Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа доменов первого уровня


Екатерина Пархоменко: В прошлый раз мы говорили об одной из реформ ICANN – введении кириллических доменов в будущем году, и очень хотелось нам обсудить (сегодня мы сделаем это с теми же гостями) вопрос о введении свободной регистрации доменов первого уровня. У нас в гостях Максим Мошков и два человека из Ru-Center Андрей Воробьев и Вика Бунчук. Они, собственно, проводники всех реформ ICANN в России.


Доменов первого уровня сколько у нас на сегодняшний день действует?



Андрей Воробьев: 250 только национальных верхних доменов, двухбуквенных, делегированных в соответствии с таблицей кодов стран. Тут как считать, вот считаем мы туда вот эти EDU , которые очень специфические домены или MIL , он в наследство остался…



Екатерина Пархоменко: Ну как, он же существует, я же его набираю.



Андрей Воробьев: Он же не является доменом общего пользования. Интересно, вот эти домены имеют статус доменов общего пользования, хотя таковыми по сути не являются.



Максим Мошков: Для пользователя разницы между ними нет.



Андрей Воробьев: Для пользователей нет разницы между национальными доменами и доменами общего пользования.



Максим Мошков: Безусловно.



Екатерина Пархоменко: До сих пор все, что после точки – это регистрировалось… это был некий стабильный набор, который время от времени расширялся, но тем не менее существовал определенный список, и Максим, или вы, или я могли прийти и зарегистрировать домен ЧТО-ТО ТАКОЕ. COM , RU , ORG , NET . Кстати, меня всегда интересовал вопрос, в какой национальной зоне я регистрирую тот или иной домен.



Андрей Воробьев: Это регулируется исключительно администраторами национальных зон. То есть если домен RU является очень открытым… то есть самые либеральные правила…



Екатерина Пархоменко: То есть кто угодно может зарегистрировать домен в зоне RU .



Андрей Воробьев: У нас и резиденты, и нерезиденты, и физлица…



Екатерина Пархоменко: Ничего не требуется.



Андрей Воробьев: Ничего не требуется.



Екатерина Пархоменко: Я сама регистрировала домен в зоне NU , и там тоже ничего не требовалось.



Андрей Воробьев: И таких доменов достаточно много. Но есть домены, которые допускают регистрацию только резидентами.



Екатерина Пархоменко: То есть надо доказать, что вы гражданин этой страны.



Андрей Воробьев: Или компания, или вице-представительство. Почему, например, россияне не имеют возможности зарегистрировать домены за нее, по крайней мере, официально не имеют такой возможности…



Екатерина Пархоменко: Мне не терпится перейти все-таки к реформе. Реформа у нас теперь состоит в том (во всяком случае, обещана), что в 2009 году можно будет регистрировать любые домены первого уровня. То есть вам не нужно будет выбирать себе Lib . ru , а можно будет зарегистрировать домен МОШКОВ и вешать на него все, что угодно. Все свободно на первом уровне, почти все. И дальше вы туда вешаете все, что угодно. Все, что второй уровень, это по-прежнему надо будет к вам приходить?



Андрей Воробьев: Нет. Если человек зарегистрирует в ICANN себе домен верхнего уровня, то…



Екатерина Пархоменко: …дальше он свободен на нем вешать все, что угодно.



Максим Мошков: Точно таким же, как ICANN.



Андрей Воробьев: Даже не как ICANN, потому что мы являемся регистратором, а есть администратор домена, для России это РосНИИРОС, технический центр и КЦ. Понятно, что он уже сам будет устанавливать правила регистрации доменов второго уровня на своем домене.



Максим Мошков: И, кстати, цены.



Андрей Воробьев: Цены. И так далее, и так далее.



Екатерина Пархоменко: А что, Максим, соблазнительная перспектива?



Максим Мошков: Слишком дорогое удовольствие. Вопрос в том, что вы хотите от этого домена получить. Если вы хотите просто личный персональный доменчик, то технически его поддерживать самому лично стоит сущие копейки. Если вы хотите торговать и заниматься раздачей этого домена дальше, тут уже как раз вопрос технический. Наверное, в те самые 100 тысяч долларов обойдется. Вопрос, сколько будет брать точка за этот домен.



