: «это любовь», то это установка на серьезные и длительные отношения, ответственность и так далее. А если я себе говорю: «это увлечение, это влюбленность», то это значит, что я заведомо держу курс на то, что это преходящее. И эта установка действует как самореализующийся прогноз. И в том, что люди не всегда в состоянии это разграничить, есть своя хорошая сторона. Хотя одновременно с этим связаны и издержки.



Вероника Боде: Вадим из Франкфурта-на-Майне пишет: «Любовь - это эффективнейший инструмент осуществления полового отбора».


Таня из Москвы: «Любовь - это то, на чем держится мир. «Любите друг друга!», - главный завет Спасителя. Не хотим исполнять».


Действительно не хотим, Игорь Семенович? Все-таки, по-моему, большие проблемы с любовью в современном мире.



Игорь Кон: Так с любовью всегда были проблемы. Потому что вот та самая Любовь всеобъемлющая... я уже даже не говорю, что на всю жизнь, но на какое-то достаточно длительное время, - она всегда была дефицитной. Если бы она была, так сказать, повседневной, то не нужна была бы поэзия, не было бы вокруг этого так много разговоров. Но слова Толстого о том, что «сколько голов, столько и умов, сколько сердец, столько и родов любви», - они совершенно правильные. И поэтому, когда этим занимаются нейрофизиологи, психофизиологи и так далее, они формулируют закономерности. Мы сегодня знаем, что страстная любовь, вот такое увлечение, оно редко продолжается больше трех лет, поэтому через три года возникают какие-то кризисы. По другим данным, не три года, а семь лет. Но уж точно, что дольше это бывает очень редко. Тем не менее, дальше, если это постоянные и прочные отношения, закреплены они браком или не закреплены, меняется характер чувства, меняются его компоненты, страсть куда-то отступает, но вместо этого появляется нежность, появляется взаимопонимание, которого нет в страстном чувстве, которое иррационально по самой природе. И сегодня мы знаем о психогормональных процессах, которые за этим стоят.


Поэтому сегодня трудность заключается в том, что люди стали точнее разграничивать разные аспекты и, соответственно, разные стратегии поведения. Ведь когда-то говорили: «Умри, но не давай поцелуя без любви!». Но всегда давали поцелуи без любви. Но если есть установка на то, что это вот такая всеобъемлющая любовь, то тогда человек ведет себя не по этим правилам, но он знает, что он ведет себя неправильно. Ну, как наше советское высказывание: «У меня есть свое мнение, но я с ним не согласен». А сегодня люди, во всяком случае, взрослые, точнее понимают, что возможно одно и другое, и соответственно, разные стратегии. А насчет того, что любви становится меньше, - это неверно. Просто надо четко разграничивать чувства, которые испытывают люди, и то, что называется «массовым дискурсом» - как мы разговариваем и так далее. Когда-то все формулировалось в таких возвышенных словах, а сегодня мы предпочитаем пользоваться приземленными формулами. А на самом деле чувства как были, так и остались.



Вероника Боде: А почему приземленными формами предпочитаем пользоваться? С чем это связано?



Игорь Кон: Человечество в прошлые эпохи было перекормлено вот этими возвышенными словами, и у нас к ним сложилось недоверчивое отношение. А кроме того, эти возвышенные слова не теряют ценности, инфляции подвергаются только слова, а не переживания, которые ими обозначаются. Но вот как раз чувство ответственности предполагает более бережный выбор слов. Поэтому человек, который не очень ответствен, в состоянии называть любовью все, что угодно, потому что вот он горит, он хочет и так далее. А человек, который более ответствен... тут меняется характер нравственности. Вот если от любви к более приземленным вещам, скажем, к сексуальности, перевести понятие сексуальности, а это более приземленное понятие, то основной нравственный принцип, который есть у сегодняшней молодежи, - это понятие ответственности. Кстати, понятие ответственности очень важно. Мы говорим сегодня «ответственное родительство», а это значит не только произвести на свет, но еще и вырастить. Мы говорим «ответственный секс» - это значит, что ответственность не только за себя. Безопасный – это только за себя, а партнер – постольку-поскольку. Ответственный – это ответственность и за другого. То есть это целый комплекс коммуникативных вещей.


