Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представители Human Rights Watch добрались до города Джава


Программу ведет Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Международная правозащитная организация Human Rights Watch направила свою миссию в зону грузино-южноосетинского конфликта. Накануне представители организации работали в Северной Осетии, встречались с руководством оперативного штаба во Владикавказе, беседовали с представителями госпиталя МЧС и общались с беженцами. Заместитель директора московского офиса Human Rights Watch Татьяна Локшина обратила особое внимание на отсутствие возможности получить достоверную информацию о гуманитарных последствиях и жертвах вооруженного конфликта на грузинской территории. С тем, чтобы восполнить этот пробел, представители Human Rights Watch добрались и до Южной Осетии, до города Джава. Вот что рассказала в интервью Радио Свобода Татьяна Локшина.



Татьяна Локшина: Проехать в Южную Осетию нам удалось, хотя дорога была достаточно забита и забита в первую очередь военными колоннами. На самом деле огромное количество действительно, без преувеличения, огромное количество военной техники двигалось вчера в Южную Осетию и далее, как нам говорили сами военнослужащие, в направлении Грузии. Мой коллега, который работал в СМИ в течение обеих чеченских войн, утверждает, что все-таки подобного скопления техники ранее никогда не видел, что само по себе достаточно впечатляет.


Мы добрались до города Джава и, несмотря на ту информацию, которую нам предоставляли ранее о том, что именно в Джаве до сих пор есть скопление вынужденно перемещенных лиц, с которыми нам имеет смысл побеседовать, перемещенных в результате конфликта в Джаве на данный момент не осталось. Более того, глава администрации города Джава сказал нам, что в принципе так называемые беженцы там не задерживались, а моментально по своему появлению в Джаве вывозились уже в Северную Осетию. Он с очень большой теплотой отозвался о властях Северной Осетии, которые смогли организовать оперативный, с его точки зрения, крайне оперативный выезд беженцев, автобусы поступали, начиная с 8-го числа регулярно, с ними были представители властей Северной Осетии. Просто автобусы приезжали, чиновники смотрели, есть ли еще желающие выехать, просто физически стоят люди, ждут или не ждут, и при наличии еще желающих присылали новые автобусы. Жители города и, собственно, представители власти, представители осетинского парламента, южноосетинского парламента, с которыми мы говорили, представители администрации Джавы, когда говорят об ополченцах, квалифицируют их как гражданских. И это само по себе может быть одним из факторов, который приводит к бесконечной путанице в цифрах. Притом, что это некий местный стандарт, то есть на вопрос, если здесь было 4 погибших, то, сколько из них военных, говорят, ни одного, а дальше выясняется, что военные, то есть ополченцы, с оружием, собственно, были все. И это, конечно, в большей степени затрудняет попытки точно посчитать и проанализировать, что же все-таки произошло.


Более того, как люди в городе, так и представители местной власти, говорят абсолютно открыто, что мужчины в Южной Осетии фактически все вовлечены в ополчение. Потому что, если здесь пользоваться прямыми цитатами, "а что же им еще делать", "а у них здесь семьи, а у них здесь дома", "кто это все будет защищать". Фактически мужчины очень активно вовлечены в вооруженное противостояние. Более того, когда мы уже совсем поздно возвращались из Джавы, то в одну сторону, в сторону Северной Осетии, выезжали оставшиеся автобусы с перемещенными лицами, мы видели более десятка таких автобусов, не то, чтобы очень забитых, а в другую сторону на самом деле в очень похожем количестве и совершенно так же выглядящие ехали автобусы с молодыми мужчинами в такой, достаточно характерной камуфляжной форме, так одеваются ополченцы. Происходит такая миграция.


Граждане, вовлеченные в вооруженное ополчение в Южной Осетии, они очень ценят помощь, которую получают от российской армии, и они с особым уважением отзываются о казачьих частях. У нас раньше в прессе проходила информация о том, что в России формировались добровольческие отряды и посылались в Южную Осетию. Эта информация, насколько я знаю, не подтверждалась. Мы услышали вчера непосредственно от ополченцев, что да, действительно, казачьи отряды приезжали и воевали прямо внутри ополчения, будучи одеты в то же самое обмундирование. Фактически отличить их от местных было нельзя.


Вот такая ситуация была в Джаве. Что касается цифр, мы в прошлый раз об этом очень много говорили. Мы беседовали с врачом, который работает в госпитале в Джаве, и он говорил о том, что 8 августа к нему поступило 50 раненых, как гражданских, так и военных, и 9 августа, когда там уже развернул работу небольшой полевой военный госпиталь, поступило еще около 60 раненых, тоже и гражданских и военных. В общей сложности в Джаве было в эту больницу доставлено четверо убитых, из них трое военных.


Что касается цифр о раненых, то здесь, наверное, большинство людей из Джавы, как мы уже говорили, вчера поступали непосредственно далее в полевой госпиталь аналогичный в Северной Осетии. То есть по нашим наблюдениям, число раненых, в первую очередь число раненых гражданских остается достаточно низким.


Боевые действия, безусловно, в том или ином объеме продолжают вестись. Буквально вчера в Джаве обстреливалась колонна, как нам объясняли, в которой в частности ехали и автобусы с перемещенными лицами. Были попытки со стороны Грузии подорвать находящийся недалеко от Джавы мост, который, с точки зрения местных жителей, имеет большое стратегическое значение.



Евгения Назарец: Татьяна, заметно ли присутствие международных журналистов, каких-либо еще гуманитарных миссий в зоне конфликта?



Татьяна Локшина: Никаких гуманитарных миссий мы, по крайней мере, не встречали. Что касается иностранных журналистов, то уже совсем поздно ночью, добравшись обратно во Владикавказ, мы увидели в своей гостинице довольно интересное объявление о том, что все иностранные журналисты, аккредитованные при МИДе РФ, могут 12 августа, то есть наутро, в 8 часов выехать в город Цхинвали в рамках официального пресс-тура, который, судя по всему, организует Федеральная служба безопасности. Потому что сообщать об именах и изданиях тех самых журналистов нужно было непосредственно в Федеральную службу безопасности. Таким образом, мы знаем, что в ближайшие несколько часов с божьей помощью действительно достаточно большая, я предполагаю, группа иностранных журналистов, у которых есть необходимая аккредитация, все-таки попадет в Южную Осетию, попадет в Цхинвали.


XS
SM
MD
LG