Екатерина Пархоменко: Вот я про это и говорю.



Андрей Воробьев: Тогда по порядку. Начнем с того, что, естественно, когда ICANN объявила эту инициативу, появились в СМИ публикации, что каждый сможет себе зарегистрировать домен верхнего уровня, каждый получит теоретическую возможность зарегистрировать. Но, как правильно сказал Максим, нужно будет заплатить за рассмотрение заявки, которая, кстати, может быть отклонена, как и сейчас действуют эти правила, и деньги за ее рассмотрение возвращаться не будут. Сколько будет стоить – действительно, писали самые разные цифры – от 50 тысяч долларов, и как раз эта цифра близка к тем правилам, которые сегодня существуют для открытия доменов верхнего уровня. Стоимость сегодняшнего рассмотрения заявки как раз обходится примерно в 50 тысяч долларов. И известно много примеров, когда ICANN принимала какую-то заявку, отклоняла, деньги не возвращала. Они сейчас говорят о том, что будет снижение стоимости рассмотрения заявок. При этом другие комментаторы пишут чуть ли не о 500 тысячах долларов за рассмотрение заявки. Но это вряд ли, потому что я думаю, что отклоненных заявок станет гораздо больше, ну, как и вообще заявок. Их будет гораздо больше…



Максим Мошков: Спрос рождает предложение.



Андрей Воробьев: Основной барьер будет не в этом, что стоимость заявки высока, основной барьер будет в том, чтобы доказать свою техническую и финансовую устойчивость и способность поддерживать домен верхнего уровня, потому что известно, что девиз ICANN таков: «Главное – это стабильность и безопасность работы сети Интернет». Соответственно, если открывается новая доменная зона, так или иначе, ICANN должна следить за тем, чтобы эта доменная зона через пару лет не прикрылась.



Екатерина Пархоменко: Давайте как-то на живых примерах. Мы на секундочку себе представим, что Максим зарегистрировал домен первого уровня.



Андрей Воробьев: Надо доказать финансовую, техническую свою состоятельность.



Екатерина Пархоменко: Вы примерно представляете себе – да, у него есть репутация вот такая, вот такой-то сайт поддерживается столько…



Максим Мошков: Дело в том, что для того, чтобы держать любой домен, у этого домена должен быть name -сервер, то есть сервер, который отвечает на запрос.



Екатерина Пархоменко: То есть речь идет просто о железках.



Максим Мошков: И этот сервер должен быть подключен к сети, раз. У него должно быть очень серьезное резервирование, сервер не может быть один, их желательно штучек десять.



Андрей Воробьев: И желательно во всем мире зеркала разместить.



Максим Мошков: Кругом должно быть хорошее подключение этих серверов и надежность отклика, он должен справляться с массивом запросов. Теоретически это все. Технически этого будет достаточно, чтобы держать домен первого уровня. Второй слой проблем возникнет, если вы хотите не 10-20-30 поддоменов создавать, а начинать раздачу, торговлю и обеспечение. Тут вам нужно тут же организовать систему торговли, заказов, биллинг-учета и так далее.



Екатерина Пархоменко: Но это все тоже будет ICANN проверять, что ли?



Максим Мошков: Нет, конечно. Эти десять серверов пресловутых, сколько вам нужно для домена, должны поддержать это все дело, быстро обновляться, никогда не сбоить и так далее. Это будет стоить подороже. Цена вопроса техническая на самом дешевом упрощенном уровне – это несколько тысяч или десятков тысяч долларов, то есть счетное число – 10-20 тысяч долларов за старт, и все, и домен ваш. Это насколько я представляю себе масштабы бедствия.



Екатерина Пархоменко: Понятно, что если я - Sony , то у меня есть некое преимущественное право на регистрацию этого домена.



Андрей Воробьев: Это пока только из логики.



Екатерина Пархоменко: Но существует же масса вещей, которые не принадлежат никому. Например, сто лет я слышу разговоры о регистрации домена первого уровня . SEX , например, или .Х, или . PORNO , которым давно пора вообще появиться, потому что это то, с чего интернет начал есть и быть.