Но вместе с тем, современный человек, поскольку он больше ориентирован на практику, предпочитает избегать возвышенных слов. Тем более что эти возвышенные слова мы сами произвести не в состоянии. О любви, на самом деле, говорит искусство или религия, то есть нужны вот такие метафоры. Научные, аналитические понятия не исчерпывают чувства. Мы можем описать, что происходит в организме, мы можем описать динамику эмоций, мы можем описать, от чего зависит их длительность, сила и так далее. Но индивидуальные чувства науке неподвластны.



Вероника Боде: Андрей из Вологды пишет: «Любовь – это когда два человека безгранично доверяют друг другу».


Ира из Калининграда: «Для меня любовь – это состояние души, которое делает меня счастливой и дает силы для свершения и преодоления, казалось бы, невозможного».


Дмитрий из Москвы: «Любовь – это то, чем человек отличается от любых других существ. И еще это доказательство бытия Божия, поскольку никаких материалистических причин у любви нет».


А сейчас давайте послушаем опрос Радио Свобода. «Любимы ли вы?», - на вопрос корреспондента Радио Свобода отвечают жители Оренбурга.



- Наверное, любима. У меня нет мужа, но меня мужчины любят.



- Мужем, ребенком, мамой. И я их люблю.



- Только начальником – премии дает постоянно.



- А как же! Всеми – родными, друзьями. Все у меня есть, мужчина есть у меня.



- Конечно. Жена прекрасно любит. И еще подруга есть.



- Я, конечно, любима, и я этому очень рада. Меня очень любят, и я люблю. И советую всем любить и быть любимым – это самая огромная радость в жизни.



- Да, любим моей девушкой.



- Да, своим молодым человеком. Мы встретились на вечеринке у подруги, и с тех пор, уже полтора года, мы вместе, и очень счастливы.



- Раз на раз не приходится.



- Любима мужем. Детей нет еще пока. Он меня сам нашел. Он пришел к подруге в гости – и нашел. И вот так мы и встретились.



- Конечно, вообще всеми! Еще бы не любим!



- Гуляли и встретились, а потом поженились, родились двое детей, погодки. Теперь вместе воспитываем.



- Любима. У меня три мужчины в доме: двое сыновей и муж. Ну, жизнь трудная, конечно. Дети заняты, муж тоже на работе. Уважать друг друга – это самое главное, – помогать, замечать трудности и вовремя помочь.



- Была. Но муж умер.



- Надеюсь, что женой, конечно, дочерью. Где встретились? Наверху, в небе... в самолете.



- Каждый по-своему понимает, что такое любовь. Я, например, понимаю так, чтобы было внимание, забота, чтобы рядом был порядочный, добрый человек.



- Любим, конечно.



- Ну да, парнем своим. Дарит и цветы, и подарки. И вообще, когда любишь, хочется летать на крыльях, хочется петь и плясать. Всем желаю, чтобы все были любимы обязательно. Это самое прекрасное чувство в жизни! Кстати, у меня много знакомых, которые вообще никогда в жизни не любили. Я им и всем другим желаю, чтобы они обязательно были любимы и любили сами. Это самое, наверное, счастливое чувство.



- Никто меня не любит. У меня много знакомых девушек, но не могу такую найти... Сейчас девушки пошли злые. Не знаю, какой к ним подход нужен!



- «Что может быть прекрасней, чем любовь? Душа всегда поет, когда ты любишь. Не нужно ни подарков, ни цветов, лишь обещай, что рядом будешь!». Это стихотворение для тех, кто любит.



Вероника Боде: Игорь Семенович, пожалуйста, ваш комментарий.



Игорь Кон: Вот видите, это все подтверждает то, о чем мы уже говорили, - многообразие. Ну, то, что, действительно, любовь – это самое прекрасное чувство, тут сомнений нет. Но это имеет и свою психофизиологическую основу. Потому что все чувства становятся острее, человек становится более чувствительным и к красоте... Когда он влюблен или когда он любит, он становится чувствителен и к красоте природы, он воспринимает и звуки, и музыку, и все так, как он не воспринимает, когда его эмоции находятся в более спокойном или подавленном состоянии. Но переживания разные. И проблемы разные. Опять же, старые слова насчет того, что лучше – любить или быть любимым. Ну, в принципе, желательно, чтобы и то, и другое вместе. Но говорилось, что в любви всегда получается так, что один любит, а другой позволяет себя любить, кто-то целует, кто-то подставляет щеку. И в этом отношении есть некая разница: кому лучше, а кому хуже. И не совсем одинаковы любовные переживания у мужчин и женщин. То есть любовные переживания, в принципе, одни и те же, но у женщин они тоньше, и там больше эмоциональных моментов включено.