Андрей Воробьев: Классический пример – создание домена XXX .



Екатерина Пархоменко: И что, у кого будет преимущество его получить?



Андрей Воробьев: Здесь два варианта. Первый, если абстрагироваться пока от XXX …



Екатерина Пархоменко: Не важно, давайте придумаем какой-то другой – POKER .



Максим Мошков: Есть решение этой проблемы, есть какая-то выработанная технология, которая разрулит этот вопрос?



Андрей Воробьев: Пока объявлена концепция. Это только концепция – дать такую возможность, узнать мнение интернет-сообщества о том, что они думают. ICANN объявила, что в течение нескольких месяцев они будут проводить вот эти так называемые «публичные обсуждения». На сайте они вывесили эту концепцию после презентации в Париже. И сейчас там собирают как раз мнения всех обычных пользователей, что они думают. Как всегда, Россия достаточно инертна, и, вообще надо сказать, что наши пользователи крайне пассивно участвуют в подобных вещах, то есть не пытаются влиять…



Екатерина Пархоменко: Не интересует их домен первого уровня ХХХ.



Максим Мошков: Их всех интересует, они ждут принятия решения, но они не хотят участвовать в выработке этого решения. Они могут это скорее обсуждать где-то в блогах, высказываться, но не пойдут на сайт ICANN и там не напишут свое мнение. Вот это мы уже заметили.



Екатерина Пархоменко: Пожалуйста, дорогие пользователи, сходите и напишите ICANN свое мнение по поводу…



Максим Мошков: А какое должно быть мнение?



Екатерина Пархоменко: Какое у вас есть, видимо, я не знаю.



Максим Мошков: Просто что меня пугает во всей этой истории? На самом деле, как я сказал, цена входа в домен первого уровня техническая – копеечная. Ее себе может позволить любая уважающая себя крупная фирма, коих десятки, если не сотни тысяч по всему миру. И как только там будет объявлена какая-нибудь разумная цена просто за регистрацию… техподдержка, как я сказал, это вопрос нескольких тысяч долларов и все, единоразовая, после чего мы получаем вместо 300 доменов первого уровня, как бы это сказать помягче…



Андрей Воробьев: Речь идет сейчас о тысяче.



Максим Мошков: Хотите миллион? А миллион запросто нарисуется через какое-то время. И вот вопрос: а потянет ICANN и его корневые сервера такую мощность? Там ведь в некотором смысле меняется протокол и скорость обработки запросов на поиск доменов.



Екатерина Пархоменко: Правильно ли я понимаю, что тем не менее регулировать это по-прежнему будет ICANN, то есть регистрировать или не регистрировать эти самые домены первого уровня?



Андрей Воробьев: Сейчас они примут правила, и начнется скупка всего этого дела, придут кибер-сквоттеры в первую очередь, лишь во вторую придут интернациональные провайдеры и энтузиасты. Они купят все, они выберут подчистую все удовлетворительные имена, если в ICANN будет хоть какая-нибудь «дырка» оставлена для этого дела.



Екатерина Пархоменко: Позвольте я поясню немного для слушателей. Кибер-сквоттерами называют людей, которые регистрируют доменные имена с целью их перепродажи. Продолжайте, пожалуйста.



Андрей Воробьев: На самом деле тут надо не забывать о том, что ICANN сегодня сталкивается с тем, что некоторые регистраторы банкротятся. И вот такой случай уже был. И вот здесь начинается вакханалия с теми доменными именами даже второго уровня, не говоря уже о первом… Мы сейчас рассказываем о том, что будет, когда все начнут регистрировать домены первого уровня. А через какое-то время ситуация с доменами второго уровня перейдет на те самые домены, которые будут создаваться… направо и налево – вряд ли, потому что позволить себе не все смогут, наверное, открыть собственную доменную зону. Но вот сейчас, после того как один из доменных регистраторов зарубежных обанкротился, ICANN очень тщательно подходит к вопросу аккредитации и переаккредитации регистраторов. И там не только технические все вопросы – они действительно проверяют, как взаимодействует регистратор с техническим центром домена, насколько отработаны все протоколы, но еще и финансово, речь идет все-таки о страховании ответственности регистратора. Например, большинство регистраторов сейчас для того, чтобы подтвердить, что они имеют право называться аккредитованным регистратором доменов, аккредитованным ICANN, вынуждены перезаключать договоры со страховыми компаниями. Ru-Center, кстати, единственный регистратор, у которого был такой договор с самого начала.



Екатерина Пархоменко: То есть вы такие предусмотрительные ребята, что вы сразу застраховались на этот случай.



Андрей Воробьев: Все дело в том, что было еще даже в зоне RU , это было до того, как мы получали аккредитацию доменов в зоне COM , ORG и так далее, изначально были застрахованы все домены в зоне RU , которые регистрируются в Ru-Center. А что касается вот этих финансовых условий, то они достаточно жесткие. Там суммы обычно большие.



Екатерина Пархоменко: Регистраторов доменов первого уровня… ICANN самостоятельно это делает…



Андрей Воробьев: Тут уже не регистраторов, а владельцев, они самостоятельно регистрируют, определяют. Там еще есть один пунктик – целесообразность создания доменов. И вот это тот пункт самый спорный.



Екатерина Пархоменко: Правильно ли я понимаю, что организация, которая называется аббревиатурой ICANN – это контора, подведомственная министерству торговли Соединенных Штатов?



Андрей Воробьев: Хороший вопрос. До 2011 года в той или иной степени – да. С 2011 года они планируют полностью выйти из под контроля департамента коммерции. На сегодняшний день они все-таки отчитываются, есть новые документы, меморандум так называемый, в котором говорится, что те принципы, которые были заложены в самом начале, что ICANN рано или поздно, когда департамент коммерции убедится, что они могут быть самостоятельными, независимыми…



Екатерина Пархоменко: А до сих пор у них не было оснований убедиться?



Андрей Воробьев: Этот процесс многие годы шел, с 1998 года, когда корпорация была основана. Вот 10 лет прошло, и к 2011 году они планируют стать совершенно независимыми, естественно, с усилением роли правительственного комитета. И надо сказать, что на сегодняшний день он один из самых влиятельных. Внутри ICANN существует GC так называемый, комитет, куда входят представители 180 государств, входящих в ICANN. В этом году в Париже в заседании правительственного комитета участвовал в качестве наблюдателя глава российской делегации Васильев, который является директором департамента Минсвязи. Это первый момент. Второй момент – это, как они говорят, усиление роли интернет-сообщества и то, что у них в совет директоров входят представители, которые избираются общим голосованием, это тоже как бы такой демократический момент, который позволяет говорить о том, что ICANN не совсем зависима от департамента коммерции. Ну и в общем-то, это так. Департамент коммерции имеет право вето, имел раньше, кстати, сейчас уже не имеет, но ни разу им не воспользовался. Но это точно так же, как у нас координационный центр домена RU – это негосударственная организация и регулирует RU негосударственная организация, но туда входит представитель Минсвязи с правом вето, тоже ни разу не воспользовался.



Екатерина Пархоменко: Ура! Просто потрясающая у нас, оказывается, демократия в интернете, и правительство в нее еще до сих пор не вмешалось.



Максим Мошков: Последние острова?



Екатерина Пархоменко: Похоже, что так. Как-то я не вижу большой заинтересованности у Максима регистрировать домен первого уровня, хотя я очень на вас рассчитывала.



Максим Мошков: Я о другом сейчас думаю. Вдруг мне в голову стукнуло, что страхуют деятельность оператора или регистратора доменов, страхуют деньгами, я правильно понимаю?



Андрей Воробьев: Естественно.



Максим Мошков: А кто страхует данные? Если они накрываются медным тазом, приходит наводнение, и вся база их зарегистрированных доменов просто физически взяла и накрылась, кто, где их дублирует? Есть ли процедура? Кто спасет данные?



Андрей Воробьев: Есть процедура, и она тоже возникла как раз после той чехарды, которая сложилась, когда регистратор обанкротился…



Максим Мошков: Кто обеспечивает вот это сохранение данных домена COM или домена RU ?