А в отношении возникновения влюбленности сейчас большая серия исследований проводится в США и в Европе. Это новое направление – «быстрое свидание». Это, вроде бы, с любовью никак не рассчитано, но это позволяет выяснить, как мы определяем. Оказывается, что определение возникновения влюбленности и оценка, хочешь ты или не хочешь продолжать, - это занимает секунды, это делается интуитивно. Но при этом критерии мужские и женские не совсем одинаковы. У мужчины на первом плане внешность девушки, женщины, это, прежде всего, главный сигнал. А для женщины имеют значение другие моменты. То есть это очень все разнообразно.



Вероника Боде: Продолжу читать сообщения от слушателей. Владимир из Тамбова: «Любовь, с философской точки зрения, - это желание человека продолжить себя самого».


Сергей: «Любовь - это жизнеспособность потенциального потомства и эволюционная гарантия единственности партнера - пока потомство не возмужает».


Вот меня поражает обилие каких-то научных объяснений от наших слушателей. Игорь Семенович, как вы думаете, что это такое – попытка рационализации? Ведь это чувство, которое, на мой взгляд, в наименьшей степени поддается рационализации.



Игорь Кон: Нет, это естественная вещь. Ну, во-первых, обратите внимание на то, что все эти формулы дают мужчины, это мужское желание дать рациональную формулу. А у женщин это бывает очень редко. И, во-вторых, это в большинстве случаев молодые люди, потому что молодому человеку хочется дать вот такую всеобъемлющую формулу. Человек с большим опытом понимает, что все бывает по-разному, что переживания бывают разными и в начале любви, и на следующих стадиях ее развития, и так далее. А к тому же сегодня вообще самая престижная область – это наука, она ценится больше, чем искусство. И поскольку есть реальные исследования, которые показывают разные компоненты, детерминанты любви – гормональные, генетические, нейрофизиологические, то это стимулирует такие определения. Но если человек пытается определять свои собственные чувства, то никаких формул у него не будет. И скажем, связь с потомством здесь никакая, потому что любовь – это индивидуальное чувство, безотносительно к тому, будут дети, не будут дети, и вообще, будет ли оно материализовано или нет. Существует любовь без взаимности. Вот дружбы без взаимности не бывает, а любовь без взаимности бывает. И чувство это такое же яркое и очень глубокое, может быть. То есть это очень непростые вещи.



Вероника Боде: Анна из Харькова пишет: «Любовь - это не «цемочки» и «обнимаюшки». Любовь – это труд, когда ты убираешь за любимым отбросы без срока давности и претензий».


Валентин из Иваново: «Любовь - это умение жить не для себя, а для другого, жертвовать собой для него. Это не только наслаждение, но и очень тяжелый, а порой и неблагодарный труд».


Марина из Москвы: «Любовь - это жизнь. Нет любви - это уже не жизнь, а прозябание».


Александр Пятков из Крыма: «Любовь – это безотчетное, непреодолимое влечение. В сексуальной сфере протекает особенно остро».


Игорь Семенович, а вот та ситуация, когда в Советском Союзе, что называется, секса не было, то есть о нем было не принято говорить, эта тема была табуирована, - вот эта традиция замалчивания такой важной темы в течение десятилетий - как она отражается на постсоветских поколениях, на их отношении к любви и сексу?



Игорь Кон: Я думаю, что сейчас это преодолевается. Потому что люди научаются различать, что это может быть вместе и это может быть порознь. Но табуирование секса у нас остается. То есть он табуируется на уровне массовой культуры. И результатом этого является, например, то, что в стране отсутствует сексуальное просвещение, сексуальное образование, а молодежи без этого невозможно бороться со СПИДом, ну, очень много издержек. Но вот установка на то, что хороша только любовь, поэтому есть любящие, а слово «партнеры» - это пошло, имеет очень печальные последствия. Потому что, да, хорошо, когда это любящие, но иногда они просто партнеры.



Вероника Боде: И некий заключительный аккорд прислал на пейджер наш слушатель, который подписывается «Добрый»: «О любви не говори, о ней все сказано...».


На этом мы завершаем программу «Общественное мнение» на волнах Радио Свобода.


XS
SM
MD
LG