Андрей Воробьев: Как вы думаете, Максим? Кто обеспечивает сохранение этих данных? Существуют специальные компании теперь, которые работают по соглашению с ICANN, и все аккредитованные регистраторы обязаны…



Максим Мошков: Сливать им свои доменные записи?



Андрей Воробьев: Это так называемые «банки данных», которые независимы, которые, кстати, берут очень немалые деньги, поэтому говорить о том, что будут дешеветь домены из-за того, что их становится больше, не приходится, потому что, чем больше доменов, тем больше приходится вкладывать в инфраструктуру, в технику…



Екатерина Пархоменко: Подождите, вот здесь вы заговорили про цены. Я очень хорошо помню, как, чтобы зарегистрировать домен, не важно в какой зоне, надо было заплатить 100 долларов, по-моему.



Андрей Воробьев: Раньше в зоне RU стоил 100 долларов.



Екатерина Пархоменко: А сейчас?



Андрей Воробьев: Сейчас 600 рублей, без НДС – 18, если в доллары перевести.



Екатерина Пархоменко: Значит, больше чем в пять раз подешевело?



Максим Мошков: Бывает дешевле, я правильно понимаю?



Андрей Воробьев: В зоне COM дешевле.



Екатерина Пархоменко: То есть на самом деле за последние 10 лет регистрация доменов второго уровня подешевела, как минимум, в пять раз, а то и шесть.



Андрей Воробьев: В России.



Екатерина Пархоменко: В мире тоже.



Андрей Воробьев: А в мире только дорожает.



Максим Мошков: В мире никогда сильно дорого… 100 долларов она стоила, может быть, в какие-то древние времена, мы их не застали.



Андрей Воробьев: Понятно, что сейчас тоже есть государства, там, где только все начинается, регистрация доменов сейчас в Афганистане обойдется в 5000 долларов компании.



Екатерина Пархоменко: О боже!



Максим Мошков: А на Украине?



Андрей Воробьев: Честно скажу: не помню.



Виктория Бунчук: 25 долларов, по-моему.



Андрей Воробьев: Смотря о каком имени мы говорим, о домене второго уровня…



Максим Мошков: Как я понимаю, в домене UA на Украине вообще зарегистрировать что-нибудь практически невозможно.



Андрей Воробьев: Не совсем. Если вы являетесь владельцем товарного знака…



Екатерина Пархоменко: Закрытый какой-то?



Максим Мошков: Нет, там очень резко ограничена регистрация доменов.



Андрей Воробьев: Только для владельцев товарных знаков.



Екатерина Пархоменко: У них большинство, насколько я помню, UA.COM ?



Андрей Воробьев: Ну, там третьего уровня – COM.UA, KIEV.UA , у них распространены географические и получили широкую поддержку среди сообщества, это с одной стороны. Они, видимо, распространены в том числе и потому, что введен запрет на регистрацию доменов второго уровня всем, кроме владельцев зарегистрированных на Украине товарных знаков.



Екатерина Пархоменко: Как вы считаете, пользователям удобнее будет с этим неограниченным количеством доменов первого уровня?



Максим Мошков: Какие возможности для фишинга!



Екатерина Пархоменко: Кстати, да. Вы в прошлой программе, когда мы обсуждали кириллические домены, очень о бабушках заботились. Как, бабушкам будет легче или нет? То есть кое-как пользователи усвоили, что вот эта двухступенчатая система существует - .ru они набирают совершенно автоматом, не глядя, даже когда там надо не .ru , а .com , .net и так далее. Но как-то это уложилось в голове. Теперь предлагается это правило изменить.



Андрей Воробьев: Это же идет в сторону упрощения, с одной стороны. С другой стороны, как я, например, себе представляю, миллиона доменов верхнего уровня не появится. Более того, эксперты, с которыми мы общались в Париже на консультациях, говорили о том, что их появится 500, максимум 1000 сразу после открытия такой возможности.



Екатерина Пархоменко: Ну, 9300, 1000 – это не принципиально.



Максим Мошков: Мне тут же в голову приходят названия фирм типа Panasonic , Aiwa , это первые, кто появятся, а следом за ними появятся, помните, дешевые подделочные магнитофоны, Panasony и так далее.



Екатерина Пархоменко: Да, одна буква не такая и все. Фишинг до интернета.



Андрей Воробьев: И здесь мне приходится вас вернуть к тому пункту, который сейчас тоже предлагается обсудить – целесообразность создания таких доменов. Как только появится домен Panasonic или даже будет подана заявка на домен очень похожий… Здесь мы сейчас будем говорить о том, а кто определяет границы, где степень смешения устанавливается. И это очень тонкий вопрос. И вот почему ICANN решила, что они смогут с этим разобраться…



Максим Мошков: А вот для меня загадка.



Андрей Воробьев: …и не получит кучу камней в свой огород… Ну, а как «Роспатент» работает?



Максим Мошков: Они хотят получить на свою шею ровно те же проблемы, которые есть у доменов первого уровня.



Екатерина Пархоменко: Но они же хотят получить кучу денег, а куча денег обычно сопровождается кучей проблем.



Максим Мошков: Можно регистрировать домен или нельзя? Раз. Отобрать домен и отдать другому? Сплошь и рядом сейчас…



Екатерина Пархоменко: Суд обычно решает такие…



Максим Мошков: Какой суд, что он может решить? Два домена…



Екатерина Пархоменко: Как-то люди договорились, что они такие вопросы решают в суде.



Максим Мошков: Какой суд будет решать эти проблемы? Чей суд будет решать эти проблемы?



Екатерина Пархоменко: Ой-ей-ей, это проблема.



Андрей Воробьев: Вот вы, Максим, задаете те самые вопросы, которые сегодня пока без ответа. Предложенная концепция – она только концепция, и в ней не прописано… Но с другой стороны, на сегодняшний день существует процедура UDRP , которая действует для всех.



Екатерина Пархоменко: Это что такое?



Андрей Воробьев: Процедура рассмотрения судебных споров. И если мы говорим о доменах общего пользования, то будь ты гражданин России или гражданин любой другой страны, регистрируя свой домен в домене международном, ты изначально подписываешься под тем, что твой судебный спор, процесс, связанный с твоим доменом, будет рассматривать вот этот арбитражный центр в рамках установленной процедуры. Иногда даже разные арбитры этого центра, а их всего пять… Большая часть, 80 процентов, рассматривается в Женеве заочно, то есть ни истцы, ни ответчики туда не ездят, они просто отправляют комплект документов. Процедура отработанная, очень демократичная, прозрачная, понятная, и иногда даже можно посмотреть, что по аналогичным практически делам выносятся противоречивые решения. Ну, как то домены, связанные с географическими названиями. Часть арбитров приравнивает их к товарным знакам и, соответственно, передает такие доменные имена мэриям и муниципалитетам городов, подавших иски. Часть арбитров таковыми их не признает и считает, что географические наименования имеют особое место в иерархии интеллектуальной собственности и, соответственно, должны регулироваться какими-то отдельными нормативно-правовыми актами, которые еще не приняты.



Максим Мошков: Это все еще не решено до сих пор. А как в этих доменах еще и с национальными алфавитами плюс ко всему?



Андрей Воробьев: Появление новых возможностей всегда говорит о том, что появятся какие-то новые проблемы. Но это скорее всего не новые проблемы, а проблемы, которые уже сейчас имеются, они просто чуть-чуть расширят границы.



Екатерина Пархоменко: У меня такое ощущение, что это какая-то прогрессия страшная проблем.



Андрей Воробьев: Нет, новых проблем нет, есть та же самая проблема, которая сегодня существует.



Максим Мошков: Я смотрю и смеюсь. Дело в том, что этих проблем раньше у домена ТОЧКА не было, а сейчас владельцы .RU прекрасно знают, какие проблемы их ждут. Они все это имеют в полный рост. Теперь ребята тоже повеселятся. Вот, по-моему, я так это вижу.



Екатерина Пархоменко: Во всяком случае, это безумно интересно, сколько тут всякого открывается. Да, вот я еще хотела спросить. А тут какой порядок будет регистрации этих доменов? Отставим в сторону название компаний, торговые марки, там более или менее можно себе представить по аналогии. Тут как, кто первый прибежал? Надо быть кибер-сквоттером, чтобы зарегистрировать домен .SEX ?



Андрей Воробьев: Как сейчас концепция звучит? Нужно доказать, что вы имеете какое-то свое отношение и как вы планируете развивать…



Екатерина Пархоменко: Отношение к сексу имеют все, все сто процентов.



Андрей Воробьев: Нет, но как вы планируете это развивать.



Максим Мошков: . ПАРХОМЕНКО сгодится?



Екатерина Пархоменко: Замучаешься объяснить, тоже можно пятью разными способами написать. Мне хочется какое-нибудь короткое и звучное имя.



Андрей Воробьев: Это всем хочется.



Екатерина Пархоменко: Я на самом деле к чему веду? Будет ли какой-то аукцион или что-то в этом духе? Как-то надо уравнять возможности разных людей. Допустим, технически и у меня, и у Максима, и у вас… таких много, у нас примерно одинаковые технические возможности. Как из нас выбрать достойного владельца?



Андрей Воробьев: Екатерина, сегодня вопрос торгов на аукционе решает такие же проблемы при регистрации доменов второго уровня. И если мы говорим о том, что открывается домен .РФ и как там будет распределяться, понятно, что открытие любой доменной зоны сопровождается несколькими этапами. Первый этап – это период приоритетной регистрации для владельцев интеллектуальной собственности. В России к таковым можно отнести только владельцев товарных знаков и учредителей средств массовой информации. На Западе очень часто к ним еще относятся фирменные наименования. В России куча фирменных наименований одинаковых, налоговая инспекция не смотрит, не проверяет, совпадает это название с кем-то еще, ранее зарегистрированным, или не совпадает. Соответственно, этот приоритет у нас отметается. У нас только могут получить те, кто действительно уникален, кто не повторяется. Но бывает, что даже на этапе приоритетной регистрации сталкиваются интересы двух равноправных владельцев товарных знаков. То есть у нас так было, когда мы открывали регистрацию в зоне SU . Мы возобновляли в 2003 году после многолетнего периода замораживания регистрацию, и там тоже решили сначала дать возможность владельцам товарных знаков зарегистрировать имена. Было, что два одинаковых абсолютно товарных знака, но зарегистрированных по разным классам товаров и услуг, подали свои заявки. Что нам делать с этим?



Екатерина Пархоменко: И как вы решили этот вопрос?



Андрей Воробьев: Естественно, точно так же, как решают патентные ведомства, у них тоже бывает, что в один и тот же день приходят заявки на одинаковое обозначение. Вот чье письмо пришло первым… по принципу первого обратившегося.



Екатерина Пархоменко: Кто первый прибежал, того и тапки.



Андрей Воробьев: Да. Если обращаются два человека с одинаковым приоритетом, здесь получается, что кто первый.



Екатерина Пархоменко: Боюсь, что не видать мне, Максим, домена .ПАРХОМЕНКО, потому что кибер-сквоттеры раньше прибегут за ним.



Андрей Воробьев: Но для этого у них должен быть какой-то приоритет.



Екатерина Пархоменко: Ну, фамилия-то распространенная.



Андрей Воробьев: А именные домены – это вообще самое проблемное. Горбачев смог получить домен GORBACHEV.RU только когда Фонд Горбачева, как юридическое лицо, зарегистрировал обозначение «Горбачев» в качестве товарного знака.



Екатерина Пархоменко: Вот вечная дискриминация частных лиц по отношению к юридическим.



Максим Мошков: Домен MOSHKOV.RU есть, и он не мой. Запросто, без всяких регистраций.



Андрей Воробьев: Да я о чем вам и говорю, что кто успел первый… здесь как раз первому обратившемуся. И никаких прав отсудить сейчас нет.



Екатерина Пархоменко: Тема опять оказалась совершенно бездонной. Услышали массу интересного от вас. Огромное вам спасибо!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG